Психологический анализ представлений о смерти в содержании семантической памяти

Оглавление

 

 

 

Введение. 2

1      Понятие семантической памяти и ее роль в формировании общих представлений о смерти. 4

2      Анализ представлений о смерти в психологии. 8

Заключение. 15

Список литературы.. 16

 

 

Введение

Последнее десятилетие двадцатого века и первые – двадцать первого стали свидетелем тихой революции в отношениях со смертностью. В настоящее время происходят драматические изменения в демографических моделях, поскольку люди живут много дольше и тратят больше времени, размышляя о предстоящей смерти. Смерть, ранее скрываемая и отвергаемая в представлениях, стала чаще обсуждаться и анализироваться. С закрытием современной эры приватизация и секвестрация смерти, ставшая мантрой социологов, постепенно разрушались благодаря новой открытости. Страх людей перед неизбежной смертью доминировал и выражал глубокую обеспокоенность людей. Не добавляет оптимизма постоянные публикации в прессе о жадной до прибыли индустрии похорон, новых бессмысленных ритуалах и обычаях и притворстве многих скорбящих, ожидающих скорого раздела имущества покойного. Все это не прибавляет оптимизма.

Однако существуют яркие социальные обычаи и религиозные представления, в частности, о бессмертии души, которые качественно меняют психологические представления о смерти.

Важной составляющей этого процесса является дискурс, который окружает смерть. Способы, которыми люди размышляют о смерти с точки зрения того, что это хорошее или плохое, естественное или неестественное событие связан с общим функционированием структуры декларативной или семантической памяти (термин происходит от греч. σημαντικός то есть «обозначающий») — предназначенной для выделения, хранения и обновления обобщенных сведений о мире. Представления о смерти работают как мощные социальные нормы, заставляя живущих «приемлемыми» способами говорить о смерти. Смертельные случаи часто объясняются как «позитивные», потому что они были «со смыслом», так как они соответствовали идеализированному видению контролируемого с медицинской точки зрения события или, наоборот, потому, что они были необъяснимы, вопиющи с точки зрения даже обыденной логики жизни. Анализ этих представлений показывает, что они дают постоянно меняющийся калейдоскоп описаний смерти, в котором все возможные представления о смерти накладываются друг на друга.

Очевидно, что содержание представлений о смерти имеют очень реальное влияние не только на процесс умирания, но и на то, как живущие переживаем свои тяжелые утраты.

Семантическая память сохраняет и отражает взаимодействие ритуалов, обычаев, представлений, в которой язык, обычай, ритуал, наука и средства массовой информации переплетаются, чтобы создать образ, который является одновременно и иным, и тем же, что обобщают представления о смерти в других культурах, в прошлом и в настоящее время.

Таким образом, тема работы является актуальной.

Цель работы –психологический анализ представлений о смерти в содержании семантической памяти.

 

1        Понятие семантической памяти и ее роль в формировании общих представлений о смерти

Семантическая память играет критически важную роль в рассуждении и принятии решений. Это позволяет человеку абстрагировать полезные знания, полученные из его прошлого опыта. Модель семантической памяти включает в себя набор нейронных процессов, с помощью которых она может передавать знания и сотрудничать с другими системами долговременной памяти, включая эпизодическую память и процедурную память. В частности, общий процесс развития представлений о смерти строится так, что различные типы семантического знания могут быть консолидированы и перенесены из определенного опыта, закодированного в эпизодической памяти. Также существуют определенные формы взаимодействия памяти между семантической памятью и процедурной памятью, посредством которых может быть достигнута более эффективная консолидация опыта. Экспериментальные исследования показывают, что процесс передачи знаний из эпизодической памяти в семантическую память способен извлекать новые знания и формировать новые представления.

Семантическая память — это коллективная память о концепциях, фактах, значениях и других формах общего знания, которая составляет основу нашего понимания себя и нашей окружающей среды независимо от конкретного опыта. С учетом фактов, что существует множество разнообразных ежедневных познавательных действий, например, рассуждения, планирование и запоминание, которые зависят от обширного запаса семантического знания, при этом семантическая память показывает значимый вектор поведения человека[1].

Благодаря гибкому извлечению, манипулированию и связыванию составляющих фактов и понятий из семантического хранилища человек интерпретирует внешнюю среду и взаимодействует, соответственно, с внешней обстановкой, людьми и информацией. Семантическая память, являясь неотъемлемой частью долговременной памяти человека, также играет критическую роль в когнитивном развитии с интенсивным взаимодействием с другими когнитивными компонентами, особенно с эпизодической памятью и процедурной памятью.

Принято считать, что знания в семантической памяти можно считать производными от специфического опыта, хранящегося в эпизодической памяти. Кроме того, семантическая память направляет функции рассуждения и принятия решений в повседневной жизни и, следовательно, влияет на развитие двигательных и когнитивных навыков в процедурной памяти[2].

В литературе было предложено множество моделей для изучения лежащей в основе структуры и механизма формирования и приобретения семантической памяти. Большинство существующих моделей семантической памяти представляют и изучают выбранную форму семантического знания как автономный компонент памяти. Экспортируя знания из эпизодической памяти в семантическую память, человек способен непрерывно приобретать знания об окружающей среде и изменять свое восприятие, включая общие представления о смерти[3].

Использование семантического знания, то есть формирование новых декларативных воспоминаний, зависит от гиппокампа и связанных с ним структур в медиальной височной доле. Когда эти структуры повреждены, то старые декларативные воспоминания в значительной степени исчезают, но какие — либо новые общие воспоминания плохо усваиваются. На современном этапе, процесс, посредством которого гиппокамп и другие структуры головного мозга способствуют формированию долговременной памяти не полностью изучены. Некоторые исследователи полагают, что гиппокамп выступает в качестве временного хранилища для новой информации, которая затем постепенно переходит на постоянное хранение в коре головного мозга. Другие исследователи полагают, что гиппокамп фактически никогда не хранит информацию, но необходим в процессе разработки новых воспоминаний[4].

Обычно стареющие и пожилые люди не имеют существенные нарушения в семантической памяти. На самом деле, их знания о мире часто превосходит знания молодых людей. Кроме того, хотя доступ к информации может быть несколько замедлен (особенно для некоторых слов и имен), но организация системы знаний, кажется неизменной с возрастом. Смысловые воспоминания, в том числе представления о смерти, как полагают, хранятся в различных частях головного мозга. Старение главным образом влияет на эпизодическую память, а именно на память о конкретных событиях или событиях, имевших место в прошлом. Хотя многие пожилые люди считают, что их память для удаленных от сегодняшнего для событий лучше, чем их памяти о недавних событиях, вполне вероятно, что старые воспоминания стали семантической моделью, сохраняющей общую смысловую информацию, но ей не хватает деталей, в частности, пространственного и временного контекста[5].

Старые воспоминания часто замещают то, что теперь для пожилых людей делать проблематично — это запоминание контекста или источника информации: то есть что, где и когда они слышали или читали, или конкретных минувших события. Например, часто пожилые люди не помнят о смерти многих близких или знакомых людей, считая некоторых умерших живыми и наоборот. Кодирование и извлечение этих видов специфических деталей событии прошлого может стать весьма затруднительным, так как проводящие нейроны могут иметь низкую производительность[6].

Хотя семантическая память в значительной степени сохраняется в старости, тот факт, что извлекается из семантической памяти является общее знание, а не конкретные детали, может внести свой вклад в формирование представлений о смерти у пожилых людей как общих, лишенных специфических деталей. Например, затруднен поиском имени в памяти имени человека или конкретных слов для конкретного контекста, связанного со смертью[7].

Однако, представления о смерти формируются в течение всей жизни. Специфика информации, которая заложена в семантической памяти в тот или иной период жизни может отражать то, что долговременная семантическая память позволяет вспомнить.

С системной точки зрения, человек это как комплекс, состоящий из физического материала и психических процессов. Материально человек сделан на основе иерархии клеток, тканей, органов и систем, с мозгом на вершине центральной нервной системы. В духовном слое, есть та же иерархия, с разными фракциями памяти, по разному взаимодействующими друг с другом в каждом организме, в результате чего формируются самые разные уникальные организмы. Поэтому имеет смысл говорить только об общих трендах представлений о смерти, которые как раз и формируются в семантической памяти.

 

 

2        Анализ представлений о смерти в психологии

Любая культура сталкивается с определенными физическими, психологическими и социальными проблемами, когда кто-то умирает. Реакция человека на смерть является одной из наиболее показательных проблем, в том числе и точки зрения отражения этого процесса в семантической памяти, которая особым образом формирует концептуальное видение процесса умирания из кусочков «мозаики» — конкретных свидетельств, закрепленных другими видами памяти. Представления человека о смерти формируются во многих местах: в больницах, хосписах, дома, в похоронном бюро, в церкви, крематории или на кладбище. Однако у разных людей в одно время и у общества с течением времени есть разнообразие этих представлений. Церемонии похорон, которые варьируются от скромных ритуальных обрядов, сохраняющих свой набор обрядов на протяжении веков до самых модернистских концепций похорон, например, отправку праха в космос[8], отражают как непрерывность памяти, так и изменения.

К изучению представлений о смерти можно подходить разными способами. Психолог может описать процесс умирания, обсудить этические дебаты, бушующие вокруг смерти как события, попытаться описать чувства понесших утрату, изучить обстановку хосписа, клиники или церкви, которые имеют дело с умирающими и умершими, или анализировать ритуалы похорон во взаимосвязи с переживаниями участвующих в них людей. В прошлом эти темы были разделены на отдельные и дискретные фрагменты. Изучение горя – это отдельный объект психологии. Однако редко возможно или желательно исследовать аспект смерти в изоляции от других событий. Если попытаться описать ритуал смерти, то нужно также зафиксировать настроения участников. Традиционные границы, которые, например, означают, что психологи беседуют с скорбящими вдовами в целях изучения феномена смерти, начинают рушиться. Многие исследования открывают новые горизонты. Например, психологи могут сосредоточить внимание на построении представлений о смерти и потерях посредством понимания процессов формирования концепций семантической памяти.

Часто представления о смерти связано с ритуалами. В нашей современной культуре, ориентированной на терапию, многогранный характер участия в ритуале часто отрицается в пользу модели, в которой ритуальные действия рассматриваются только как канал для выражения эмоций. Однако на самом деле ритуалы похоронного погребения чаще всего оказываются связанными с проявлением как раз представлений о смерти[9].

Изучение различных ритуалов, мировоззрений и институтов смерти и похорон, может позволить идентифицировать психологические представления, на которых они основаны. Представления о смерти во многом являются «неявными» в социальном мире, так как об этом не принято говорить громко. Тем не менее человек должен всеми способами фиксировать и интерпретировать повседневную реальность, которая потом как система ценностей, идей и практик откладывается в семантической памяти.

В обществе существуют традиции, моральные ценности, которые помогают установить порядок, позволяющий людям ориентироваться в материальном и социальном мире и осваивать его. Для обеспечения возможности общения между членами сообщества существует язык, предоставляющий им код для социального обмена и для однозначного обозначения и классификации различных аспектов мира и их индивидуальной и коллективной истории. Тем не менее, нужно иметь в виду, что реальность этих психологических представлений реализуется в повседневных социальных действиях. Таким образом, различные психологические представления воплощаются в социальных обменах, ритуалах и институтах, что делает их столь же изменчивыми, как и практики, в которых они выражаются.

Учеными описаны различные практики и институционализированные представления о смерти от «одомашненной смерти» в Средневековье, отмеченной близким знакомством с ежедневным опытом умирания, до нынешней «смерти в одиночестве», в которой медикализация и скрытность смерти являются следствием современной трактовки влияния процессов умирания на психику, стремящейся уменьшить скорбь[10]. Культурные и исторически установленные практики позволяют выделить набор мыслей и представлений о смерти. Но в этом случае, однако, речь идет не о психологии смерти, и скорее об антропологии смерти. Это можно сказать и о любом объекте познания: хотя существует историко-антропологическое измерение, имеющее социальную и контекстуальную ценность и значение, проблема в отношении психологических механизмов и результатов, объясняющих субъективное появление определенных идей, мыслей или их систем, остается. Феномен смерти неизбежен для любой человеческой группы, поэтому ожидается, что психология изучит идеи, убеждения и представления о смерти. Но несмотря на центральное место понятие смерти, которое занимает оно среди других фактов человеческого бытия, сравнительно очень мало уделяется внимания изучению этого феномена[11].

Смерть — это сложное понятие, в котором подразумеваются другие субопонятия, такие как[12]:

  • универсальность — все живые существа умирают,
  • причинность — смерть всегда порождается причиной, причиной которой является эффект необратимости (невозможно жить снова, как только человек умрет).

Постепенное и последовательное приобретение таких смысловых компонентов позволяет определить уровни развития семантической памяти, в которых эти подпонятия интегрируются в процессе достижения перспективы конкретного возраста человека.

Тем не менее, есть, конечно, еще одна проблема методологического характера, и именно это является причиной противоречия в результатах всех исследований представлений о смерти. Инструмент, выбранный для получения данных, изменяет то, что можно наблюдать исследователю непосредственно. То есть вопросы о представлениях о смерти могут заставить человека, в конечном счете, изменить принятые его семантической памятью предположения — явные или скрытые. Семантическая память постоянно дополняется результатами других видов памяти и это процесс внесения изменений непредсказуем. Коротко говоря, можно констатировать, что различные исследования изучают субъективные знания. В рамках общего вопроса о том, что субъект исследований думает о смерти, могут сосуществовать многие самые разные вопросы. Представления о смерти оказываются отчасти эфемерным объектом, который формируется под воздействиями самых разных социальных практикам, знаний, хранящихся в семантической памяти. Объекты индивидуального знания вписываются в сети смысла и социальных практик[13].

Понимание человеческой смерти подразумевает понимание биологических процессов жизненного цикла, а также интернационализацию социальных практик, которые принимают соответствующие меры для конституциирования этого представления. Вот почему рассмотрение установленных представлений смерти не является оправданным без соотнесения индивидуальных представлений с формируемых общественными институтами психологическими установками. Прежде всего, речь идет о религии. Религии представляют собой совокупность явных практик и представлений, относящихся к концу жизни, и именно поэтому религиозные представления становятся одним из привилегированных направлений формирования ядра семантической памяти для конкретного человека. Причем его религиозность не имеет особого значения, так как отрицание религии можно рассматривать как религию определенного рода[14].

Таким образом, можно выдвинуть предположение о развитии представлений о смерти, характеризующих форму знаний в семантической памяти, с самого раннего возраста и до глубокой старости. Понятие смерти развивается аналогично другим понятиям. Другими словами, в семантической памяти существуют одни и те же механизмы трансформации для разных понятий и представления о смерти, которые развиваются в направлении повышения сложности с возрастом. Это основной вывод, следующий из концепции психологии развития[15].

Основополагающая гипотеза о формировании представлений о смерти в семантической памяти заключается в том, что они модулируются соответствующими социальными представлениями группы и их синтезом с индивидуальным знанием из чего формируется сеть контекстных значений представлений о смерти в диалектическом отношении.

Подводя итог, можно сказать, что представления о смерти в семантической памяти — это сквозное понимание места смерти, сформированное с учетом социального взаимодействия индивида, учета исторически возникших конструкций и интерпретаций, которые порождаются в культуре общества.

Представления о смерти у каждого человека имеют определенную степень оригинальности, которая делает их уникальными. Одновременно они представляют собой убеждения, которые являются сильно идеологизированными и представляют собой проекцию социальных представлений общества. На этом пересечении семантическая память формирует синтез оригинальности и проекции, превращая смерть в объект сложного знания в последующем.

В качестве примера можно привести одну из наиболее распространенных и повторяющихся идей – это сохранением жизни после смерти. Таким образом, человек в семантической памяти строит общую концепцию, импортируя ее основные черты из идеологий какой-то религии, например, подкрепляя эту концепцию общими образцами собственной практики. Эти образцы импортируются из эпизодической памяти, но в семантической памяти хранятся не в конкретном, а абстрактном виде, служа как бы подкреплением общей гипотезы.

Так религиозные люди склонны считать, что мертвые по-прежнему существуют на небесах, в аду или в каком-то другом месте. Здесь «небо» — это всегда концепция, эквивалентная повседневному опыту: пространство, где мы наблюдаем звезды или небесные тела. С другой стороны, чтобы оправдать эти представления, импортированные и религии, люди создают действительно оригинальные идеи — в отличие от идей, которые могут быть идентифицированы как исходящие из религиозных, семейных представлений или представлений, происходящих из вымышленных мнимых или популярных повествований, дополняя эти представления своей собственной «изюминкой». Очевидно, что конфликты, которые могут возникнуть из этих первоначальных древних и внутренне противоречивых идей, заставляют людей вводить объяснительные гипотезы, интегрируя системы идей различного происхождения. В основе этих сторонних концепций часто лежат идеи материального сохранения энергии или экологического взаимодействия живых существ, переформатирования в новые формы материальной жизни и т. д. В связи с этим важно обратиться к сильной связи между представлениями о смерти людей в семантической памяти с культурными установками общества, с отдельными теориями и концепциями, выведенными из собственной социальной практики.

Следовательно, представления о смерти в семантической памяти у каждого конкретного человека индивидуально, но оно хранит черты практик и теорий социальной группы.

Заключение

Осознание человеческой смертности возникло очень давно, на заре человеческой цивилизации. Во временя эволюции, люди сформировали основной механизм, посредством которого они имеют дело с экзистенциальным беспокойством о смерти – ее отрицание во многих своих формах. Таким образом, отрицание является основой существующих разнообразных ритуалов.

Семантическая память создает описание мира беспристрастностью и объективностью, максимально доступной познанию человека. Она содержит концепции смерти, которые взяты из тех или иных идей, существующих в обществе и выводов, сделанных на основе личного опыта. Смысловые представления о смерти являются концепциями, которые люди совершенствуют всю жизнь. Прежде чем стать войти в семантическую память, такого рода представления должны пройти через кратковременную память человека. Затем осуществляется переработка этой информации путем глубокого взаимодействия или понимания этой информации на основе прошлого опыта.

Конкретные представления, без сомнения, варьируются от человека к человеку. Тем не менее, существует значительная психологическая литература, которая рассматривает общее влияние различных факторов на различия представлений о смерти.

Вопросы, связанные с представлением о смерти, умиранием и тяжелой утратой индивидуальны для каждого человека. Обзор литературы позволяет сделать вывод, что горе является очень индивидуальным процессом.

Однако общие механизмы семантической памяти позволяют синтезировать, универсализировать индивидуальный опыт и опыт развития общества, отразим в семантической памяти некие общие для большой социальной группы представления.


Список литературы

  1. Абэ Сигэру Религия материалиста. Вселенская жизнь человека. М.: Аспект-Пресс, 1993.с. 16.
  2. Ананьев Б.Г. К проблеме возраста в современной психологии // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003.
  3. Антоненко В.З. Происхождение и эволюция идеи о посмертном существовании. -Казань, 2015.
  4. Анцыферова Л.И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2013.
  5. Баксанский O.E., Васина Л.В. Эпитафия как выражение портрета эпо-хи//Идея смерти в российском менталитете/Под ред. Ю.В. Хен. СПб.: РХГИ, 2015.
  6. Гуревич П.С. О жизни и смерти // Жизнь земная и последующая. URL: http://modernlib.ru/books/gurevich_p/o_zhizni_i_smerti/read/
  7. Данилова Н.Н. Психофизиология. Главная». … М.: Аспект Пресс, Учебник для вузов. 2001.
  8. Донцова Е.В. Опыт сравнительной диагностики содержания представлений о смерти как фактора проявления тревоги небытия и совладания с ней // Вестник КРАУНЦ,. Гуманитарные науки. Выпуск № 2 / 2011
  9. Иванников В.А. Общая психология. — М.: Юрайт, 2015.
  10. Марцинковская Т.Д. Психология. — М.: Академия, 2013.
  11. Нуркова В.В., Березинская Н.Б. Общая психология. — М.: Юрайт, 2013.
  12. Похоронный бизнес в космосе URL: http://lpgenerator.ru/blog/2016/01/28/pohoronnyj-biznes-v-kosmose/
  13. Стародубцева Е. А. Механизмы хранения и извлечения знаний из памяти // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. Выпуск № 1 (29). 2014.
  14. Холмогорова А.Б., Страх смерти: культуральные источники и способы психологической работы URL: http://psyjournals.ru/mpj/2003/n2/Holmogorova.shtml
  15. Шнейдер Л. Смерть как ритуальное, профессиональное и материальное URL: http://rl-online.ru/articles/4-02/223.html

 

[1] Иванников В.А. Общая психология. — М.: Юрайт, 2015. С. 102.

[2] Стародубцева Е. А. Механизмы хранения и извлечения знаний из памяти // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. Выпуск № 1 (29). 2014.

[3] Нуркова В.В., Березинская Н.Б. Общая психология. — М.: Юрайт, 2013. С. 124.

[4] Данилова Н.Н. Психофизиология. Главная». … М.: Аспект Пресс, Учебник для вузов. 2001. С. 131.

[5] Марцинковская Т.Д. Психология. — М.: Академия, 2013. С. 65.

[6] Ананьев Б.Г. К проблеме возраста в современной психологии // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.112-118.

[7] Анцыферова Л.И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2013. — С.119-126.

[8] Похоронный бизнес в космосе URL: http://lpgenerator.ru/blog/2016/01/28/pohoronnyj-biznes-v-kosmose/

[9] Шнейдер Л. Смерть как ритуальное, профессиональное и материальное URL: http://rl-online.ru/articles/4-02/223.html

[10] Донцова Е.В. Опыт сравнительной диагностики содержания представлений о смерти как фактора проявления тревоги небытия и совладания с ней // Вестник КРАУНЦ,. Гуманитарные науки. Выпуск № 2 / 2011

[11] Гуревич П.С. О жизни и смерти // Жизнь земная и последующая. URL: http://modernlib.ru/books/gurevich_p/o_zhizni_i_smerti/read/

[12] Холмогорова А.Б., Страх смерти: культуральные источники и способы психологической работы URL: http://psyjournals.ru/mpj/2003/n2/Holmogorova.shtml

[13] Антоненко В.З. Происхождение и эволюция идеи о посмертном существовании. -Казань, 2015. С.32.

[14] Абэ Сигэру Религия материалиста. Вселенская жизнь человека. М.: Аспект-Пресс, 1993.с. 16.

[15] Баксанский O.E., Васина Л.В. Эпитафия как выражение портрета эпо-хи//Идея смерти в российском менталитете/Под ред. Ю.В. Хен. СПб.: РХГИ, 2015. С. 74.