Правовой статус: соотношение со смежными понятиями

Правовой статус: соотношение со смежными понятиями

(Орлова К. А.) ("Мировой судья", 2013, N 4) Текст документа

ПРАВОВОЙ СТАТУС: СООТНОШЕНИЕ СО СМЕЖНЫМИ ПОНЯТИЯМИ

К. А. ОРЛОВА

Орлова Ксения Александровна, ведущий юрисконсульт Калининградской железной дороги (филиал ОАО "РЖД"), аспирант Балтийского федерального университета им. И. Канта.

В статье рассматриваются спорные вопросы соотношения категории "правовой статус" с такими смежными понятиями, как "субъект права", "субъект правоотношения", "правосубъектность", "правовое положение". Анализируются противоположные теоретические взгляды ученых по данному вопросу.

Ключевые слова: правовой статус, субъект права, субъект правоотношения, правосубъектность, правовое положение.

Legal status: correlation of neighboring concepts K. A. Orlova

This article describes controversial questions of a ratio of the category "legal status" with such adjacent concepts, as "legal subject", "subject of legal relationship", "legal personality", "legal standing". Opposed theoretical views of scientists on this issue are analyzed.

Key words: legal status, subject of law, subject of legal relation, legal personality, legal status.

В отечественной юридической науке до настоящего времени не сложилось однозначное представление о соотношении категории "правовой статус" с такими смежными понятиями, как "субъект права", "субъект правоотношения", "правосубъектность", "правовое положение". При анализе этих вопросов основные споры концентрируются вокруг содержания, объема, элементов, использования этих правовых конструкций, что делает весьма затруднительным выявление их взаимосвязи и взаимообусловленности. Поскольку теоретические взгляды имеют принципиальное значение для построения и совершенствования правовой системы, в том числе законодательства, остановимся на освещении этих проблем более подробно. Так, дискуссии разворачиваются вокруг определения правового статуса. Например, А. Б. Венгеров вкладывает в понятие "статус" статическое содержание, полагает, что эта категория определяет набор прав, которыми субъект обладает для вступления в гипотетическое, возможное правоотношение, и отграничивает ее от категории "правосубъектность", означающей, по его мнению, характеристику правомочий конкретного субъекта в конкретном правоотношении <1>. В. С. Нерсесянц определяет правовой статус как правовое положение, законодательно закрепленную право - и дееспособность в сфере частных и публично-властных отношений <2>. А. В. Малько считает, что правовой статус - это юридически закрепленное положение субъекта в обществе, которое выражается в определенном комплексе его прав и обязанностей <3>. А. А. Молчанов рассматривает правовой статус как характеристику участника общественных отношений, способного в силу своих особенностей иметь субъективные юридические права и нести обязанности, и в качестве его свойства называет правосубъектность <4>. -------------------------------- <1> Венгеров А. Б. Теория государства и права. М.: Юристъ, 1997. Т. 2. С. 19. <2> Нерсесянц В. С. Теория права и государства: Учебник для юридических вузов и факультетов. М.: Норма, 2001. С. 239. <3> Малько А. В. Теория государства и права в схемах, определениях и комментариях: Учебное пособие. М.: Проспект, 2010. 136 с. <4> Молчанов А. А. Гражданская правосубъектность коммерческих организаций в Гражданском кодексе РФ: общие положения // Цивилистические записки / Под ред. В. А. Рыбакова, А. Я. Гришко. М.: Юристъ, 2004. Вып. 5: Проблемы кодификации гражданского законодательства в Российской Федерации. С. 158 - 159, 164.

Достаточно спорным является вопрос о соотношении терминов "правовой статус" и "правовое положение". Ряд авторов полагают, что они являются равнозначными, взаимозависимыми и употребляются исходя из стилистических особенностей письменной и устной речи <5>. Другие ученые отстаивают тезис о том, что эти категории не являются тождественными, но с разных точек зрения. Например, часть исследователей признают, что наиболее емким по содержанию является правовое положение личности, а правовой статус выступает одним из его составляющих <6>. Другие считают, что в данном случае юридическая терминология нуждается в третьей, более широкой, обобщающей категории - "политико-правовое состояние" <7>. Третьи обосновывают свою точку зрения различием понятий "субъект права" и "субъект правоотношений", соответственно, о правовом статусе можно говорить лишь на уровне общего и особенного (об общем и специальном правовых статусах), являющихся правовыми абстракциями и соотносимых со столь же абстрактной категорией - "субъект права". Содержание же индивидуального правового статуса подвижно, поскольку обусловлено возникновением, изменением и прекращением разнообразных правоотношений, что не согласуется со статичностью самого термина "статус". Поэтому применительно к индивидуальному субъекту предлагается употреблять "правовое положение" как "реалию, наполненную конкретным содержанием" <8>. Четвертые предлагают ограничить понятие правового статуса категориями прав, свобод и обязанностей, которые позволяют четко выделить его структуру, а предстатусные и послестатусные положения включить в понятие "правовое положение" <9>. -------------------------------- <5> См., например: Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М.: Инфра-М; Норма, 1997. С. 16, 28; Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2004. С. 186 - 187. <6> См., например: Комаров С. А., Ростовщиков И. В. Личность. Права и свободы. Политическая система. СПб.: Изд-во Юридического института, 2002. С. 11. <7> Один из представителей этого направления С. А. Комаров под политико-правовым состоянием личности понимает юридическую форму выражения взаимоотношений личности с государством, отображающихся в зависимости от особенностей политико-правовой связи в правовом статусе. См.: Комаров С. А. Личность в политической системе российского общества (политико-правовые исследования). Саранск: Изд-во Мордовского университета, 1995. С. 14. <8> Якимов А. Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) // Государство и право. 2003. N 4. С. 5 - 10. <9> См.: Общая теория прав человека / Под ред. Е. А. Лукашевой. М.: Норма, 1996. С. 30.

Общепризнано, что категория "правовой статус" неразрывно связана с категорией "субъект права" и другими производными от нее или самостоятельными (в зависимости от точки зрения) элементами, однако на этом единство мнений заканчивается. При этом многие вопросы концентрируются вокруг проблематики субъектов права, в том числе и соотношение со смежными категориями. Так, в отечественной науке обсуждаются различные аспекты понятия субъекта права, где в целом можно выделить три основных подхода. Представители первого подхода (В. С. Андреев, Н. Г. Александров, Б. К. Бегичев, В. М. Сырых, С. А. Комаров, Л. С. Явич и др.) рассматривают понятие "субъект права" через правосубъектность. Другие ученые (Л. Д. Воеводин, В. М. Горшенев, В. А. Кучинский, Е. А. Лукашева, Г. В. Мальцев, П. Е. Недбайло, Ц. А. Ямпольская и др.) включают правосубъектность в качестве элемента в правовой статус, в связи с чем понятие "субъект права" характеризуется через правовой статус. Сторонники третьего подхода (Н. В. Витрук, Н. И. Матузов, Ю. С. Мацулевич) отмечают, что субъект права, правосубъектность и правовой статус - относительно самостоятельные правовые категории, между которыми прослеживается корреляционная связь, суть которой заключается в том, что наделение лица правосубъектностью предполагает закрепление за ним правового статуса. Достаточно спорным является вопрос: равнозначны ли понятия "субъект права" и "субъект правоотношения"? Одни авторы исходят из того, что понятия "субъект права" и "субъект правоотношения" тождественны. В частности, М. Н. Марченко констатирует, что в современной юридической литературе указанные понятия чаще всего используются в качестве синонимов <10>. М. Н. Матузов утверждает, что понятия "субъекты права" и "субъекты правоотношений" в принципе равнозначны <11>. В свою очередь, Р. О. Халфина делает вывод о том, что понятие "субъект правоотношения" является более узким, чем понятие "субъект права", поскольку носитель прав и обязанностей может и не быть участником конкретного, реального правоотношения <12>. По мнению С. С. Алексеева, субъект права - это лицо, обладающее правосубъектностью, т. е. лицо, потенциально (вообще) способное быть участником правоотношений, а субъект правоотношения - это реальный участник данных правоотношений <13>. А С. А. Якубов считал, что субъект права - понятие первичное по отношению к понятию субъекта правоотношения, т. к. оно предшествует ему, но затем конкретизируется, определяется в конкретном правоотношении <14>. -------------------------------- <10> Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2009. С. 645. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Учебник Н. И. Матузова, А. В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004. ------------------------------------------------------------------ <11> См.: Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2001. С. 388. <12> Халфина Р. О. Общее учение о правоотношениях. М.: Юридическая литература, 1974. С. 30. <13> См.: Алексеев С. С. Общая теория права. М.: Юридическая литература, 1982. Т. 2. С. 40. <14> Якубов С. А. Субъекты советского гражданского процессуального права. Ташкент: ФАН, 1973. С. 213.

Анализ сущности, назначения и использования категории "правовой статус" невозможен без учета его связи с правосубъектностью и близких к ней составляющих, но многие вопросы остаются открытыми. Так, в юридической литературе понятие правосубъектности также не получило однозначной трактовки. Например, в теории права разрабатываются положения о правосубъектности как о стадии правового регулирования (С. С. Алексеев, О. М. Горшенев); категории, раскрывающей правовой статус субъектов права (А. В. Мицкевич, Г. В. Мальцев, Г. И. Петров); предпосылке участия в правоотношениях (Р. О. Халфина) и др. Однако многие ученые, такие как Н. Г. Александров, Б. К. Бегичев, Л. С. Явич, В. М. Сырых, Р. Х. Макуев и другие, сошлись во мнении, что правосубъектность представляет собой совокупность правоспособности, дееспособности и правового статуса. Таким образом, проведенный анализ говорит о том, что определить соотношение обозначенных категорий чрезвычайно затруднительно. Однако, изучив ряд нормативных и литературных источников, можно сделать вывод о том, что в большинстве случаев категории "правовой статус", "субъект права", "правосубьектность" используются как самостоятельные, но взаимосвязанные и взаимозависимые конструкции. В самом общем виде, с формально-юридических позиций категория "субъект права" определяется через категории "правосубъектность" (совокупность свойств, позволяющих тому или иному лицу выступать в качестве субъекта права) и "правовой статус" (нормативное отражение фактического положения лица в обществе и государстве). При этом пары субъект права - субъект правоотношения, правовой статус - правовое положение употребляются чаще всего в качестве синонимов.

Название документа