< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

1.2.2. Бихевиористское направление в педагогической психологии

Бихевиоризм - одно из основных направлений исследования процесса приобретения опыта (научения), оформившееся в американской психологии начала XX в. Основоположник бихевиоризма Дж. Уотсон (1878-1958) провозгласил предметом психологии поведение, которое он понимал как совокупность реакций организма на воздействия внешних стимулов. Задача бихевиористов должна состоять в выявлении связей между стимулами (Б) и реакциями (Я): Б - И-связей. В соответствии с таким пониманием предмета психологии основным процессом формирования нового поведения в бихевиоризме объявлялось научение как прижизненное приобретение организмом набора реакций на внешние стимулы. Научение поведению, закономерности научения составляют сущность научной программы бихевиоризма. Поэтому законы научения являются общими при действии человека во всех сферах, в том числе в области школьных предметов, более того, они являются общими для человека и для животных.

Огромное влияние на создание теории научения, на выявление его законов и механизмов оказал Э. Торндайк (1874- 1949). Его интересовали не просто стимульные условия и побуждение к действию (реакция), но в первую очередь связь между стимулом и реакцией. По Э. Торндайку, наиболее простой формой научения является научение методом проб и ошибок или то, что он первоначально обозначил как выбор и установление связей. Отправным пунктом выбора и установления связей для Э. Торндайка выступала их непосредственность, т.е. формирование их без участия разума, сознания или иных психических явлений.

В работах Э. Торндайка были выработаны основные законы образования и закрепления связи между стимулом и реакцией, являющиеся одновременно и законами научения. Это закон готовности, закон воздействия (эффекта), закон использования (упражнения). Закон готовности определяет зависимость быстроты установления связи между стимулом и реакцией от состояния организма - актуализации потребности в приобретаемом поведении, его готовности к определенному действию. Закон воздействия фиксирует зависимость образования связи от ее подкрепления; при этом результат поведения (реакция) может быть как положительным (состояние удовлетворения), так и отрицательным (состояние неудовлетворения). При положительном эффекте достигается требуемый результат, реакция организма завершается состоянием удовлетворения, что приводит к закреплению связи. При отрицательном эффекте состояние неудовлетворения разрушает связь стимула и реакции, что приводит к исключению этой связи из арсенала поведения. Закон использования определяет необходимость повторения образовавшейся связи: чем чаще повторяется связь стимула и реакции, тем прочнее будет данная форма поведения. Закон применения говорит о том, что организм научается посредством деятельности и разучивается путем бездействия.

Впоследствии Э. Торндайк пересмотрел сформулированные им законы. Он по существу отказался от закона использования, утверждая, что практика ведет лишь к незначительному улучшению связи, а отсутствие практики приводит только к частичному забыванию. Пересмотренный закон воздействия гласил, что подкрепление увеличивает силу связи, тогда как наказание никак на нее не влияет. Заключение Э. Торндайка относительно эффективности наказания вызвало широкий отклик среди научной и педагогической общественности, и впоследствии видные представители бихевиоризма неоднократно обращались к этой теме.

Серьезный вклад в разработку бихевиоризма и возможностей его использования в практике обучения внес Б. Скиннер (1904-1990). Его подход в психологии называют радикальным бихевиоризмом, так как он полностью отказался от использования терминов, имеющих отношение к ментальному опыту (таких как потребность, мотивация, намерение, цель и т.п.), и оперировал понятиями, фиксирующими наблюдаемые и измеряемые аспекты среды, поведения организма и последствия этого поведения. Вместе с тем исследования Б. Скиннера оказали огромное влияние на педагогическую практику, благодаря разработке им программированного обучения. Б. Скиннер считал, что не обязательно формулировать сложные теории для изучения человеческого поведения, также не обязательно знать ментальные корреляты поведения. Он считал, что поведенческие события следует описывать в терминах того, что оказывает непосредственное влияние на поведение. Исследователь должен быть нацелен на осуществление функционального анализа между стимульными событиями и измеряемым поведением, на выявление принципов их связи. Из-за исключения из объяснения поведения психических феноменов метод исследований Б. Скиннера был назван "подходом пустого организма". Вместе с тем работы Б. Скиннера оказали огромное влияние на развитие педагогической психологии.

Б. Скиннер выделял два вида поведения - респондентное и оперантное. Респондентное поведение представляет собой реакцию, вызываемую известным стимулом; при этом он всегда предшествует реакции во времени. Оперантное поведение определяется событиями, которые не предшествуют реакции, а следуют за ней. Иными словами, на поведение воздействуют стимулы, имеющие место после акта поведения, т.е. поведение детерминируется его последствиями. Большинство действий людей представляют собой оперантное поведение.

Наряду с двумя типами поведения существуют два типа обусловливания - респондентное и оперантное. Респондентов обусловливание - это обусловливание поведения стимулом, который вызывает необходимую реакцию. Оперантное обусловливание - это тип обусловливания, вызывающий оперантное поведение, т.е. обусловливание поведения реакцией. При оперантном обусловливании акцентируется поведение и его последствия; при этом организм должен реагировать таким образом, чтобы вызвать появление подкрепляющего (желаемого) стимула. Получение подкрепляющего стимула находится в зависимости от того, произведет ли организм определенную реакцию или нет.

В понимании Б. Скиннера обучение и воспитание человека представляют собой пример оперантного научения. Согласно его представлениям мы являемся тем, на что наши реакции получили подкрепление, а наша личность - это не что иное, как согласующиеся паттерны поведения, которые являются итогом истории нашего подкрепления. При этом культуру, в которой живет человек, Б. Скиннер рассматривает как совокупность возможностей подкрепления: различные культуры подкрепляют различные паттерны поведения.

Применительно к процессу обучения Б. Скиннер сформулировал три принципа научения. Научение проходит наиболее эффективно, если:

1) информация, которую необходимо усвоить, предъявляется постепенно;

2) обучающиеся получают своевременную обратную связь относительно результатов своего научения - им показывают непосредственно после опыта научения, усвоили они информацию верно или нет;

3) научение проходит в приемлемом для обучающихся темпе.

На основе этих принципов научения Б. Скиннер предложил альтернативный традиционному метод преподавания, названный программированным обучением. Было также изобретено устройство для реализации программированного обучения - обучающая машина. Вопросы особенностей, форм, возможностей и ограничений программированного обучения, реализации его принципов в современной зарубежной практике образования будут рассмотрены далее. В завершение изложения бихевиористских представлений о научении укажем на их близость идеям ассоцианизма.

Анализ бихевиористского понимания процесса научения устанавливает его принципиальную общность с ассоцианистскими трактовками учения. В самом деле, в обоих случаях речь идет о связи двух образований: в ассоцианизме - это связи между психическими явлениями (представлениями), в бихевиоризме - это связь стимула и реакции. И в ассоцианизме, и в бихевиоризме основным законом формирования опыта (внутреннего или поведенческого) является подкрепление, повторение, упражнение. Объединяет эти направления утверждение о прижизненном формировании внутреннего опыта и опыта поведения. Природа человека, как утверждали бихевиористы, определяется тем, что мы испытываем. Содержание разума рассматривается как синтез нашего опыта, а наша личность - это взаимосвязанные паттерны (структуры) поведения, которые являются итогом истории нашего подкрепления. Не случайно психологи объединяют данные подходы в один класс - ассоциативно-рефлекторных теорий учения. Поэтому критика, высказанная в адрес ассоцианизма (признание за учеником лишь репродуктивной активности, требование многократных упражнений, опора на память и др.), во многом справедлива и относительно бихевиоризма. Ограниченностью бихевиоризма следует признать также его стремление исключить из области психологических исследований субъективные (собственно психические) явления. Попытка построить теорию научения человека вне опоры на его сознание, субъектность в целом, экспериментируя при этом на животных, методологически несостоятельна в своей основе. Методы обучения, основанные на бихевиористской теории, также имеют существенные ограничения: чрезмерная стандартизация условий обучения, стереотипность формируемых навыков, неприспособленность к решению творческо-поисковых задач.

1.2.3. Гештальтстское направление в педагогической психологии

Особый подход к психологическому пониманию природы научения представлен в гештальтпсихологии, которая как направление психологии оформилась в 20-30-е гг. XX в. в Германии; ее видными представителями являются М. Вертгеймер (1880-1943), В. Келлер (1887-1967), К. Коффка (1886-1941), К. Левин (1890-1947).

Гештальтисты изначально противопоставили свое понимание предмета психологии ассоцианизму и бихевиоризму.

При этом противопоставление ассоцианизму шло по линии отрицания ассоциативного принципа образования внутреннего опыта, а именно - складывания его из простых элементов, точнее из элементарных сенсорных (наглядных) образований. Бихевиоризм критиковался как за атомистический (элементный) подход, так и за игнорирование субъективной реальности. В отличие от бихевиоризма, гештальтпсихология отстаивала реальность и объективность субъективных явлений, утверждала необходимость анализа поведения в его единстве с явлениями сознания и переживаний субъекта.

Основные положения гештальтпсихологии, имеющие прямое отношение к процессу научения, таковы. Гештальтисты утвердили несводимость сложных психических образований - восприятия, памяти, научения, мышления - к отдельным элементам психики. "Гештальт" в точном переводе с немецкого означает "форма предмета", "целостный объект (система)". Соглашаясь с тем, что психологический опыт вытекает из сенсорных элементов, гештальтисты считали, что субъект добавляет в опыт нечто, что не содержится в сенсорных данных, и это нечто придает им новое качество. Существенным для восприятия и научения являются когнитивные процессы, создающие психологический опыт. Человеческий мозг автоматически трансформирует и систематизирует переживания опыта, добавляя отсутствующие на сенсорном уровне качества.

Гештальтпсихология утверждает, что мы воспринимаем мир как значимое целое. Мы видим не изолированные стимулы, а вещи, составляющие смысловые конфигурации, или целостные предметы и ситуации. Наш чувственный мир разделяется на организованные целостности, и именно они должны быть основным предметом психологии. Когда эти целостности подвергаются разделению, они становятся бессмысленными.

Первоначально исследование законов научения в гештальтпсихологии - так же как и в бихевиоризме - было осуществлено на животных. В. Келлер с 1913 по 1917 г. экспериментально исследовал интеллектуальное поведение человекообразных обезьян (шимпанзе). В его экспериментах шимпанзе должны были решать достаточно сложные задачи, требующие разумного, интеллектуального поведения: найти обходные пути к цели, употребить орудие, изготовить орудие и т.п.

В. Келлер выявил, что научение представляет собой интеллектуальный процесс. Решение интеллектуальных задач шимпанзе принципиально отличается от метода случайных проб и ошибок, при помощи которого животные приобретают более или менее сложные навыки в процессе беспорядочного манипулирования элементами ситуации. При столкновении шимпанзе с проблемой возникает состояние когнитивного дисбаланса, которое продолжается до разрешения проблемы. При разрешении проблемы шимпанзе преимущественно ориентируется на зрительную структуру ситуации, и ход решения проблемы направляется композицией элементов воспринимаемой ситуации. Мыслительная операция шимпанзе представляет собой структурное действие, разумность которого находится в соответствии со структурой объективной ситуации. В. Келлер отмечает, что поведение животных при решении задач является разумным, так как оно соответствует строению внешней ситуации, общей структуре ПОЛЯ.

В. Келлер предостерегал против поспешного переноса полученных на животных данных о психологии научения в школьную практику. Однако он настойчиво указывал на необходимость проведения специальных исследований в этом направлении.

Проблемы обучения в его связи с психическим развитием ребенка специально анализировал видный представитель гештальтпсихологии К. Коффка. Он выделял четыре области человеческого развития: моторную, сенсорную, сенсомоторную, идеаторную. Решающее значение К. Коффка придавал идеаторной области, включающей специфические человеческие способности - речь и мышление, и выступающей важным направлением и целью развития и обучения. В соответствии с названными областями развития выделяются аналогичные виды обучения - приобретение новых форм двигательного и сенсомоторного поведения, новых чувственных образов объектов и их свойств, новых знаний об объектах в виде понятий и способов их приложения.

Согласно К. Коффке, учение включает две фазы: первичное образование новых форм деятельности (успех) и сохранение и воспроизведение приобретенной формы деятельности (память). При этом решающую роль в обучении он отводил первой фазе, хотя в психологии (ассоцианизм, бихевиоризм), напротив, очень часто проблема обучения отождествлялась с проблемой памяти.

Приобретение опыта в учении происходит либо в ситуации спонтанного взаимодействия с объектами, либо через подражание другим людям. При этом опыт, относящийся к культурным образованиям, усваивается только через подражание. Учение через подражание происходит более успешно, чем спонтанное, благодаря наличию образца действия или поведения.

М. Вертгеймер исследовал природу поиска решений проблем и методы, которые могли бы быть использованы в обучении продуктивному мышлению. Он противопоставил механическое запоминание поиску решений проблем, основанных на принципах гештальта. При механическом запоминании обучающийся заучивает факты и правила без ясного понимания. Процесс обучения не отличается гибкостью, выученное быстро забывается и может быть применимо лишь в ограниченных условиях. Согласно принципам гештальта, научение базируется на понимании природы проблемы. Оно присуще самому обучаемому и не навязано ему никем, легко генерализуется и запоминается надолго.

М. Вертгеймер отмечал, что два традиционных подхода к обучению препятствуют развитию запоминания. Первый - это обучение, придающее большое значение логике. Логика предписывает правила, следуя которым можно прийти к заключению. Правила могут помочь решить небольшой круг проблем, но они не развивают способность решать проблемы. Согласно М. Вертгеймеру, в достижение понимания вовлечены многие стороны обучаемого, такие как эмоции, отношение и восприятие, а также интеллект. Для того чтобы достичь инсайта при решении проблемы, учащемуся абсолютно не нужно быть логичным. Ему необходимо расчленять и соединять составляющие проблемы до тех пор, пока не придет решение, основанное на понимании. А путь прохождения этого процесса у каждого ученика будет своим.

Второй подход в методике обучения, препятствующий пониманию, по М. Вертгеймеру заключается в доктрине ассоцианизма. Такой подход в обучении делает упор на научении простой связи 8 - II путем заучивания, механического запоминания и внешнего подкрепления. Такое научение тривиально по сравнению с научением через инсайт. Методика обучения, основанная на ассоцианизме или логике, ненамного улучшает понимание и скорее всего значительно затормаживает его.

М. Вертгеймер подчеркивал, что научение, основанное на понимании, глубже и шире, чем обучение на основе механического запоминания. Чтобы правильно научиться, учащиеся должны увидеть природу или структуру проблемы, и прийти к этому они должны сами. Верно, что учитель должен подвести учащихся к инсайту, но полностью они должны сами испытать его. При таком научении не требуется внешнее подкрепление; здесь действует только внутреннее подкрепление (интерес, удовлетворение), и оно приходит, когда учащийся достигает инсайта в решении проблемы.

Гештальтисты отказываются от теории ассоцианизма в пользу закона сущности при трактовке всех аспектов человеческого познания, включая восприятие, научение и память. Согласно гештальтпсихологам, основной задачей в обучении является обучение учащегося пониманию целого, соотношению частей целого. Тем самым гештальтпсихология ориентировалась на возможности мышления, на его актуализацию и развитие в обучении. Достоинство гештальтпсихологии в трактовке процесса обучения состоит в том, что се представители подчеркивали значимость в этом процессе целостных и сложных структур психического (восприятия и мышления), понимали учение как процесс поиска нового, утверждали важную роль подражания в обучении, зафиксировали моменты мгновенного схватывания отношений задачи (инсайта) в процессе познания и др. Вместе с тем гештальтпсихология явно преувеличила роль структурных отношений в предмете в ущерб его функциональным и генетическим связям и отношениям, а также недооценила значение в познании собственного творчества ребенка.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >