< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

11.2. Альтернативные сценарии развития геополитической ситуации

Сегодня уже вполне определилось несколько конкурентных геополитических стратегий. Прежде всего сталкиваются две альтернативные линии активизации восточного геополитического вектора: по линии США - КНР и по линии БРИК, что ведет к дальнейшему смещению центральной геополитической оси координат Запад Восток, Север - Юг за пределы их прежней географической локализации.

Запад раскололся на две несимметричные зоны: "страну-систему" - ЕС и США. Дружба-соперничество между этими несимметричными центрами силы пока не выходит за рамки "брака по расчету", хотя многие геополитики констатируют возможность нарастания напряжения в их отношениях. Мировой экономический кризис значительно ослабил "Новый Север" - страны "большой семерки", или "золотого миллиарда", где господствуют транснациональные корпорации, бьется бешеный пульс мировых финансовых рынков. В это время на Востоке стремительно вырываются вперед три новых, пока региональных центра силы: Китай, Индия и Бразилия.

Особенно впечатляют успехи Китая, который и в ситуации кризиса практически не снижает темпов экономического роста. В этих условиях патриархи западной геополитики З. Бжезинский и Г. Киссинджер выступили с программой стабилизации ситуации по модели "группы двух": Соединенные Штаты плюс Китай.

Следует отметить, что со времен восстановления дипломатических контактов в 1971 г. американские геополитики никогда не выражали такого активного стремления к сотрудничеству с "красным" социалистическим Китаем. Сегодня Бжезинский призывает американских политиков расширить американо-китайское стратегическое партнерство, что позволит помочь Вашингтону не только бороться с мировым кризисом, но и сохранить лидерство в решении многих ключевых мировых проблем. Одновременно Бжезинский предложил расширить "большую восьмерку" до 14 или даже 16 членов. Учитывая нарастание глобальных угроз, он инициировал идею развития отношений между НАТО и Китаем, а также подписание соглашения между НАТО и ОД КБ (Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан) для усиления сотрудничества в сфере международной безопасности. Другими словами, в планах Бжезинского "сделать НАТО глобальным" и преодолеть "европо- и американоцентризм в этой организации".

В свою очередь, Генри Киссинджер выступил с идеей строить отношения с КНР на основе "чувства общей судьбы", учитывая экономическую взаимозависимость двух стран (как известно, Китай сегодня является самым крупным кредитором американской экономики). Он призвал американских и китайских политиков действовать в тандеме, поскольку этого требуют новые реалии нового века. Учитывая тот факт, что центр международных отношений сегодня переместился в Азию, Киссинджер предлагает создать новый тихоокеанский блок, основанный на тесном сотрудничестве Китая и США, к которым впоследствии смогут присоединиться и другие страны тихоокеанского региона. По мнению Киссинджера, "чувство тихоокеанской идентичности" сегодня намного сильнее "европейской идентичности", которая являлась важным двигателем геополитики после Второй мировой войны.

Между тем Китай, на словах дипломатично поддерживающий стремление к более активному сотрудничеству с США, неуклонно проводит самостоятельную внешнеполитическую линию и вряд ли позволит вовлечь себя в чужую игру- КНР стремится обеспечить себе мирное окружение, создать благоприятные условия для экономического развития страны и не вмешиваться в международные конфликты, в которых напрямую не затронуты коренные национальные интересы. Российские аналитики отмечают, что современный Китай, безусловно, продолжит играть позитивную роль посредника (а не проводника интересов США) в деле урегулирования международных конфликтов. И хотя идея американо-китайского альянса в целом малореализуема, она удобна для того, чтобы прощупать китайскую позицию и добиться некоторых уступок от других заинтересованных сторон (например, спекуляции на тему сближения с Китаем могут послужить средством воздействия на Россию)3.

В подобных условиях весьма актуальна стратегическая линия стабилизации геополитической системы, которую развивают российские востоковеды4, предлагая концентрировать внимание на повышении роли России в таких организациях и группах, как, БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), РИК (Россия, Индия, Китай), ШОС, форум АТЭС, АСЕАН, в шестисторонних переговорах по ядерной проблеме КНДР. По мнению российских экспертов, группа БРИК в перспективе могла бы стать наиболее влиятельным незападным центром многополярного мира, где Россия играет ведущую роль. При этом интересам России, Индии, Китая и Бразилии вполне отвечает превращение структуры БРИК в альтернативу "большой восьмерки". Аргументы российских аналитиков, поддерживающих этот проект, достаточно весомы: Россия как единственное государство, входящее и в "восьмерку", и в БРИК, оказалась бы в выгодной позиции координатора и посредника между западным и незападными центрами многополярного мира.

Успехи группы БРИК впечатляют. По данным МВФ. суммарная доля стран БРИК в мировом ВВП стремительно увеличивается: если в 2000 г. она составляла 8%, то в 2007 уже 12%'. По оценкам международных экспертов, сегодня Россия, Китай и Индия входят в число наиболее динамично развивающихся стран мира. Аналитическая служба британского журнала "Thc Economist" приводит такие цифры: в период С 2002 по 2006 г. реальные среднегодовые темпы роста ВВП в Китае составили 10%, в Индии - 7,8%, в России - 6,4% . Американские эксперты прогнозируют, что к 2040-2050 гг. ВВП БРИК сравняется с ВВП "большой восьмерки"3.

Российские эксперты считают, что шансы на синхронизацию действий России, Китая, Индии и Бразилии в процессах мирохозяйственного развития повышаются с ростом их взаимной двухсторонней торговли. Объем российско-китайской торговли в 2007 г. достиг 48,17 млрд долл. США (увеличившись более чем на 60% по сравнению с 2005 г.). Высокими темпами развивается в последние годы российско-индийская торговля: товарооборот вырос с 3,1 млрд долл. в 2005 г. до 5,32 млрд долл. в 2007 г. Объем торговли между Китаем и Индией составил в 2007 г. 38,65 млрд долл. (24,02 млрд - экспорт КНР и 14,63 млрд импорт), что более чем вдвое превышает показатель 2005 г. Российские и китайские эксперты разработали специальную "Программу развития торгово-экономического сотрудничества между двумя странами на 2006-2010 годы", которая ориентирована на достижение в 2010 г. минимального объема двухсторонней торговли в размере 67,7 млрд долл. США.

Несомненно, в реализации стратегии усиления влияния групп БРИК и РИК есть и свои подводные камни. Помимо экономических препон (конкуренция со стороны производителей однотипной продукции из третьих стран, ограничения и запреты на импорт но причине несоответствия продукции фитосанитарным требованиям и стандартам качества, различие в подходах к пониманию и обеспечению собственной продовольственной безопасности, в частности касательно генетически модифицированных культур), есть и неурегулированные политические проблемы, которые надо активно решать. Дух конкуренции оказывает противоречивое влияние на формирующиеся новые союзы, альянсы и институты. В частности, нельзя не заметить, что в определенном отношении новые восточные альянсы зачастую воспринимаются скорее как форма завуалированного соперничества Москвы и Пекина за международное влияние, чем новые конструктивные институты и форумы для совместного решения международных проблем.

Американские эксперты уже разработали сценарий "Распад БРИК", запустив его в мировые каналы СМИ, пытаясь использовать известный со времен античности механизм реализации "самоосуществляющихся прогнозов". В этом сценарии акцент сделан на разжигании конфронтации между Индией и Китаем по поводу поставок энергии, что приводит к опасности военного конфликта внутри БРИК. В результате реализации этого сценария международное влияние США возрастает, БРИК распадается, международная система переживает сумбур, поскольку военное столкновение приводит к внутренним переворотам и росту националистических настроений.

Для того чтобы предотвратить возможность осуществления такого поистине негативного сценария, страны БРИК должны вести конструктивный политический диалог, чтобы в условиях активной международной конкуренции избегать взаимной подозрительности и недоверия. В настоящее время жесткие реалии современного экономического кризиса, общие социально-экономические трудности способны стать серьезным стимулом к большей координации групп РИК и БРИК по всем направлениям сотрудничества.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >