Особенности фактора пространства при формировании российского государства до конца XVII века

Место и пространство
Термин «крестьянская среда» подразумевает среды, в которых жили русские крестьяне в ходе своей повседневной жизни. Они были, следовательно, локальным окружением для большей части населения. Но окружающая среда также может быть существенным в более широких масштабах — в масштабах региона, государства и даже международном масштабе. Среды, рассматриваемые в этих масштабах могут отрицательно сказываться на повседневной жизни крестьянина, но они также имеют последствия за пределами уровня повседневного опыта. Рассмотрим некоторые из способов, в которых русское общество, в конечном итоге ставшее московским государством, находилось под влиянием его местоположения через постоянно расширяющийся сегмент евразийской массы земел. Такое расположение повлекло за собой то, как русские справлялся с самим фактом обширного пространства.
Мы знаем относительно мало подробных обстоятельств, которые присутствовали при ранней российской миграции через смешанный лес и лесостепь в века до монгольского завоевания. Очевидным является то, что в этих регионах не хватало людей, и что, когда сюда мигрировали русские люди они перемешивались и в какой-то степени слились с их финно-угрорскими жителями Прибалтики и другими предшественниками. Кажется, что русские встречали при своей миграции в этот ранний период ограниченное организованное сопротивление. Сильное сопротивление было в значительной степени из степи, чьи кочевые жители оказали более ожесточенное сопротивлению прибытию туда российских земледельцев. Позже угроза, исходящая от этого направления выросла с приходом более воинственных народов с востока, в частности печенегов, половцев и татар. Как хорошо известно, русские, таким образом, медленно заселяли степи на протяжении многих веков, а также иногда приходилось платить дань, и защищаться от кочевых соседей и их агрессии. Проникновение в степи Урала также долго тормозилось кочевниками.
Как и в смешанном лесе, проникновение и заселение северных земель Россия также протекало без особого организованного сопротивления. На востоке, однако, движение колонизации было затруднено до того, как Казанское ханство было окончательно завоевано Иваном Грозным в 1552 году После этого русское завоевание Сибири прошло замечательно быстро, и первое русское поселение на Тихом океане было образовано в 1649 году. Только тогда, когда русские столкнулись с китайцами во время расширения на восток в конце семнадцатого века, то их растущие амбиции на Дальнем Востоке встретились с серьезными трудностями. Даже тогда, однако, было много возможностей для дальнейшего расширения в сторону Берингова пролива и, в конечном счете, на континент Северную Америку.
К западу от российской сферы ряд государств и организаций постоянно конкурировали с русскими для контроля над территорией. Они включали в себя как относительно эфемерные организации, такие как тевтонские рыцари и организованных государства, такие как Швеция, Польша, Венгрия и Литва. В этих регионах, поэтому, геополитическая ситуация была гораздо более европейской, с организованными государствами, конкурирующих друг с другом и сложной территориальной экспансией любого из них. Только в семнадцатом столетии русское государство стало достаточно мощным, чтобы сделать значительные территориальные успехи в этом направлении.
Поэтому ситуация в России на евразийских землях оказалась решающей для ее долгосрочного развития, и государство в конечном счете расширяется практически во всех направлениях от небольшого ядра, которое занимала Московия в начале четырнадцатого века. Нигде в Европе не происходила государственная экспансия в таком масштабе — те западноевропейские государства, которые начали основывать империи с пятнадцатого века и далее моли сделать это только за границей России. А Россия в качестве государства на восточной границе Европы стала уникальным местом, чтобы основать крупнейшую империю всей Евразии.
Историки давно спорят над причинами и характером колонизационных процессов, которые помогли построить Российскую империю. Некоторые из них подчеркивали ведущую и стимулирующую роль государства в своем стремлении к власти и ресурсам. Другие больший упор делаеют на спонтанные и оппортунистические решения простых русских крестьян и других жителей, поскольку они стремились противостоять угрозам или использовать большую часть возможностей по мере их возникновения. В девятнадцатом веке, к примеру, украинские националистические историки утверждали, что русская колонизация лесостепи и степь в шестнадцатом и семнадцатом веках в основном проходила под эгидой государства, противопоставляя это действиям украинских казаков, которые распространялись альтернативным образом, то есть самостоятельно. Многие советские историки с их точкой зрения на историю с классовой основы предпочли подчеркнуть спонтанную крестьянскую миграцию и урегулирование в рамках классовой борьбы против притязаний феодального государства. Обращаясь к спонтанной внутренней колонизации крестьян в смешанном лесу, следует отметить, что большинство крестьян предпочли жизнь без государства. Их борьба с природой была трудной, порой жестокой, но они часто, видимо, чувствовали, что это было не так сложно, как несение поборов и несправедливостей, возложенных на них государством. Несомненно, ситуация за период до конца XVII века изменялась на разных границах и в разные моменты времени: иногда крестьяне не брали на себя инициативу, иногда государство,
Вопрос о том, каким образом и с какой степенью легкостью люди были в состоянии двигаться через огромные расстояния России, естественно, возникает. Реки имели явно решающее значение. Когда составители Повести временных лет пытались объяснить, где в мире лежала их земля, они думали в основном с точки зрения рек и речных путей. Племена и народы названы в связи с ними. Реки, таким образом, по-видимому, занимают центральное место в идентичности ранних русских. Они были важны для крестьян в качестве поставщиков значительных ресурсов. И они были главным транспортными путями. Текущие через безликую Восточно-Европейскую равнину широкие и спокойные реки обеспечивают относительно простые средства связи. Кроме того, они часто составляют барьеры для тех, путешествует по суше. Летописцы и другие продемонстрировали глубокие знания речных систем и связывающих их волоков с раннего периода.
Не существует никаких сомнений, то, что речная сеть помогла связать отдаленные российские регионы вместе. В эпоху перед прогрессом транспорта, движение по воде в целом дешевле и эффективнее, чем сухопутное из-за снижения трения. Согласно одной оценке, та же самая сила, которая может продвинуть нагрузку 1,6 тонны со скоростью одного метра в секунду вдоль гладкой горизонтальной дороги может двигать 60-100 т с той же скоростью над неподвижной водой. Адам Олеарий в своем путешествии из Москвы в Астрахань по Волге в конце 1630 сообщил, что видели плоскодонные лодки с 400-500 пудами грузов (в основном соли, икры и соленой рыбы) и до 200 бурлаками на борту, необходимыми для буксировки при движении в противоположном направлении. Олеарий покинул Москву 30 июня и прибыл к месту назначения, после многочисленных остановок, 15 сентября. Согласно одной оценке, средняя скорость речных судах, предназначенных для перевозки пассажиров в семнадцатом веке колебалась от 44 до 85 километров в двадцать четыре часа. Путешествующий вниз по течению плал быстрее (скорость движения Олеария достигала 144 километров в сутки), и от 44 до 85 километров в сутки была скорость путешествия вверх по течению. В то же время путешествия по воде сталкиваются с многочисленными трудностями и часто было опасным. Таким образом, навигационный сезон был ограничен, и часто было нужно хранить груз в течение зимы, увеличивая вероятность того, что он может погибнуть или быть украден. В дополнении к зимней заморозке, весенние паводки и летние засухи могут мешать навигации. Многие реки страдают от порогов или водопадов, что приводит к необходимости делать волоки вокруг препятствий. Отмели и другие проблемы добавляли сложность к перемещениям по руслу реки. Путешествие вверх по течению было неизменно медленным и трудным. Команды бурлаков стали организовываться на Волге с шестнадцатого века, чтобы помочь кораблям путешествовать в направлении вверх по потоку. Парусные суда во многих озерах России имеет много преимуществ, в том числе расширенные возможностей для использования паруса, но существует повышенный риск кораблекрушения в штормах.
По свидетельсву путешествующего вниз по Волге Олеария, его экспедиция столкнулась со многими из опасностей, ожидаемой речной экспедиции по степи в семнадцатом веке. Он был задержан татарами, ему угрожали казачьи разбойники, он потерял якорь из-за утопленного дерева в русле реки, ему встречался лед, столкнулся с проблемами из-за сильных встречных ветров, пострадал от еди, состоявшей из черствого хлеба и сушеной рыбой и столкнулся как с очень жаркой, а также бурной и ненастной погодой, которая в дальнейшем препятствовала их прохождению.
Это была поездка переполненная инцидентами, и она не может быть, необычной, скорее всего она протекала как и многие так за этот период.
В зимний период, когда реки были заморожены, или на маршрутах, где реки были слажны для навигации, необходимы были дороги. Среди наиболее заметных из дорог были традиционные шляхи татар, которые следуют водоразделам от южной степи и вверх, к сердцу Московии и которые использовались татар для их экспедиций в Россию. Со своей стороны русские имели лишь ограниченное применение этих шляхов, так как они имели свою собственную сеть дорог в регионе. Это была, однако, стратегическая угроза и, таким образом, стала предметом защитных мер, так как государство старалась перерезать эти шляхи. Другие важные магистрали включали один погонный путь от Москвы до Ярославля», на Вологду, а оттуда либо по дороге и / или реке до Архангельска, или через реки Сухона и Северная Двина к тому же порту. Это был маршрут очень часто используется российскими и иностранными торговцами и иностранными послами в шестнадцатом и семнадцатом веках. К северо-западу от Москвы проходила Новгородская дорогуа которая использовалась при Олеарии на его пути из Западной Европы, в то время как на западе через Московско-Смоленский хребет проходилмаршрут через Вязьму, Дорогобуж, Смоленск и в Литву. Одним из наиболее значимых маршрутов с конца шестнадцатого века была объединенный речной-дорожный маршрут в Сибирь. К концу шестнадцатого века этот маршрут выходил из Великого Устюга на реке Сухона на севере, Сольвычегодск, Лалинск, Чердынь и Соликамск, а затем шел к Тавде и Тобоул в Сибири. В 1595 году было принято решение изменить этот маршрут на более прямой тот, который пересекал Урал в Верхотурье. Отсюда дорога шла через Туру и Тобол в Туринск, Тюмень и Тобольск. С середины семнадцатого века новый маршрут был открыт из Москвы в Соликамск через Вятку, в то время как в конце века участок между Верхотурье и Тобольском стал вновь отведенным к торговому центру в Ирбите. Из Тобольска можно было путешествовать по реке и дороге к Енисею и, таким образом, в Восточную Сибирь. Потоки мехов и других товаров, проходящих по этим маршрутам контролировались сетью государственных таможенных постов, расположенных в стратегически важных точках.
Путешествию по дороге в средневековой России был зарактерен свой специфический набор трудностей. Зима допускает использование саней, которые имели некоторые преимущества с точкой зрения эффективности путешествий по воде, если температура не была слишком низкой. При благоприятных условиях скорость может быть увеличена на 30-50 процентов по сравнению с сухопутным транспортом в летний период. В отличии от, что всегда была опасность потерять свой путь в бесконечном снегу, погибнуть при попытке пересечь замерзшую реку, от зимних штормов и от воздействия мороза. Российские дороги не были ни в хорошем состоянии, но они были, как правило оборудованы трактирами и другими удобствами, которые путешественники в Западной Европе могли вообще ожидать от шестнадцатого века. Путешественникам обычно приходилось искать ночлег в частных домах по дороге и, в прохо заселенной земле, такие жилищ было мало, и они расположены далеко друг от друга. В распутицу весной и осенью дороги часто были непроходимы. Мосты и броды через реки были общей опасностью, наводнения были распространены и дороги были часто блокированы агрессивными местными жителями. Дикие животные и дикие люди (грабители, разбойники) добавляли к дискомфорту и опасности путешествия по дороге в России до XVII века.
Как русское государство было унифицировано и расширилось возникла необходимость выделить дополнительные ресурсы для преодоления «трений пространства». Были предприняты попытки улучшить содержание основных магистралей, легализовать их строительство и содержание, а также создавать и поддерживать мосты. С шестнадцатого века стала организовываться жизнь вдоль основных маршрутов, связывающих столицу с провинциальными центрами и стратегических точках, как Архангельск правительство организовало почтовоую службу (с ямщиками). По этим маршрутам были установлены ямские станции через регулярные промежутки времени, при которой назначенные военнослужащие (ямщики) поддерживали команды лошадей для использования курьерами, перевозящими правительственные письма. Те, кто путешествовал официально по казенной дороге мог, таким образом, двигаться со скоростью, значительно выше нормы. Летние поездки курьеров по маршруту Москва-Новгород, например, мог занять от шести до семи дней; те, по маршруту Москва-Вологда около пяти дней. Это предполагает скорость 80-100 километров в день. Нормальные путешествия были гораздо медленнее.
Попытки улучшить взаимодействие происходило наряду с другими политиками для усиления единства расширяющегося государства, в том числе реорганизации областной администрации и военного управления, более пристальное внимание уделялось демаркации и защите границ, попыткам ввести единую систему мер и весов, единую валюту и общие законы. Все это сопровождались новыми механизмами для улучшения сбора информации по таким вопросам, как землевладение, военная диспозиция, источники доходов и богатства, средства связи и расчеты. Шестнадцатый век стал свидетелем первых попыток в этой сфере. Государственное строительство, поэтому имело много общего с совершенствованием государственного надзора, умиротворения и эксплуатации своих территорий, и это означало усиление контроля над пространством. Но огромные расстояния, которые должны быть охвачены и ограниченный характер ресурсов, имеющихся в распоряжении государства в проведении такой задачи привело к тому, что процесс государственного строительства был и затяжным и частично неудачным. Во многих отношениях Россия оставалась слабо интегрированной областью вплоть до конца нашего времени.
При расширении через обширное пространство Евразии русские, таким образом, сталкиваются с многочисленными естественными препятствиями, но и многочисленными возможностями. Пространство создало много проблем, но ни в коем случае не являлось полностью негативным явлением. Это означало возможность получения новых ресурсов, а также новые горизонты для тех, кто стремится найти новые способы жизни, или, чтобы избежать ограничений старого. Государство может использовать пространство как способ избавляется от своих внутренних врагов через ссылку, и как средство защиты от внешних врагов. Завоевание пространства также привело русских в контакт с внешним миром.