Князь Владимир и принятие Русью христианства

Великий князь Владимир, который правил до 1015 г., по-прежнему во многих отношениях продолжал политику своих предшественников. Среди восточных славян он подтвердил полномочия Киевского государства, которые сильно пострадали в годы гражданской войны. Он подчинил галицкие города в Польше, и далее на север, подчинил воинственное балтийское племя ятвигов, расширяя свои владения в этой области до Балтийского моря. Владимир также предпринял большие и в целом успешные усилия по сдерживанию печенегов. Он построил крепости и города, привел поселенцев в приграничных районах, и ему удалось оттеснить степную границу до двух дней, а не одного дня пути из Киева.
Тем не менее, большая известность Владимира опирается на его отношения с Византией и, в особенности, на его принятие христианства, которое оказало огромное влияние. Конкретные политические и культурные обстоятельства привели к данному шагу. Интерес к христианству не было беспрецедентным среди русских. На самом деле, возможно, даже была русская епархия византийской церкви еще в 867 годе, хотя и не все ученые согласны с этим выводом из конкретного удивительного прохода в раннем документе. Если и не существовала ранняя христианская Русь на берегах Азовского моря, сам Киев, безусловно, испытал христианские влияния до Владимира. Христианская церковь существовала в Киеве во время правления Игоря, и мы знаем, что Ольга, бабка Владимира, стала христианкой. Брат Владимира Ярополк также был описан как положительно относящийся к христианству. Но следует подчеркнуть, что обращение Ольги не повлияло на языческую веру ее подданных и, кроме того, что в первой части царствования Владимира, киевская Россия пережила сильное языческое возрождение. Разворот Владимира и в результате «крещение Руси» сопровождался сложной серией событий, которым были даны различные интерпретации учеными: военная помощь Владимира императору Василия II из Византии, осада и захвата русскими византийского форпоста Херсонеса в Крыму, и брак Владимира с Анной, сестрой Василия II. Какой бы ни была точная мотивация этих и некоторых других мероприятий, обращение Киевской Руси в христианство вписывается в широкий исторический шаблон. Примерно в то же время аналогичные преобразования в христиан из язычества разыгрывалось среди некоторых балтийских славян, а также в Польше, Венгрии, Дании и Норвегии. Христианство в действительности быстро распространяется по всей Европе, только несколько отдаленных народов, таких, как литовцы, остались язычниками дольше. Тем не менее, также можно утверждать, что решение Владимира представляет реальный и очень важный выбор. Легенда о том, как россияне выбирали свою религию, отвергая ислам, потому что он запрещает алкоголь — этот «напиток приносит радость русским» — и иудаизм, потому что он выразил убеждение, что народ может жить и побеждать без государства, и выбор в пользу византийской литургии и веры, содержал большее значение: Россия стояла на культурных перекрестках, и она имела контакты не только с Византией и другими христианскими соседями, но и с мусульманскими государствами Волги, булгарами и другие более отдаленные мусульманами на юго-востоке, а также с хазарами-иудеями. Другими словами, Владимир и его коллеги решили стать восточным флангом христианского мира, а не расширением в Европу нехристианских цивилизаций. При этом, они распахнулись ворота для высокоразвитой византийской культуры. Киевская литература, искусство, право, нравы и обычаи испытали существенное влияние Византии. Наиболее очевидным результатом преобразования стало появление в Киевской Руси самой христианской церкви, нового и чрезвычайно важного института, который должен был играть роль, аналогичную Церкви в других частях средневековой Европы. Но христианство, как уже отмечалось, отнюдь не ограничивается Церковью, проникая в Киевские обществ и культуру. В политике тоже дали киевскому князю и государству сильную идеологическую основу, побуждая страну к единству и в то же время подчеркивая ее связи с Византией и с христианским миром в целом. Многие другие ученые дали богатую картину византийского наследия и российского заимствования из него.
Следует иметь в виду, что христианство пришло в Россию из Византии, а не из Рима. Хотя в то время это различия не было, оно приобрело значение позже, и, хотя разрыв между Восточной и Западной Церквями произошел лишь в 1054 году, русская верность Византии помогла определить большую часть последующей истории страны. Это означало, что Россия осталась за пределами Римской католической церкви, и это, в свою очередь, не только лишило Россию того, что, что сама эта церковь могла предложить, но также внесло свой вклад в значительную степень относительной изоляции России от остальной Европы и латинской цивилизации. Это помогло заметно усилить российские подозрения против Запада и посеяло трагическую вражду между русскими и поляками. С другой стороны, можно также утверждать, что для Владимира в свою очередь Константинополь представлял самый богатый и самый полезный духовный, культурный и политический выбор, который он мог бы сделать в то время. Даже отсутствие латинизма и акцент на местных языках, имели свои преимущества: он принес религию, в виде легко понятного славянам обряда, близкого людям и дал мощный импульс развития национальной культуры. Помимо того, что он вспоминается как сильный и успешный правитель, Владимир был канонизирован церковью как креститель русских «равноапостольный».