Соотношение мифологического и “реального” пространства в рассказе К. Г. Паустовского «Тёплый хлеб»

Соотношение мифологического и “реального” пространства в рассказе К. Г. Паустовского «Тёплый хлеб»

Задачи урока

— обозначить фольклорные мотивы в событиях рассказа и выяснить их значение;

— попытаться определить разницу между тем, как понимают “зло” герой и персонажи, и как понимает изображённую ситуацию автор.

В задании к произведению К. Паустовского предлагается самостоятельно разобраться, к какому жанру ближе рассказанная история и в чём состоит авторское поучение. Готовясь к обсуждению вопросов, поставленных учениками, учитель может предложить свой путь решения, построив его на узнавании традиционных мотивов, выяснении их значения и роли в выполнении авторской задачи.

Начинать размышления можно с вопроса: могут ли читатели заметить, что история, рассказанная повествователем, делится на три части? Если читатели замечают такое деление, то с какой целью это сделано и где по тексту проходит граница между частями?

Граница между первой и второй частью отмечена словами повествователя: “И вот после этого злорадного окрика случились в Бережках те удивительные дела, о которых и сейчас люди говорят, покачивая головами, потому что сами не знают, было ли это или ничего такого и не было”.

Третья часть истории отделена от второй пробелом и начинается со слов: “В морозные дни солнце всходит багровое, в тяжёлом дыму”.

В первой части истории изображается поступок мальчика Фильки, который обидел голодного коня, бросив в снег хлеб со словами: “На вас не напасёшься, на христарадников! Вон твой хлеб! Иди, копай его мордой из-под снега! Иди, копай!”

“Удивительные дела”, изображённые во второй части истории, позволяют понять, как относятся к поступку мальчика персонажи и автор. Поэтому следует рассмотреть вторую часть по составу событий и описанию, увидеть традиционные мотивы, выяснить их значение и роль в понимании авторской задачи.

Поскольку каждое событие этой части сопоставлено с предшествующими и последующими событиями в пределах всей истории, можно сначала их обозначить. Допустим:

— метель;

— рассказ Филькиной бабки;

— выбор Фильки;

— трудная задача.

Рассматривая текст первого фрагмента, следует обратить внимание на описание метели и попытаться выяснить, что означают глаголы действия, которым приписан смысл олицетворения: “И тотчас в голых деревьях, в изгородях, в печных трубах Завыл, засвистел пронзительный Ветер, Вздул снег, Запорошил Фильке горло. Ревела, Обезумев, Метель, но сквозь её рев Филька слышал тонкий и короткий Свист, — так Свистит конский Хвост, когда рассерженный Конь Бьёт им себя по бокам”. Возможно, кто-либо из учеников выскажет предположение, что так изображается в рассказе некая стихийная сила, которая несёт с собой хаос и разорение. Эта сила делает неузнаваемым привычный для героя мир: “Филька бросился обратно в дом, но никак не мог найти крыльца — так уже мело кругом и хлестало в глаза” (метель как стихия хаоса — широко используемый мотив в русской литературе XIX–XX веков).

Следующее описание позволяет читателю утвердиться в своей гипотезе и узнать в этой силе персонажа, с появлением которого традиционно происходят определённые события: “К ночи небо заледенело, как лёд, звёзды примёрзли к небесному своду, и Колючий Мороз Прошёл По Деревне. Никто его не видел, но каждый слышал Скрип Его Валенок по мёрзлому снегу, слышал, как Мороз, Озоруя, Стискивает толстые брёвна в стенах, и они трещали и лопались”. Узнаваемые черты фольклорного мотива мороза-смерти (сказки «Морозко», «Мачеха и падчерица») сочетаются здесь с мифологическим мотивом вторжения потусторонней силы, которую ученики могут сравнить с ледяными великанами из скандинавских , переходящими границу своих владений.

Следующий фрагмент состоит из двух сопоставленных между собою частей, каждая из которых, в свою очередь, объясняет предшествующее событие. Сначала повествователь пересказывает слова Филькиной бабки о голоде, который грозит жителям деревни из-за мороза: “Теперь их ждёт неминучая смерть. Воды у них нет, мука у всех вышла, а мельница работать не сможет, потому что река застыла до самого дна”.

Затем бабка объясняет Фильке, что лютый мороз “стрясся от злобы людской”, и рассказывает историю, выполняющую в рассказе важную роль. С одной стороны, содержание истории показывает, что бабка оценивает поступок внука как “великое зло”, с другой — в её рассказе раскрывается смысл этого “зла”:

“Сто лет назад упал на нашу округу такой же лютый мороз. Заморозил колодцы, побил птиц, высушил до корня леса и сады. Десять лет после этого не цвели ни деревья, ни травы. Семена в земле пожухли и пропали. Голая стояла наша земля, обегал её стороной всякий зверь — боялся пустыни”. В этом описании узнаётся мотив похищения богини плодородия (греческий миф о Персефоне).

Сопоставление двух мотивов — вторжения мороза-смерти и похищения плодородия земли — позволяет по-новому взглянуть на поступок мальчика и увидеть в нём тот смысл, который придаёт ему бабка — персонаж рассказа. Хлеб, брошенный Филькой в снег (повторение действия — хлеб, брошенный мужиком на пол в рассказе бабки) — это нарушение мирового порядка, ибо удар хлеба о землю есть оскорбление того, что выращено этой землёй, и, как следствие, утрата её плодородия (переход в иной мир, похищение). Этот мотив усилен в сюжете рассказа, он открывает границу земного мира для перехода потусторонней силы в обратном направлении. И это свидетельствует о том, что автор понимает смысл поступка своего героя в соответствии со значением архаических мотивов и выстраивает дальнейшие события во второй части истории, используя ходы древних сюжетов.

Деревенский знакомый и уютный мир, показанный в первой части истории, превращается в сказочно-мифологическое пространство: “Казалось, воздух замёрз, и между землёй и луной осталась одна пустота — жгучая и такая ясная, что если бы подняли пылинку на километр, то и её было бы видно, и она светилась бы и мерцала, как маленькая звезда… За окнами воздух был синий, сухой и страшный… Чёрные ивы поседели от стужи, ветки их поблёскивали, как стеклянные”. Это признаки иного мира, перерождения живых предметов в мёртвые, благодаря которым деревенский пейзаж приобретает внеземные черты.

В этом пространстве изменяется ход реальных событий, и герой начинает действовать, как персонаж притчи и волшебной сказки. Ему нужно преодолеть смерть, поскольку после рассказа бабки (поступок мужика и наказание за него) он сделал свой выбор. Он идёт на мельницу (в русской народной традиции мельница воспринимается как граница между земной жизнью и потусторонними силами), также преодолевая смертельную опасность, чтобы решить трудную задачу.

Каждый из мотивов, входящих в заключительные события второй части (дом на границе, хозяин дома, содержание трудной задачи, чудесная помощь), переосмыслен автором применительно к ситуации. Прежде всего следует выяснить, что состав трудной задачи включает искупление вины перед людьми и перед землёй. В свете проделанной работы по интерпретации предшествующих событий ученики могут попытаться объяснить, почему мельник Панкрат одобряет решение Фильки скалывать лёд на реке, чтобы освободить воду, и почему тот же Панкрат сомневается в успехе этого мероприятия. Труд мальчика соотносится с трудом по возделыванию земли, выращиванию зерна, превращению его в “тёплый хлеб” и возмещает обиду, которую он нанёс людям. Но Фильке даже вместе с его товарищами и стариками из деревни не по силам бороться со стихией. Поэтому в сюжете опять появляется сказочный мотив. В дело вступает “чудесный” помощник — сорока: “…она долетела до тёплого моря, где спал в горах тёплый ветер, разбудила его, натрещала ему про людей и мороз и упросила его прогнать этот мороз, помочь людям”.

Теперь её роль нетрудно объяснить, также как и цель автора, который прибегает к такому приёму. Автору необходимо показать, что поступком мальчика был нарушен мировой порядок, и вот теперь он восстанавливается с помощью природных сил, в нём заинтересованных. Интересно также отметить момент, после которого сорока отправилась в далёкий путь: он показывает, как действия персонажей связаны между собой и как они подготавливают события, описанные в третьей части истории.

По составу событий и по их описанию третья часть противостоит первой и второй со знаком “плюс”. Всё, что было нарушено в ходе действия, приходит в порядок. Благодаря стараниям сороки мороз отступает, и деревня обретает прежний облик: “Ветер дул с юга. С каждым часом становилось теплее. С крыши падали и со звоном разбивались сосульки. Вороны вылезли из-под застрех и снова обсыхали на трубах, толкались, каркали”.

Все дальнейшие события приобретают “правильный” характер: мельница заработала, деревенские бабы стали печь вкусный хлеб, Филька помирился с конём, и даже сорока перестала быть “чудесной” помощницей, а сердилась и трещала без умолку, как и положено этой птице. По желанию учеников можно рассмотреть описание одного из перечисленных эпизодов, чтобы убедиться, что действия персонажей, их отношение к происходящему и авторская оценка события противоположны (“зеркально” отражают) подобное событие в первой и второй части рассказа.

Обобщая проделанные наблюдения, ученики могут прийти к заключению, в чём состоит “поучение” автора и каким образом он его передаёт.