Договор об организации перевозок грузов: субъектный состав, порядок заключения, ответственность

Договор об организации перевозок грузов: субъектный состав, порядок заключения, ответственность

(Морозов С. Ю.) ("Гражданское право", 2011, N 2) Текст документа

ДОГОВОР ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПЕРЕВОЗОК ГРУЗОВ: СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ, ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ <*>

С. Ю. МОРОЗОВ

Морозов Сергей Юрьевич, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье анализируется правовой статус грузовладельца как стороны договора об организации перевозок грузов. Рассматривается возможность участия в договоре грузополучателя. Исследуются вопросы ответственности за нарушение договорных обязательств.

Ключевые слова: договор об организации перевозок, грузовладелец, ответственность по договору.

In article the legal status of the cargo owner, as sides of the contract about the organization of transportations of cargoes is analyzed. The possibility of participation in the contract the addressee of a cargo. is considered. Questions of the responsibility for infringement of treaty obligations are investigated.

Key words: the contract about the organization of transportations, the cargo owner, the responsibility under the contract.

В качестве субъектов договоров об организации перевозок в соответствии со ст. 798 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) выступают перевозчик и грузовладелец. В качестве грузовладельца выступает лицо, владеющее грузом на законных основаниях и способное предъявлять груз в обусловленном объеме. Грузовладелец и грузоотправитель не всегда совпадают в одном лице. Например, в качестве грузовладельца может выступать экспедитор, заключающий договор перевозки грузов от своего имени. А. М. Рубин, в частности, считает, что появление термина "грузовладелец" обязано тому, что, исходя из взаимосвязи договора централизованной перевозки и договора поставки, "на стороне грузоотправителя может выступать значительное число предприятий и организаций, выполняющих обязанности по отправке грузов <1>. -------------------------------- <1> См.: Рубин А. М. Договор централизованной перевозки грузов автомобильным транспортом в советском праве // Вопросы советского транспортного права. М., 1957. С. 204 - 205.

Несовпадение грузовладельца и грузоотправителя в одном лице ставит вопрос о правовом положении грузоотправителя по договору об организации перевозок грузов, который относится к категории рамочных организационных договоров. Такого рода договоры предполагают систематическое заключение организуемых договоров (в данном случае договоров перевозки грузов) между теми же субъектами (перевозчиком и грузовладельцем). Между тем договор перевозки грузов всегда заключается с грузоотправителем, который может и не являться грузовладельцем. Получается, что субъекты организационного и организуемого правоотношений совпадают не полностью. На каком же основании грузоотправитель, не являющийся грузовладельцем и не заключивший договор об организации перевозок грузов, получает право заключить договор перевозки грузов на условиях договора об организации перевозок? Не является ли он третьим лицом, в пользу которого заключен договор? В этом вопросе существует некоторая неопределенность. Однозначно можно утверждать лишь то, что право воспользоваться условиями договора об организации перевозок у грузоотправителя действительно возникает из договора и данному праву не противостоит субъективная обязанность. Однако в отличие от договоров в пользу третьего лица здесь третье лицо (грузоотправитель) не получает возможности заменить кредитора в этом же обязательстве (договоре об организации перевозок грузов). Он приобретает право вступить в иное обязательство (договор перевозки грузов) на условиях рамочного договора. Высший Арбитражный Суд РФ в своем Определении от 18 января 2007 г. N 16224/06 указал, что нормы ГК РФ не устанавливают, что заключение договора об организации перевозок лицом, не являющимся грузовладельцем или грузоотправителем, влечет его недействительность <2>. -------------------------------- <2> Документ опубликован не был (см.: СПС "КонсультантПлюс").

Что касается грузополучателя, то в принципе он мог бы быть участником правоотношений по организации систематических перевозок лишь в случаях, когда рамочный договор направлен на организацию выдачи грузов на заключительной стадии перевозки. Применение термина "грузовладелец" создает предпосылки для возможности заключать договор об организации перевозок грузов не только с грузоотправителем, но и с грузополучателем. В этом случае на систематической основе организовывалось бы исполнение обязанностей перевозчика по выдаче груза. Признание договора перевозки грузов договором в пользу третьего лица позволяет реализовать такую схему правовых взаимоотношений. Ведь грузополучатель, выразив свою волю принять груз, заменяет кредитора (грузоотправителя) в обязательстве и в части реализации прав на получение груза становится самостоятельной фигурой, независимой от грузоотправителя. Причем такой договор об организации перевозок грузов мог бы предусматривать получение грузов не от одного, а от множества разных грузоотправителей, и в этом случае его условия никак не зависели бы от того, заключен ли договор об организации перевозок грузов между конкретным грузоотправителем и данным перевозчиком. Однако действующее законодательство создает определенные препятствия для участия грузополучателя в рамочном организационном договоре. Отношения по выдаче грузов никак не сочетаются с предметом договора об организации перевозок грузов, который представляет собой действия грузовладельца по предъявлению груза к перевозке, а не по его получению. Хотя ст. 798 ГК РФ и предусматривает необходимость согласования других условий организации перевозки, такие условия не составляют предмет договора, а являются его содержанием. Между тем, как верно отмечает А. И. Хаснутдинов, содержание договорного обязательства предопределяется его предметом, а не наоборот <3>. Это весомый аргумент в пользу расширения предмета договора об организации перевозок грузов. -------------------------------- <3> Хаснутдинов А. И. Вспомогательные договоры на транспорте: Дис. ... д-ра юрид. наук. Иркутск, 1995. С. 136.

Как верно отмечается в научной литературе, долгосрочный договор об организации перевозок заключается в письменной форме <4>. Что же касается принудительного порядка заключения договора об организации перевозок, то исчерпывающий ответ о такой возможности дает Постановление Пленума ВАС РФ N 18 от 12 ноября 1998 г. В нем говорится, что заключение договора об организации перевозок железнодорожным транспортом не является обязательным и при отказе одной из сторон заключить такой договор другая сторона через арбитражный суд не может требовать его заключения <5>. -------------------------------- <4> См.: Комментарий к Транспортному уставу железных дорог Российской Федерации / Под ред. Т. Е. Абовой, В. Б. Ляндреса. М., 1998. С. 26. <5> См.: Вестник ВАС РФ. 1999. N 1.

Договор об организации перевозок грузов не освобождает грузоотправителя от подачи заявки. В этой связи вызывает сомнение правильность утверждения Б. И. Пугинского, который считает, что предъявление заявки во исполнение договора об организации перевозок необходимо только тогда, когда это предусмотрено транспортными уставами и кодексами <6>. В заявке на конкретную перевозку указывается точное наименование и количество груза, тип транспортного средства, время его подачи под погрузку, пункт назначения. Трудно себе представить, каким образом согласовывались бы данные условия при отсутствии в транспортных уставах и кодексах указания на необходимость подачи заявки. Кроме того, что, на наш взгляд более существенно, рамочному договору об организации перевозок грузов нечего будет организовывать, если будет отсутствовать договор о предъявлении груза к перевозке, который не может возникнуть без подачи заявки. А организационные договоры всегда предполагают наличие организуемых договорных обязательств. Так, Х. И. Шварц небезосновательно полагал, что только согласование заявки, принятие ее образуют правовую основу взаимоотношений сторон в течение данных суток. Вместе с тем автор придавал заявке значение дополнительного договора на перевозки, осуществляемые в данные сутки, что, на наш взгляд, нельзя признать приемлемым <7>. -------------------------------- <6> Пугинский Б. И. Коммерческое право. 2-е изд. М., 2006. С. 246. <7> См.: Шварц Х. И. Правовое регулирование перевозок на автомобильном транспорте. М., 1966. С. 44.

Правовая природа рамочного договора предполагает специфику в вопросах регулирования ответственности за неисполнение его условий. Например, М. А. Тарасов полагал, что, если договор об организации перевозок "не будет реализован полностью, денежных санкций за такое нарушение не установлено. Следовательно, годовой (навигационный) договор является договором без исковой силы, так как невыполнение обязательств по разовым договорам о перевозках по рельсовым, воздушным, автомобильным и водным путям влечет ответственность, указанную в транспортных положениях, уставах и кодексах" <8>. Нетрудно заметить, что автор связывает ответственность за невыполнение условий договора с тем обстоятельством, что этот договор по своей правовой природе является организационным. Именно это обстоятельство является важным, поскольку все остальные утверждения М. А. Тарасова обусловлены отсутствием в законодательстве норм об ответственности за нарушения организационного договора и должны быть временно отодвинуты нами на второй план. С позиций же сегодняшнего дня вызывают удивление утверждения некоторых авторов по исследуемому вопросу. Г. П. Савичев полагал, что "ГК, равно как и транспортные уставы и кодексы, оставляет как бы открытым вопрос об ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора об организации перевозок грузов, поскольку ст. 798 ГК РФ лишь устанавливает, что перевозчик обязуется в установленные сроки принимать, а грузовладелец - предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме. Применительно к перевозчику обязанность подать отправителю груз под погрузку в срок определяется и в ст. 791 ГК РФ. Следовательно, неисполнение такой обязанности влечет имущественную ответственность, предусмотренную ст. 794 ГК РФ" <9>. Очевидно, что автор отождествляет ответственность за неисполнение условий договора о предъявлении груза к перевозке, изложенных в договоре об организации перевозок, и ответственность за неисполнение обязательств по рамочному договору. Близким по смыслу к такой позиции является утверждение Ю. Б. Маковского, по мнению которого "ответственность сторон возникает с момента заключения договора об организации перевозок или с момента вступления в силу договора перевозки и охватывает все стадии транспортного процесса до рассмотрения взаимных претензий и исков в суде" <10>. Во-первых, удивительным представляется утверждение о том, что договор об организации перевозок является основанием для наступления ответственности. В качестве такого основания можно рассматривать лишь нарушение условий договора, которых при надлежащем исполнении обязательств не должно быть вообще. Во-вторых, непонятно, каким образом может охватывать ответственность за нарушение условий договора об организации перевозок все стадии транспортного процесса, если речь в нем идет только о будущем вступлении сторон в договорные отношения. Корни такой позиции мы находим в следующем высказывании автора: "...договором об организации перевозок стороны, в целях придания им юридической силы, могут предусмотреть условия ответственности за его невыполнение или несвоевременное выполнение, увязав ее с ответственностью за невыполнение принятой заявки на перевозку грузов" <11>. Аналогичную позицию занимает Б. И. Пугинский, который объединяет отношения, вытекающие из подачи заявки на перевозку, и договоры об организации перевозок в единую группу обязательств по объемам перевозок. Причем отмечается, что это самостоятельный вид обязательств с собственным содержанием и ответственностью <12>. На наш взгляд, нельзя смешивать ответственность за неисполнение условий организационного и организуемого договора. Ответственность по договору об организации перевозок наступает лишь за отказ учитывать его условия при заключении и исполнении договора о предъявлении груза к перевозке. -------------------------------- <8> Тарасов М. А. Договор перевозки. Ростов н/Д, 1965. С. 90. <9> См.: Савичев Г. П. Правовое регулирование перевозок народнохозяйственных грузов. М., 1986. С. 36. <10> Транспортное право / В. Г. Ермолаев, А. Е. Землянский, Ю. Б. Маковский, О. В. Сиваков. М., 2002. С. 308. <11> Там же. С. 363. <12> См.: Пугинский Б. И. Указ. соч. С. 247.

Применительно к ранее действовавшему законодательству, в частности внутреннему водному, доминировала точка зрения, согласно которой в долгосрочных договорах об организации систематических перевозок "не должна предусматриваться ответственность сторон за невыполнение годового объема перевозок, так как ст. 179 - 182 УВВТ предусматривают гражданскую ответственность сторон в виде штрафа за невыполнение объема перевозок, установленного планом лишь на данный месяц" <13>. В настоящее время некоторые авторы, напротив, считают, что ответственность сторон при неисполнении условий долгосрочного договора наступает только в том случае, если эта ответственность в нем предусмотрена. Рассмотрение споров при нарушениях сторонами долгосрочного договора осуществляется в порядке, установленном законодательством <14>. При этом отвергается и возможность применения общих положений ГК РФ о нарушении обязательств, что, как нам представляется, не имеет под собой никаких оснований. Положения ст. 15 ГК РФ предоставляют лицу, право которого нарушено, возможность требования полного возмещения причиненных ему убытков, т. е. расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Правила этой статьи в полной мере применимы и к ответственности по договорам об организации перевозок. -------------------------------- <13> См.: Ходунов М. Е. Комментарий к Уставу внутреннего водного транспорта Союза ССР. М., 1972. С. 42. <14> См.: Комментарий к Транспортному уставу железных дорог Российской Федерации / Под ред. Т. Е. Абовой, В. Б. Ляндреса. М., 1998. С. 26.

Ответственность за нарушение условий договора об организации перевозок строится в соответствии с требованиями ст. 401 - 406 ГК РФ. При этом нельзя в полной мере согласиться с Б. Д. Завидовым, по мнению которого в данном случае следует руководствоваться принципом наличия вины в действиях неисправного контрагента <15>. Такое утверждение не согласуется с требованиями п. 3 ст. 401 ГК РФ, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. -------------------------------- <15> См.: Завидов Б. Д. Договорное право России. М., 1998. С. 62.

Название документа