Роль нефтегазового сектора в социально-экономическом развитии России — страница 39-40

В итоге курс зарубежной валюты падает. Правда, собственных средств у ЦБ не так много, поэтому банкирам приходится деньги печатать. Центробанк, таким образом, одновременно и укрепляет курс рубля, и способствует инфляции.

Поток нефтедолларов привел к изобилию денег в России  и отодвинул на второй план проблему эффективности. Правительство взялось за осуществление разного рода проектов, которые с трудом можно назвать экономически обоснованными. Реально все свелось к госзакупкам, которые и так традиционно являются самым коррупциогенным звеном российской действительности. Произошло разбухание бюджетных расходов, которые не просто будет урезать. Неэффективным было поведение многих российских компаний, которые наращивали задолженность в надежде на беспрестанный рост экономики и рост выручки соответственно.

Поэтому в этом плане последствия снижения цен на нефть будут позитивными, так как заставят российское правительство и компании жить по средствам и ориентироваться на экономические законы, а не свои собственные. Сдувание «мыльных пузырей» на фондовом рынке и прочих финансовых рынках было неизбежным. Это несоответствие инвестиций и инвестиционных потребностей. Но такое развитие событий очень сильно повредит финансовым рынкам, которые традиционно не пользуются у россиян доверием и подвели их в очередной раз. Накопления россияне в последнее время старались не делать, так как все население покупало товары в  кредит.

Для инвестиционных целей в 2005 г. в России был создан специальный Инвестиционный фонд. До 2008 г. из его средств не было профинансировано ни одного крупного и важного проекта. К концу 2007 г. в нем накопилось порядка 145 млрд. рублей, а потрачено за три года – лишь 1,8 млрд. рублей. В настоящее время резервный фонд практически исчерпан, а новые поступления в него отсутствуют ввиду резкого повышения расходных обязательств государственного бюджета в посткризисный период.

Как отмечают зарубежные эксперты, Россия, извлекая выгоду от высоких цен на сырье, не пытается инвестировать эти неожиданные доходы в долгосрочное экономическое развитие. После завершения очередной фазы сырьевого цикла Россия может столкнуться с жесткой экономической коррекцией, а с истощением запасов – и с глубоким структурным кризисом. Ситуация усугубляется тем, что производительность российских нефтегазовых активов не высока и имеет тенденцию к падению. Например, заработная плата в газовой промышленности, которая уже в 1997 г. почти в 4 раза превышала средне промышленный уровень, продолжила рост исключительно быстрыми темпами и в 1997–2011 годах, хотя производительность труда в ней понизилась за этот период времени на 20% (почти во всех других отраслях промышленности она за этот период возросла). В нефтедобывающей промышленности при падении производительности на 19%, уровень зарплаты вырос на 52%. В результате ведущие российские сырьевые компании значительно отстают по уровню эффективности от своих зарубежных конкурентов[1].

Обилие нефтедолларов пока не сказывается сколько-нибудь благоприятно на отечественной нефтепереработке. Если в советское время (1980-1990 годы) доля этой отрасли в промышленных инвестициях достигала 20%, то к 2005 г. она опустилась до 4%. В списке 50-ти крупнейших химических компаний мира есть китайские, корейские, индийские, бразильские, мексиканские, но ни одной российской. Политика российских компаний особенно удручает на фоне других крупных нефтедобывающих стран – Саудовской Аравии, Венесуэлы, Кувейта, которые провозгласили государственной задачей переработку на национальных предприятиях не менее половины добываемых ресурсов

[1] Кондратьев В. Участь и предназначенность нефтяных доходов [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.intertrends.ru/sixteenth/001.htm, свободный. — (Дата обращения — 21.01.2012).