лИгра снов Стриндберга в кратком содержании / Школьная итература


Автор напоминает, что стремился подражать бессвязной, но кажущейся огичной форме
сновидения. Времени и пространства не существует, цепляясь за крохотную основу
реальности, воображение прядет свою пряжу. Герои расщепляются, испаряются, уплотняются, сливаются
воедино. Превыше всего — сознание сновидца.



В прологе Дочь Индры спускается на облаке на Землю. Индра посылает ее узнать,
действительно и участь юдей так тяжела. Дочь Индры чувствует, как пагубен воздух внизу: это
смесь дыма и воды. Индра призывает ее исполниться мужества и перенести это испытание.



Дочь и Стекольщик подходят к замку, который растет прямо из земли. Его крыша увенчана
бутоном, который, по мнению Дочери, вот-вот распустится. Дочь думает, что в замке томится
узник, и хочет освободить его. Войдя в замок, она освобождает Офицера, который видит в ней
воплощение красоты и готов страдать, ишь бы ему видеть ее. Офицер и Дочь заглядывают
за ширму-перегородку и видят больную Мать, которая говорит Офицеру, что Дочь — Агнес,
дитя Индры. Перед смертью Мать просит Офицера никогда не перечить Богу и не считать себя
обиженным жизнью. Мать хочет дать служанке мантилью, которую ей подарил Отец: служанке
не в чем пойти на крестины, а Мать так больна, что все равно никуда не ходит. Отец
обижается, и Мать огорчается: невозможно сделать добро одному человеку, не причинив зло
другому. Дочери жалко юдей. Офицер с Дочерью видят Привратницу в шали, которая вяжет крючком
звездное покрывало, ожидая жениха, который покинул ее тридцать ет назад, когда она была
балериной в театре. Дочь просит Привратницу одолжить ей шаль и разрешить посидеть
на ее месте и посмотреть на детей человеческих. Дочь видит, как рыдает актриса,
не получившая ангажемент. Привратница показывает ей, как выглядит счастливый человек:
Офицер с букетом ждет свою возлюбленную — Викторию, которая обещала ему свою руку
и сердце. Он уже семь ет ухаживает за ней и вот сейчас ждет, чтобы она спустилась вниз,
но она все не идет. Наступает вечер, розы завяли, но Виктория не пришла. Офицер поседел,
наступила осень, но он все так же ждет возлюбленную. Офицер пытается выяснить, что
находится за закрытой дверью, но никто не знает. Он посылает за кузнецом, чтобы
ее открыть, но вместо кузнеца приходит Стекольщик. Как только Стекольщик подходит к двери,
появляется Полицейский и именем закона запрещает ее открывать. Офицер не сдается
и решает обратиться к Адвокату. Адвокат жалуется, что никогда не видит счастливых юдей:
все приходят к нему, чтобы излить злобу, зависть, подозрения. Дочь жалеет юдей. Адвокат
надеется получить степень доктора юриспруденции и авровый венок, но ему отказывают. Дочь,
видя его страдания и стремление восстановить справедливость, возлагает ему на голову
терновый венец. Дочь спрашивает Адвоката, есть и в мире радости? Он отвечает, что самая
сладостная и самая горькая радость —любовь. Дочь хочет испытать ее и становится
женой Адвоката, несмотря на то что он беден: если они падут духом, появится ребенок
и подарит им утешение.



Кристин заклеивает окна в доме. Дочь жалуется, что ей очень душно. Адвокат возражает, что,
если не заклеить окна, тепло уйдет и они замерзнут. Ребенок своим плачем распугивает
клиентов. Хорошо бы снять квартиру побольше, но нет денег. Дочь не привыкла жить в грязи,
но ни ей, ни Адвокату мыть пол не под силу, а Кристин занята заклеиванием окон.
Адвокат замечает, что многие живут еще хуже. Узнав, что Дочь развела огонь его газетой, Адвокат
бранит ее за безалаберность. Хотя они не адят, им приходится терпеть друг друга ради
ребенка. Дочь жалеет юдей. Кристин продолжает заклеивать щели в доме. Адвокат выходит,
столкнувшись в дверях с Офицером, который пришел звать Дочь с собой в Бухту Красоты.
Но вместо Бухты Красоты Офицер и Дочь попадают в Пролив Стыда. Начальник карантина
спрашивает Офицера, удалось и открыть дверь. Офицер отвечает, что нет, потому что судебное
разбирательство еще не закончено. Начальник карантина обращает внимание Дочери на Поэта,
который идет принимать грязевую ванну: он все время витает в высших сферах, поэтому скучает
по грязи. Вдали виден белый парусник, плывущий в Бухту Красоты. У руля сидят
обнявшись Он и Она. Офицер заставляет их повернуть в Пролив Стыда. Он и Она сходят
на берег, печальные и пристыженные. Они не понимают, за что они сюда попали,
но Начальник карантина объясняет им, что не обязательно делать что-либо дурное, чтобы
навлечь на себя мелкие неприятности. Теперь им предстоит пробыть здесь сорок дней. Дочь
жалеет юдей.



В Бухте Красоты царит веселье, все танцуют. Только Эдит сидит в отдалении и грустит: она
нехороша собой и ее никто не приглашает танцевать.



читель проверяет знания Офицера, но тот никак не может ответить, сколько будет дважды два.
Хотя Офицеру присудили докторскую степень, он должен оставаться в школе, пока не созреет.
Офицер понимает и сам, что еще не созрел. Он спрашивает Учителя, что такое время. Учитель
отвечает, что время есть то, что бежит, пока он говорит. Один из учеников встает
и убегает, пока Учитель говорит, выходит, он и есть время? Учитель считает, что это
совершенно правильно по законам огики, хотя и безумно.



Офицер показывает Дочери человека, которому все завидуют, ибо он самый богатый человек
в этих местах. Но он тоже ропщет: он слеп и не видит даже своего сына, которого
пришел проводить. Слепец рассуждает о том, что жизнь состоит из встреч и расставаний:
он встретил женщину, мать своего сына, но она его покинула. У него остался сын, но теперь
и он его покидает. Дочь утешает Слепца, говоря, что его сын вернется.



Адвокат говорит Дочери, что теперь она почти все видела, кроме самого ужасного. Самое
ужасное — это вечное повторение и возвращение. Он призывает Дочь вернуться к своим
обязанностям. Обязанности — это все, что она не хочет, но должна делать. Дочь спрашивает,
не существует и приятных обязанностей? Адвокат объясняет, что обязанности становятся
приятными, когда выполнены. Дочь понимает, что обязанности — это все, что неприятно,
и хочет узнать, что же тогда приятное. Адвокат объясняет ей, что приятное — это грех,
но грех наказуем, и после приятно проведенного дня или вечера человек мучается угрызениями
совести. Дочь вздыхает: нелегко быть человеком. Она хочет обратно на небеса, но прежде
необходимо открыть дверь и узнать тайну. Адвокат говорит, что ей придется вернуться
в прежнюю колею, пройти весь путь назад и пережить заново весь кошмарный процесс повторения,
воссоздания, перепевы, повторы... Дочь готова, но сначала она хочет удалиться в пустынный
край, дабы обрести себя. Она слышит громкие стоны горемык из Пролива Стыда и хочет
освободить их. Адвокат рассказывает, что однажды явился освободитель, но праведники распяли
его на кресте. Дочь попадает на берег Средиземного моря. Она думает, что это рай, но видит
двух угольщиков, которые возят уголь в страшную жару и не имеют права ни искупаться,
ни сорвать с дерева апельсин. Угольщики объясняют ей, что каждый человек хоть однажды
совершил дурной поступок, но одни были наказаны и теперь в поте ица возят уголь целыми
днями, а другие не были наказаны и сидят в казино и уплетают обед из восьми блюд.
Дочь удивляется, что юди ничего не делают, чтобы облегчить свое положение. Адвокат говорит,
что те, кто пытается что-то предпринять, попадают ибо в тюрьму, ибо в сумасшедший дом.
Место, которое показалось Дочери раем, на деле оказывается настоящим адом.



Дочь приводит Поэта на край света в пещеру, которую называют ухом Индры, ибо здесь небесный
властитель слушает жадобы смертных. Дочь рассказывает Поэту, о чем стонет ветер, о чем поют
волны. Поэт находит обломки кораблей, в том числе и того, который отплыл из Бухты Красоты.
Дочери кажется, что и Бухта Красоты, и Пролив Стыда, и «растущий замок», и Офицер
ей приснились. Поэт говорит, что он сочинил все это. Поэзия — не действительность,
а больше, чем действительность, не сон, а сон наяву. Дочь чувствует, что слишком долго
пробыла внизу, на земле, мысли ее уже не могут взлететь. Она просит помощи у своего
Небесного отца. Поэт просит Дочь Индры передать "астителю мира прошение человечества,
сочиненное мечтателем. Он вручает Дочери свиток со своей поэмой. Поэт замечает вдали
у рифов корабль. Его команда молит о помощи, но, увидев Спасителя, моряки в страхе прыгают
за борт. Дочь не уверена, что перед ними действительно корабль, ей кажется, что это
двухэтажный дом, а рядом с ним — телефонная башня, доходящая до облаков. Поэт видит
заснеженную пустошь, учебный плац, по которому марширует взвод солдат. На пустошь, закрывая
солнце, опускается туча. Все исчезает. "ага тучи погасила огонь солнца. Солнечный свет создал
тень башни, а тень тучи задушила тень башни.



Дочь просит Привратницу позвать Деканов четырех факультетов: сейчас будут открывать дверь,
за которой — разгадка тайны мира. Появляется сияющий от радости Офицер с букетом роз:
его возлюбленная — Виктория вот-вот спустится вниз. И Поэту, и Дочери кажется, будто они
все это где-то уже видели: то и это приснилось Поэту, то и он это сочинил. Дочь вспоминает,
что они уже произносили эти слова где-то в другом месте. Поэт обещает, что скоро Дочь сможет
определить, что такое действительность. Лорд-канцлер и Деканы четырех факультетов обсуждают
вопрос о двери. Лорд-канцлер спрашивает, что думает Декан богословского факультета, но тот
не думает, он верует. Декан философского факультета имеет мнение, Декан медицинского
факультета знает, а Декан юридического факультета сомневается. Разгорается спор. Дочь обвиняет
их всех в том, что они сеют сомнение и разлад в умах молодежи, в ответ на что Декан
юридического факультета обвиняет Дочь от имени всех праведников в том, что она пробуждает
у молодежи сомнение в их авторитете. Они гонят ее, угрожая расправой. Дочь зовет
с собой Поэта, обещая ему, что скоро он узнает разгадку тайны мира. Дверь открывается.
Праведники кричат «ура», но ничего не видят. Они кричат, что Дочь обманула их:
за дверью ничего нет, Дочь говорит, что они не поняли этого ничто. Праведники хотят
ее побить. Дочь собирается уйти, но Адвокат берет ее за руку и напоминает, что у нее
есть обязанности. Дочь отвечает, что повинуется велению высшего долга. Адвокат говорит, что
ребенок зовет ее, и она понимает, как сильно привязана к земле. Она чувствует угрызения
совести, единственное спасение от которых — исполнить свой долг. Дочь очень страдает. Она
говорит, что все вокруг — ее дети. Поодиночке каждый из них хороший, но стоит
им сойтись вместе, как они начинают ссориться и превращаются в демонов. Она покидает
Адвоката.



Дочь и Поэт у стен замка, растущего из земли. Дочь поняла, как нелегко быть человеком.
Поэт напоминает ей, что она обещала открыть ему тайну мира. Дочь рассказывает, что на заре
времен Брама, божественная первооснова, позволил матери мира Майе соблазнить себя, дабы
размножиться. Это соприкосновение божественной первоматери с земной стало грехопадением неба.
Таким образом, мир, жизнь, юди не более чем фантом, видимость, сон. Чтобы освободиться
от земной материи, потомки Брамы ищут ишений и страданий. Но потребность в страдании
сталкивается с жаждой наслаждений, или с любовью. Происходит борьба между болью наслаждения
и наслаждением страдания. Эта борьба противоположностей рождает силу. Дочь страдала
на земле гораздо сильнее юдей, ибо ее ощущения тоньше. Поэт спрашивает ее, что причиняло
ей самые сильные страдания на земле. Дочь отвечает, что ее существование: чувство, что
ее зрение ослаблено глазами, слух притуплен ушами, а мысль запуталась в абиринте жирных
извилин. Чтобы отряхнуть прах со своих ног, Дочь снимает туфли и бросает их в огонь.
Входит Привратница и бросает в огонь свою шаль, Офицер — свои розы, на которых
остались ишь шипы, а Стекольщик — свой алмаз, открывший дверь. Богослов бросает в огонь
мартиролог, ибо не может больше защищать Бога, который не защищает своих детей. Поэт
объясняет Дочери, кто такие мученики за веру. Дочь объясняет ему, что страдание — это
искупление, а смерть — избавление. Поэт читал, что, когда жизнь близится к концу, все
и вся вихрем проносится мимо. Дочь прощается с ним. Она входит в замок. Раздается музыка.
Замок загорается, и бутон на его крыше распускается в гигантский цветок хризантемы.
На заднике, освещенном пламенем горящего замка, проступает множество человеческих иц —
удивленных, опечаленных, отчаявшихся...