НЮРНБЕРГСКИЕ МЕЙСТЕРЗИНГЕРЫ

Опера в трех актах (четырех картинах)

 

Либретто Р. Вагнера

 

Действующие ица:

 

Мейстерзингеры:

Ганс Закс, башмачник

Фейт Погнер, золотых дел мастер

Кунц Фогельзанг, скорняк

Конрад Нахтигаль, жестянщик

Сикст Бекмессер, городской писарь

Фриц Котнер, пекарь

Бальтазар Цорн, оловянных дел мастер

льрих Эйслингер, торговец пряностями

Августин Мозер, портной

Герман Ортель, мыловар

Ганс Шварц, чулочник

Ганс Фольц, медник

Вальтер Штольцинг, молодой франконский рыцарь

Давид, ученик Закса

Ева, дочь Погнера

Магдалена, кормилица Евы

Ночной сторож

 

бас

бас

тенор

бас

бас

бас

тенор

тенор

тенор

бас

бас

бас

тенор

тенор

сопрано

сопрано

бас

Горожане, горожанки всех цехов, подмастерья, ученики, народ.

 

Действие происходит в Нюрнберге в середине XVI века.

 

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Первый набросок текста Мейстерзингеров относится к 1845 году. Замысел был подсказан только что законченной оперой лТангейзер: это должна была быть своеобразная комедийная параллель к состязанию певцов в Вартбурге. В центре обоих произведений певческий турнир, в котором наградой победителю служит рука прекрасной девушки. Но если в лТангейзере право на любовь красавицы оспаривали рыцари-миннезингеры, то в Мейстерзингерах Ч ремесленники-горожане, мастера пений. Работа над Мейстерзингерами началась лишь в декабре 1861 года и продолжалась несколько ет; опера была закончена в октябре 1867 года. Премьера ее состоялась 21 июня 1868 года в Мюнхене.

При создании ибретто Мейстерзингеров композитор использовал различные источники. Сведения о жизненном укладе и правилах поэтического искусства цеха (объединения) мастеров пения средневекового Нюрнбернга Вагнер почерпнул из старинной нюрнбергской хроники 1697 года, вдохновившей до него немецкого романтика Э. Т. А. Гофмана на создание новеллы Мастер Мартин-бочар и его подмастерья; отдельные детали этой новеллы также послужили материалом для ибретто. Рисуя историческую фигуру поэта-башмачника Ганса Закса (1494Ч1576), Вагнер пользовался его сочинениями, широко известными в Германии (после длительного забвения их заново открыл Гете, посвятивший Заксу одно из своих стихотворений). Вагнер не первый вывел Закса на сцене о нем были написаны и пьесы и оперы. Непосредственной предшественницей вагнеровских Мейстерзингеров явилась опера популярного в свое время композитора А. орцинга Ганс Закс, или Мейстерзингеры (1840). Некоторые сюжетные положения были заимствованы из другой оперы орцинга Оружейник (1846).

В то же время в итературном тексте Мейстерзингеров отразились и некоторые автобиографические моменты. В скорбных философских раздумьях Закса, несколько неожиданных в устах средневекового народного поэта, звучат собственные мысли Вагнера. В образе Вальтера Штольцинга, пылкого романтического художника, чье искусство дерзко разрушает привычную рутину, вызывая страх и возмущение ученых хранителей старины, нетрудно увидеть поэтическое воплощение судьбы самого композитора, а в сатирической фигуре глупого и самодовольного Бекмессера признанного судьи на состязании мастеров пения его врагов, недалеких и консервативных критиков.

За 20 ет, прошедших с момента зарождения, замысел Мейстерзингеров претерпел значительные изменения. Образ Закса этого, по выражению Вагнера, последнего представителя творческого духа немецкого народа стал более сложным; в его уста вложен трагический монолог о несчастьях и безумии, царящих в мире. Одновременно получили развитие народные бытовые картины, занявшие в окончательном варианте значительное место (в частности, написана великолепная по своей реалистичности сцена ночной драки). Комическая опера стала величественным произведением о жизни народа, о его могучем, всепобеждающем искусстве.

 

МУЗЫКА

лМейстерзингеры единственная из зрелых опер Вагнера, написанная на историко-бытовой сюжет. Колоритные картины средневекового города, его своеобразной жизни и обычаев занимают здесь большое место. Отношения действующих иц завязываются на широком, красочном народном фоне. Хоры поражают мощью звучания и полифоническим богатством. В них воплощены сила народа, его оптимизм и душевное здоровье. Музыка Мейстерзингеров близка к немецкому фольклору: таковы три песни Вальтера, песня Закса об ангеле-башмачнике, песенка Давида, хоры цехов.

В большом симфоническом вступлении сопоставлены две группы музыкальных тем: торжественные, величественные мелодии связаны с образами народной жизни, светлые, порывистые мотивы рисуют мир ирических переживаний Вальтера и Евы.

Действие первого акта развивается медленно, неторопливо. Острое драматическое столкновение происходит ишь в конце акта. Наиболее полно здесь охарактеризован Вальтер; поэтичные образы его первой песни лКогда дремал под снегом ес воплощены в гибкой напевной мелодии, в которой звучат отголоски популярных немецких весенних песен. Вторая песня Вальтера Начинай! В есной тиши прозвучал весны призывный клич более порывиста и взволнованна; в ней появляется образ злой зимы, тщетно пытающейся помешать вольным напевам. Песня перерастает в большую драматическую сцену ансамбль; в нем противопоставлены напевная мелодия Вальтера и сердитые реплики мастеров, к которым присоединяется насмешливый хор учеников.

Второй акт состоит из двух разделов. Первый посвящен личным переживаниям героев в нем преобладают сольные эпизоды; второй Ч большая массовая сцена ночной драки. Широко, многогранно раскрывается образ Закса; в благородной мелодии его монолога Сирень моя в истоме отзвуки второй песни Вальтера, о которой вспоминает Закс, приобретают более сдержанным и просветленный характер. В песне об ангеле-башмачнике Как Еву, мать всех матерей простая незамысловатая мелодия сменяется громкими грубоватыми выкриками Иерум! и стуком молотка в оркестре. Мастерски написанный живой, динамичный финал открывается серенадой Бекмессера; к ней присоединяются насмешливые реплики Закса, затем Давида, изумленные возгласы мейстерзингеров; ансамбль вырастает в массовую сцену, в которой, помимо солистов, участвуют три хора Ч учеников, горожан и женщин. После рога ночного сторожа хоры замолкают, звучность оркестра ослабевает, слышатся ишь глухие отзвуки драки, да песня сторожа.

В третьем акте две картины. В первой простодушной песенке Давида Когда, сходясь на Иордан выпукло противопоставлен сосредоточенный философский монолог Закса Жизнь сон; скорбный, полный сдержанного пафоса, он постепенно проясняется и звучит в конце светло и умиротворенно. В следующей затем сцене широкой волной ьются прекрасные мелодии третьей песни Вальтера, оттеняемые выразительными речитативами Закса. Редкий по красоте ирический квинтет предшествует торжественному оркестровому интермеццо, которое служит переходом к финалу оперы.

В финале воспроизведена монументальная картина народного торжества. Его открывает шествие цехов; незамысловатую песню башмачников сменяет шумный оркестровый эпизод, рисующий городских музыкантов Ч трубачей, барабанщиков, флейтистов; за ним следуют комическая песенка портных и суровый, героический напев пекарей. В центре сцены состязания третья песня Вальтера Розовым утром алел свод небес; подхваченная мастерами и народом, она превращается в мощный ансамбль с хором.