Прогноз развития мировой экономики на 2019-2020 годы

 

Курсы обмена валюты и потоки капитала

По состоянию на начало июля 2018 года доллар США усилился более чем на 5 процентов в реальном эффективном выражении с февраля 2018 года, тогда как евро, японская иена и британский фунт стерлингов в целом не изменились. Напротив, некоторые валюты развивающихся рынков резко обесценились. Аргентинское песо ослабело более чем на 20 процентов, а турецкая лира — примерно на 10 процентов из-за опасений относительно финансовых и макроэкономических дисбалансов. Бразильская реальность обесценилась более чем на 10 процентов при более слабом, чем ожидалось, восстановлении и политической неопределенности. Более слабые, чем ожидалось, макроэкономические данные для Южной Африки способствовали 7-процентному обесцениванию южноафриканского ранда. Валюты крупнейших стран с формирующимся рынком в Азии по-прежнему в целом соответствуют их уровням в феврале, а китайский юань понемногу обесценивается. Отражая признаки финансового стресса в некоторых более уязвимых странах и растущую напряженность в торговле, приток капитала в страны с развивающейся экономикой ослабел во втором квартале 2018 года после сильного начала года, с повышением продаж нерезидентами портфельных долговых ценных бумаг.

Глобальный прогноз роста

 

Ожидается, что глобальный рост на 2018 и 2019 годы составит 3,9 процента, как прогнозировалось МВФ в 2018 году. В то время как тренды указывают на широкомасштабные глобальные перспективы, базовые изменения указывают на разные перспективы в разных странах. Базовый прогноз МВФ предполагает постепенное ужесточение, но все же благоприятные финансовые условия, с локализованным давлением, основанным на различиях в фундаментальных показателях. Предполагается, что нормализация денежно-кредитной политики в странах с развитой экономикой будет проводиться хорошо налаженным образом. Ожидается, что рост внутреннего спроса (особенно инвестиций, который стал важной частью глобального восстановления) будет продолжаться высокими темпами, даже если общий рост производства замедлится в некоторых случаях, когда он был выше тенденции в течение нескольких кварталов. В базовом прогнозе МВФ, как ожидается, темпы роста международной торговли будут небольшими, так как эти меры влияют лишь на очень небольшую долю глобальной торговли. Базовый прогноз также предполагает ограниченные побочные эффекты для рыночных настроений, даже если эскалация торговых напряжений является важным риском снижения международной торговли.

 

Ожидается, что в 2018 году ожидаемый рост экономики  не превысит тренда в 2,4 процента в 2018 году, как и в 2017 году, до того, как он снизится до 2,2 процента в 2019 году. Прогноз на 2018 год ниже на 0,1 процентного пункта по сравнению с апрельским прогнозом МВФ, что в значительной степени отражает более высокие, чем ожидалось замедление темпов роста в зоне евро и Японии после нескольких кварталов.

 

Ожидается, что в Соединенных Штатах краткосрочный импульс в экономике будет снижаться, причем рост прогнозируется на уровне 2,9 процента в 2018 году и 2,7 процента в 2019 году. Существенный финансовый стимул вместе с уже устойчивым частным окончательным спросом приведет к тому, что объем производства превысит потенциал и снизит уровень безработицы ниже уровня, который был зарегистрирован 50 лет назад, создавая дополнительное инфляционное давление. Импорт должен соответствовать более сильному внутреннему спросу, увеличив дефицит текущего счета США и увеличив избыточные глобальные дисбалансы.

По прогнозам МВФ, рост в экономике еврозоны темп роста будет постепенно снижаться с 2,4 процента в 2017 году до 2,2 процента в 2018 году и до 1,9 процента в 2019 году (пересмотр на 0,2 процентного пункта на 2018 год и 0,1 процентный пункт на 2019 год по сравнению с апрельским прогнозом МВФ). Прогнозы роста в 2018 году были пересмотрены для Германии и Франции после того, как экономическая активность снизилась более чем ожидалось в первом квартале, а в Италии, где ожидаются что более высокие суверенные спрэды и более жесткие финансовые условия после недавней политической неопределенности будут влиять на внутренний спрос.

Прогноз роста для Японии был отмечен на уровне 1,0 процента в 2018 году (на 0,2 процентных пункта ниже прогноза МВФ в апреле) после сокращения в первом квартале из-за слабого частного потребления и инвестиций. Ожидается, что экономика будет укрепляться в течение оставшейся части года и до 2019 года, чему способствуют более активное частное потребление, внешний спрос и инвестиции.

В последние месяцы на развивающемся рынке и в развивающихся странах наблюдаются мощные боковые ветры: рост цен на нефть, повышение доходности в Соединенных Штатах, укрепление доллара, торговая напряженность и геополитические конфликты. Таким образом, перспективы для регионов и отдельных стран варьируются в зависимости от того, как эти глобальные силы взаимодействуют с внутренними своеобразными факторами. Финансовые условия по-прежнему в целом поддерживают рост, хотя между странами существует дифференциация, основанная на индивидуальных экономических фундаментах и ​​политической неопределенности. С повышением уровня  цен экспортеров нефти, то есть из-за более высоких цен на нефть в значительной степени компенсируется совокупное сопротивление другим экономикам от сил, описанных выше, общие прогнозы роста в 2018 и 2019 годах по-прежнему остаются неизменными по сравнению с апрельским прогнозом МВФ на уровне 4,9 и 5,1 процента соответственно.

 

Развивающаяся Азия, как ожидается, сохранит свою прочную производительность, экономика которой увеличится на 6,5 процента в 2018-1919 годах. По прогнозам, рост в Китае составит от 6,9 процента в 2017 году до 6,6 процента в 2018 году и 6,4 процента в 2019 году, поскольку нормативное ужесточение финансового сектора укрепится, а внешний спрос смягчится. Ожидается, что темпы роста в Индии возрастут с 6,7 процента в 2017 году до 7,3 процента в 2018 году и 7,5 процента в 2019 году, поскольку угроза введения налога на товары и услуги исчезнет. Прогноз на 0,1 и 0,3 процентного пункта ниже на 2018 и 2019 гг. что отражает негативные последствия более высоких цен на нефть по внутреннему спросу и более быстрому, чем ожидалось, ужесточению денежно-кредитной политики из-за более высокой ожидаемой инфляции. Ожидается, что рост в группе стран АСЕАН-5 стабилизируется примерно на 5%.

В развивающихся странах Европы рост прогнозируется на уровне от 5,9% в 2017 году до 4,3% в 2018 году и до 3,6% в 2019 году (на 0,1 процентного пункта ниже, чем в апрельском прогнозе МВФ на 2019 год). Финансовые условия ужесточились для некоторых стран с большим внешним дефицитом — особенно в Турции, где рост должен снизиться с 7,4 процента в 2017 году до 4,2 процента в этом году.

Рост в Латинской Америке по прогнозам МВФ, незначительно возрастет с 1,3 процента в 2017 году до 1,6 процента в 2018 году и далее до 2,6 процента в 2019 году (на 0,4 и 0,2 процентных пункта ниже, чем прогнозировалось в апреле МВФ). В то время как более высокие цены на сырьевые товары продолжают оказывать поддержку экспортерам сырьевых товаров в регионе, скромные перспективы по сравнению с апрелем отражают более сложные перспективы для ключевых экономик из-за более жестких финансовых условий и необходимой корректировки политики (Аргентина); затяжные последствия забастовок и политической неопределенности (Бразилия); и напряженность в торговле, и длительная неопределенность в отношении пересмотра NAFTA и политическая повестка дня нового правительства (Мексика). Перспективы для Венесуэлы, которая переживает драматический крах в экономической деятельности и гуманитарный кризис, были пересмотрены еще дальше, несмотря на рост цен на нефть,

Нефтяные экспортеры на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Афганистане и в Пакистане выиграли от улучшения прогнозов цен на нефть, но перспективы стран-импортеров нефти остаются хрупкими. Несколько стран по-прежнему сталкиваются с большими потребностями в финансовой консолидации, и угроза усиления геополитического конфликта продолжает влиять на рост в регионе. По прогнозам, рост в 2017 году возрастет с 2,2 процента до 3,5 процентов в 2018 году и до 3,9 процента в 2019 году на 0,2 процента выше, чем в прогнозе МВФ в апреле 2018 года.

Ожидается, что восстановление в странах Африки к югу от Сахары будет продолжаться, чему способствует рост цен на сырьевые товары. Ожидается, что рост в этом регионе возрастет с 2,8 процента в 2017 году до 3,4 процента в 2018 году, увеличившись до 3,8 процента в 2019 году (на 0,1 процентного пункта выше в 2019 году, чем прогнозировалось МВФ в апреле 2018 года). Улучшенный прогноз отражает улучшенные перспективы  экономики Нигерии. Ее рост увеличится с 0,8 процента в 2017 году до 2,1 процента в 2018 году и 2,3 процента в 2019 году (на 0,4 процентного пункта выше, чем в апреле предусматривалось МВФ на 2019 год) на фоне улучшенных прогнозов цен на нефть. Несмотря на более слабый, чем ожидалось, первый квартал в Южной Африке (отчасти из-за временных факторов), экономика, как ожидается, несколько восстановится в течение оставшейся части 2018 года и до 2019 года, поскольку улучшения доверия, связанные с новым руководством, постепенно отражаются на укреплении частных инвестиций.

По прогнозам, рост в Содружестве Независимых Государств в 2018-1919 годах будет стабилизирован примерно на 2,3 процента, что означает повышение на 0,1 процентного пункта за каждый год по сравнению с апрельским прогнозом МВФ. Перспективы российской экономики аналогичны прогнозам в апреле, положительные результаты которых связаны с высокими ценами на нефть, уравновешенными воздействием санкций, в то время как перспективы Казахстана улучшились из-за повышения цен на нефть.

Риски потери устойчивости глобального роста

 

Хотя базовый прогноз глобального роста практически не изменился, баланс рисков в ближайшей перспективе переместился в сторону понижения, и, как прогнозировал МВФ в апреле 2018 года, остается в среднесрочной перспективе перевернутым. Вероятность более плавного роста, чем прогноз, несколько исчезла из-за слабых оборотов в первом квартале в нескольких крупных странах, умеренности высокочастотных экономических показателей и более жестких финансовых условий в некоторых уязвимых странах. С другой стороны, риски снижения оказались более заметными, в первую очередь, из-за возможности эскалации и устойчивых торговых действий, а также более жестких глобальных финансовых условий.

 

1.1      Финансовая напряженность

Недавние приступы волатильности подчеркивают возможность резких сдвигов в глобальных финансовых условиях из-за переоценки рынков фундаментальными факторами и рисками, в том числе изменения ожиданий относительно денежно-кредитной политики или последствий растущей торговой напряженности, внезапного увеличения премий за риск или срока, а также увеличения политических неопределенностей. Как обсуждалось в Отчете по WEO и Глобальной финансовой стабильности за апрель 2018 года, признаки более жесткой, чем ожидалось, инфляции в Соединенных Штатах могут привести к изменению рыночных ожиданий по повышению процентных ставок в США, которые в настоящее время значительно ниже прогнозов МВФ базового уровня. Неожиданное ухудшение аппетита к риску может спровоцировать разрушительные корректировки портфеля, ускорить и расширить оборот потоков капитала с развивающихся рынков и привести к дальнейшему укреплению доллара США, усилению экономики с высоким уровнем кредитного плеча, фиксированным обменным курсом или несоответствиям баланса. В некоторых странах еврозоны политическое бездействие и политические потрясения на национальном уровне могут привести к декомпрессии суверенного спреда, ухудшению динамики государственного долга и ослаблению банковских балансов.

Напряжение в мировой торговле

 

Перспектива также омрачена продолжающейся напряженностью в торговле и ослаблением поддержки глобальной экономической интеграции в некоторых странах с развитой экономикой. В последние несколько месяцев Соединенные Штаты ввели тарифы на различные виды импорта, что вызвало ответные меры со стороны торговых партнеров. В то же время НАФТА и экономические договоренности между Соединенным Королевством и остальным Европейским союзом подлежат пересмотру. Эскалация торговых напряжений может подорвать настроения деловых кругов и финансовых рынков, вложения инвестиций и торговли. Помимо непосредственных потерь рыночных настроений, распространение торговых мер может увеличить неопределенность в отношении потенциальной широты торговых действий, что препятствует инвестициям, в то время как более высокие торговые барьеры сделают невозможным доступность торгуемых товаров, нарушают глобальные цепи поставок,

Неэкономические факторы мировой торговли

Повышая вероятность более медленного осуществления реформ или значительных изменений в политических целях, политическая неопределенность, в том числе в контексте предстоящих выборов или их непосредственных последствий в нескольких странах, может сдерживать частные инвестиции и ослаблять экономическую активность. В Европе распродажа в конце мая  итальянских облигаций вновь обратила внимание на глубокие структурные проблемы и тонкие буферы на национальном уровне, что создает значительные риски для перспективы. Геополитические риски и внутренние беспорядки влияют на перспективы в нескольких странах, особенно на Ближнем Востоке и в Африке к югу от Сахары. Кроме того, многие страны по-прежнему уязвимы к экономическим и гуманитарным издержкам экстремальных погодных явлений и других стихийных бедствий с потенциально значительными трансграничными последствиями через миграционные потоки.

Приоритеты политики для поддержания темпов роста мировой экономики

 

В то время как базовый прогноз для мировой экономики указывает на продолжение, если еще меньше расширения в 2018-1919 годах, потенциал для разочарований возрос. На этом фоне существует еще более настоятельная необходимость в продвижении политики и реформ, которые расширяют нынешнюю свободу торговли и укрепляют устойчивость, чтобы уменьшить вероятность разрушительного кризиса. Более того, среднесрочные прогнозы на душу населения по-прежнему ниже средних показателей во многих странах. Без всеобъемлющих мер по повышению потенциального объема производства и обеспечению того, чтобы выгоды были распределены между всеми гражданами, разочарование существующими экономическими механизмами могло бы послужить дополнительной поддержкой для роста, сдерживаемого внутренней политикой. Многостороннее сотрудничество в рамках открытой, основанной на правилах свободы торговли торговой системы играет жизненно важную роль в сохранении глобальной экспансии и укреплении среднесрочных перспектив.

 

В развитых странах, макроэкономическая позиция должна быть адаптирована к созревающей циклической позиции. Там, где инфляция является целью политики финансовых властей, постепенная, хорошо связанная, зависящая от данных денежная нормализация может обеспечить плавную корректировку. С уровнями задолженности, близкими к рекордным уровням во многих странах, налогово-бюджетная политика должна при необходимости восстанавливать буферы. Темп должен быть откалиброван, чтобы избежать резкого увеличения роста, с соответствующими мерами по активизации экономической интеграции. Необходимо избегать и откатывать проциклические фискальные стимулы (например, Соединенные Штаты), в то время как страны, имеющие фискальное пространство и избыточные внешние доходы, должны предпринять дополнительные шаги, чтобы повысить потенциал внутреннего роста и устранить глобальные диспропорции (например, в Германии). Для укрепления среднесрочных перспектив странам следует уделять первоочередное внимание мерам в области предложения, которые повышают потенциальный объем производства и производительность, включая инвестиции в физическую и цифровую инфраструктуру, стимулирование участия рабочей силы, когда старение угрожает будущему предложению рабочей силы, а также повышению навыков рабочей силы. Восстановление оставшихся уязвимых мест в финансовом секторе имеет важное значение для некоторых стран с развитой экономикой в ​​зоне евро, в том числе путем непрерывной очистки баланса, содействия консолидации и повышения прибыльности банка. В более широком смысле, избегая неизбирательного отката реформ посткризисного регулирования, это поможет сохранить устойчивость в потенциально более волатильной финансовой среде.

Многие страны с формирующимся рынком и развивающимся странам нобходимо повысить устойчивость путем надлежащего сочетания фискальной, денежной, валютной и пруденциальной политики для снижения уязвимости для ужесточения глобальных финансовых условий, резких колебаний валютных курсов и оттока капитала. Долгосрочные рекомендации о важности повышения избыточного кредитного роста там, где это необходимо, поддержки здоровых банковских балансов, содержащих несоответствие сроков погашения и валютных курсов и поддержания упорядоченных рыночных условий, стали еще более актуальными в условиях возобновленной волатильности рынка. В целом, с учетом гибкости обменного курса будет важным средством смягчения последствий неблагоприятных внешних потрясений, хотя следует внимательно следить за последствиями ослабления обменного курса на балансах частного и государственного секторов и внутренних инфляционных ожиданий. С учетом того, что за последние десять лет в странах с формирующимся рынком и странах с низкими доходами быстро растет уровень задолженности, налогово-бюджетная политика должна быть сосредоточена на сохранении и восстановлении буферов там, где это необходимо, посредством благоприятных для роста мер, которые защищают наиболее уязвимых слоев населения. Для повышения потенциального роста и расширения его охвата структурные реформы по-прежнему необходимы для смягчения узких мест в инфраструктуре, укрепления бизнес-среды, повышения человеческого капитала и обеспечения доступа к возможностям для всех слоев общества.

Многостороннее сотрудничество по- прежнему имеет жизненно важное значение для решения проблем, выходящих за границы стран. Глобальная экономическая интеграция в рамках открытой, основанной на правилах многосторонней торговой системы повысила уровень жизни, помогла повысить производительность и распространить инновации во всем мире. Чтобы сохранить и расширить эти выгоды, странам следует совместно работать над дальнейшим сокращением торговых издержек и разрешать разногласия без повышения тарифных и нетарифных барьеров. Совместные глобальные усилия имеют важное значение для целого ряда других областей, таких как завершение программы реформы финансового регулирования, предотвращение дальнейшего наращивания избыточных глобальных дисбалансов, укрепление международного налогообложения и смягчение последствий изменения климата и борьба с ним.