Водные проблемы Центральной Азии

Водные проблемы Центральной Азии



А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

English

Краткое описание документа Водные проблемы Центральной Азии

Вода становится предметом политической торговли между странами региона. Водная проблема используется в некоторых случаях как метод давления на ту или иную страну для разрешения конфликтных ситуаций.

Водные проблемы Центральной Азии

Алмаз Калет

Кыргызстан занимает третье место среди стран СНГ по гидроресурсам, пропуская вперед Россию и Таджикистан. Только на реке Нарын и ее притоках, по мнению специалистов Института региональных исследований, в Кыргызстане можно построить 22 гидроэлектростанции с ежегодной выработкой электроэнергии порядка 30 млрд квт/ч (по данным депутатов 56,9 млрд квт/ч). По словам же председателя депутатского комитета по стратегическому развитию промышленности и предпринимательства кыргызского парламента Жаныша Рустенбекова, гидроэнергетический потенциал Кыргызстана составляет 142,5 млрд квт/ч, который сегодня освоен только на 10%.

В общем, на первый взгляд кажется, что гидроресурсами Кыргызстан не обделен. Но, по словам Алексея Сизенцева, специалиста по водопользованию проекта земельных реформ в Кыргызстане, это далеко не так: «Исторически сложилось, что водные ресурсы в бассейнах рек Чу, Талас и Сыр-Дарьи распределены между Кыргызстаном и соседними странами. В бассейне реки Чу Кыргызская Республика использует 58 % стока, в бассейне реки Талас – 50 %, в бассейне реки Сыр-Дарьи – 18 %, в бассейне реки Аму-Даръи (река Кызыл-Су) – 20 %. На протяжении сотен лет водными ресурсами, сформированными на территории Кыргызстана, пользуются все страны Центрально-Азиатского региона».

Но вот, что делать с этим богатством – не совсем ясно. То мы хотим продавать его по мировым ценам, вызывая недопонимание у соседей, то согласны отдавать за полцены. Вода становится предметом политической торговли между странами региона. Водная проблема используется в некоторых случаях как метод давления на ту или иную страну для разрешения конфликтных ситуаций. Учитывая, что почти вся питьевая и поливная вода сконцентрирована в двух странах региона, все это может привести к нежелательным политическим последствиям. Символично, что эти страны – наиболее бедные в регионе – Кыргызстан и Таджикистан, а в воде больше всего нуждаются богатые страны региона – Узбекистан и Казахстан. Поэтому водная проблема была чуть ли не единственным козырем у бедных стран при разговоре с богатыми соседями. Но официальный Ташкент слышать не хочет о продаже воды. Астана же вяло сопротивляется. Любопытно, что о политизированности водной проблемы говорят и руководители депутатских комиссий и комитетов кыргызского парламента.

Одна из самых обсуждаемых водных проблем – слив воды зимой и ее нехватка летом. Все это вызвано тем, что зимой Кыргызстан испытывает острую нехватку в электроэнергии, поэтому вынужден сбрасывать воду из Токтогульского водохранилища, что приводит к наводнениям в Ферганской долине. Летом же воды сбрасывается меньше, что является причиной засухи. Для разрешения этой ситуации депутаты кыргызского парламента предлагают совместными усилиями построить в верховьях реки Нарын, в районе Камбартинской ГЭС, еще две гидроэлектростанции, что, по их мнению, обеспечило бы жителей Кыргызстана зимой электроэнергией, а жителей Казахстана и Узбекистана летом водой. По словам председателя депутатского комитета по стратегическому развитию промышленности и предпринимательства кыргызского парламента Жаныша Рустенбекова, строительство дополнительных ГЭС дало бы Кыргызстану возможность вырабатывать дешевую дополнительную электроэнергию, накапливать зимой воду в Токтогульском водохранилище и за счет этого увеличить экспорт электроэнергии в другие страны. Для соседей же, по словам депутата, появилась бы возможность получения необходимого количества воды в вегетационный период и дешевую электроэнергию.

Противники строительства новых гидроэлектростанций есть и среди членов правительства Кыргызстана, они считают, что некуда будет продавать излишки электроэнергии. В то же время на экономическом саммите в Бишкеке, прошедшем в мае 2004 года и посвященном экономическому сотрудничеству Афганистана и стран Центральной Азии, вице-премьер правительства Кыргызстана Джоомарт Оторбаев заявил, что правительства Афганистана и Кыргызстана изучают возможные варианты поставки электроэнергии из Нарынского каскада в северные районы Афганистана. Ближайшие соседние страны – Узбекистан и Казахстан – также не сидят без дела. Чтобы не зависеть от кыргызской электроэнергии и воды, страны, распложенные в низовьях, заняты активной разработкой собственных водохранилищ. Если все-таки это произойдет, то Кыргызстану, в самом деле, некому будет продавать излишки электроэнергии, надо будет искать новые рынки сбыта. Но это не так-то легко.

Ни одна из стран региона не готова решить водную проблему совместными усилиями. Каждая решает ее в одностороннем порядке, который только ей выгоден. Парламент Кыргызстана в прошлом году принял закон «О воде», который вызвал предсказуемую, негативную реакцию в Казахстане и Узбекистане. Правительства этих стран не хотят платить за водный ресурс странам, расположенным в верховьях рек. Получается тупиковая ситуация: кыргызское правительство предлагает соседям совместное разрешение создавшихся проблем, но богатые соседи предполагают, что официальный Бишкек всего лишь хочет переложить часть груза на их плечи. Поэтому о каком-либо совместном участии в некоем проекте, способном разрешить проблему, не идет и речи. Ситуация может осложниться еще и тем, что международные финансовые институты в Кыргызстане время от времени поднимают проблему приватизации энергетической отрасли экономики. Если все-таки этот процесс начнется в Кыргызстане, то он будет иметь далеко идущие последствия для всего региона.

Пока перебои с электричеством, питьевой и поливной водой в регионе, в частности в Ферганской долине, приводят к эскалации социальной напряженности, межнациональным конфликтам в приграничных районах, где существуют спорные водные каналы и реки. Граждане не в состоянии оплачивать регулярно растущие с каждым годом тарифы, в результате чего представители энергетических и водных служб просто отключают в домах воду и электроэнергию. Вот что говорит житель города Ош Кубат Насыров: «Наша семья почти регулярно платит за электроэнергию и воду, но иногда не бывает денег. Я как таксист зарабатываю чистыми всего шестьсот сомов, а за электроэнергию надо платить около двухсот сомов летом, а зимой пятьсот сомов. Как жить?»

Почти все страны региона проблемы водоснабжения и электроэнергии рассматривают исключительно с точки зрения национальной безопасности. Поэтому все вопросы в этой плоскости решаются на самом высоком уровне. Но этот уровень не всегда говорит о результативности. Последняя такая встреча была 11 февраля 2004 года в Бишкеке, на ней присутствовали заместители премьер-министров и руководители водохозяйственных и энергетических отраслей экономики Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана Наряду с текущими вопросами была рассмотрена проблема Шардарьинского водохранилища в Казахстане. По инициативе депутата кыргызского парламента Темира Сариева, который недоволен результатами этой встречи, были инициированы парламентские слушания по этому поводу. Темир Сариев считает, что отключение электроэнергии в рамках принятых соглашений между странами региона нарушает права потребителей в Кыргызстане, наносит урон экономике республики. По его данным, из-за ограничения выработки электроэнергии на Токтогульской ГЭС Кыргызстан ежедневно теряет около 5-6 млн сомов.

Напомним кратко суть проблемы Шардарьинского водохранилища, которая является одной из составляющих частей Нарын-Сырдарьинского гидрокаскада. Из водохранилища питается река Сыр-Дарья и ирригационная и мелиоративная система всего юга Казахстана. Но даже при таком интенсивном водопользовании в Шардаре периодически скапливаются огромные запасы пресной воды, которую сливали в так называемую Голодную степь (другое название – Арнасайская низменность), расположенную на территории Узбекистана. В результате этого там появилось настоящее море засоленной воды – Арнасайское мертвое море. Узбекистан, чтобы защитить себя, начал строить дамбы в одностороннем порядке. Казахстан считает, что строительство дамб может привести к реальной угрозе переполнения водохранилища, тогда плотину просто прорвет, и двадцатиметровая волна воды смоет часть Южно-Казахстанской области и г. Кызыл-Орду. Поэтому Астана добивается, чтобы Ташкент открыл Арнасай для сброса воды из Шардары, а Бишкек сократил подачу воды из Нарынского каскада. Так что водно-энергетическая проблема характерна не только для Ферганской долины, но и для Центрально-Азиатского региона. Разрешение этих проблем лежит не только в экономической плоскости, но в социально-политической.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.relga.ru/