История возникновения и развития государственного обвинения в России

История возникновения и развития государственного обвинения в России

(Лукожев Х. М.) ("История государства и права", 2011, N 23) Текст документа

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ В РОССИИ <*>

Х. М. ЛУКОЖЕВ

Лукожев Хусен Манаевич, доцент кафедры уголовного процесса юридического факультета Кубанского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье исследуется история становления института государственного обвинения. Автор отмечает, что только после судебной реформы 1864 г. в России появились государственные обвинители. При этом перераспределение полномочий прокурора в сторону государственного обвинения не лишило деятельность прокурора надзорной сущности.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, прокурор, государственный обвинитель, суд, потерпевший, история.

The article researches the history of development of state accusation. The author says that state prosecutors appeared only after the court reform of 1864 in Russia. The distribution of authorities of the public prosecutor to the state prosecution didn't prevent prosecutor's activity from supervision.

Key words: criminal proceedings, judge, state prosecutor, court, victim, history.

В соответствии с п. 22 ст. 5 УПК РФ обвинение - это утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим Кодексом. В уголовном процессе обвинению принадлежит огромная роль. Говоря о значении обвинения, П. М. Давыдов отмечал, что "оно служит отправным положением для разработки целого комплекса вопросов доказательственного права: о предмете доказывания, главном и доказательственном фактах, понятии доказательств, их делении соответственно характеристике обвинительных и оправдательных, прямых и косвенных доказательств" <1>. М. С. Строгович называл обвинение "движущей силой советского уголовного процесса" <2>, а М. А. Чельцов - "пружиной, действие которой обусловливает развитие процесса, движение уголовного дела по ступенькам" <3>. -------------------------------- <1> Давыдов П. М. Обвинение в советском уголовном процессе: Дис. ... д. ю.н. Свердловск, 1973. С. 84. <2> Строгович М. С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 56. <3> Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 88.

Государственное обвинение является разновидностью публичного обвинения, осуществляемого в различных формах с целью применения уголовного закона к лицам, совершившим преступление, и направлено на защиту интересов личности, общества, государства. Исключительным правом на государственное обвинение наделяется прокуратура. Согласно п. 6 ст. 5 УПК РФ государственный обвинитель - поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры. Совокупность средств и методов реализации прокурором в суде обвинительной функции охватывается одним собирательным понятием - "поддержание государственного обвинения". Для того чтобы понять сущность и содержание государственного обвинения в суде, необходимо разобраться, как оно возникло и развивалось. Это подводит нас к необходимости подробнейшего освещения соответствующих вопросов, касающихся истории участия прокурора в судебном разбирательстве по уголовным делам. В Древней Греции уголовная юстиция носила частно-исковой характер. "При отсутствии обвинителя дело не начиналось даже при наличии явного преступления. Однако на практике, по единодушному свидетельству древних авторов, в случаях совершения преступлений недостатка в обвинителях никогда не было. Поддержание обвинения в государственных процессах рассматривалось как служение обществу, патриотический долг, почетная обязанность. В речах ораторов нередко встречаются упреки, что такой-то "никогда не обвинял" <4>. Обвинитель и подсудимый стояли на двух необделанных камнях: первый - на камне непрощения, второй - на камне обиды <5>. -------------------------------- <4> Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. СПб., 1995. С. 149. <5> Капустянский В. Д. Судебные прения в уголовном судопроизводстве: от истории к современности // Российский судья. 2005. N 6. С. 23.

В Древнем Риме все судопроизводство строилось на активности сторон, и прежде всего обвинителя. Древняя римская формула Nemo judex sine actor ("Без обвинителя нет и судьи") выражает основной принцип римского судебного процесса, являвшегося классической формой обвинительного процесса. В республиканский период основной формой обвинения в судах постоянных комиссий было так называемое народное обвинение. Предполагалось, что каждый римский гражданин, заинтересованный в охране благоденствия республики, охотно возьмет на себя благородный труд по изобличению лица, виновного в преступлении. Сообразно с этим положением суд не мог возбуждать дела по своей инициативе без наличия жалобы обвинителя (общее правило обвинительного процесса выражено Цицероном: Nemo nisi accusatus fuerit, condemnari potets - "Никто не может быть осужден без соответствующего обвинения") <6>. -------------------------------- <6> Чельцов-Бебутов М. А. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. М.: Госюриздат, 1957. Т. 1. С. 144.

Судопроизводство в раннефеодальных государствах тоже носило обвинительный характер, начинаясь по жалобе потерпевшего или его ближайших родственников <7>. -------------------------------- <7> Там же. С. 169 - 170, 187.

В России обвинительный процесс характерен для раннего феодализма. Наиболее интересным правовым документом Древнерусского государства был сборник правовых норм, называемый "Русской Правдой". Уголовное преследование возбуждалось, как правило, по жалобе (иску) потерпевшего, который собирал доказательства (свидетелей (видоков) и послухов) и сам должен был позаботиться о доставлении обвиняемого в суд. Судебный процесс представлял собой тяжбу сторон перед князем или поставленными им судьями. Независимо от предмета спора в эпоху "Русской Правды" уголовный и гражданский процесс не различались. Можно сказать, что каждый иск являлся, в сущности, обвинением: всякое притязание носило деликтный характер. Потерпевший назывался истцом, а подозреваемый в совершении преступления - ответчиком. Обвинение имело частный характер и осуществлялось от имени физических лиц, а не от имени государства. Судебное разбирательство было состязательным и гласным, дело решалось на основе представленных сторонами доказательств. Суд только следил за состязанием сторон, выслушивал свидетелей и в своем решении констатировал исход состязания. Одним из способов рассмотрения дела в суде была рота. М. Ф. Владимирский-Буданов отмечал, что "по древним толкованиям рота означает спор, битву. Она служила первоначальным источником, из которого впоследствии развились ордалии и судебные поединки" <8>. Таким образом, здесь наблюдается религиозно-формальный способ разрешения судебной тяжбы. -------------------------------- <8> Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 593.

Создание централизованного Московского государства, так же как и в Западной Европе, сопровождается в XIV - XVII вв. возникновением процесса розыскного типа ("сыска"), который стал действовать параллельно с судом, т. е. с ординарным обвинительным, а после, с отходом от ордалий и поединков, - частно-исковым судопроизводством. Обычно считается, что розыск возник в России "без всяких иноземных влияний, а вследствие лишь выяснившихся потребностей" <9>. Вместе с тем констатируется "поразительное сходство основных черт развития розыскного процесса в Западной Европе и в Московской Руси" <10>. Еще в краткой редакции Русской, или Ярославской, Правды (XI в.) упоминается об "изводе перед 12 мужами" в случае запирательства обвиняемого (ст. 15). Следует учитывать, что Правда Ярослава была составлена в 1016 г. "ввиду острой необходимости урегулировать отношения новгородцев и варягов после завоевания великокняжеской власти Ярославом Мудрым" <11>. -------------------------------- <9> Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб.: Альфа, 1996. Т. 1. С. 33. <10> Чельцов-Бебутов М. А. Очерки по истории суда и уголовного процесса. М., 1998. С. 209. <11> Свердлов М. Б. От Закона Русского к Русской Правде. М.: Юрид. лит., 1998. С. 30 - 35, 172.

Потребность систематизации и кодификации многочисленных правовых актов в период Русского централизованного государства способствовала ускорению работы по составлению первых общерусских правовых сводов - Судебника 1497 г., Судебника 1550 г. Ивана IV и Соборного уложения 1649 г. Алексея Михайловича. Сопоставление текстов этих актов показывает, что организация судов и розыска в рассматриваемый период имела много общих положений, унаследованных от предыдущих эпох. Другой процессуальной формой судебного процесса периода централизованного Русского государства был розыскной процесс, который наиболее ярко проявился в Судебнике 1550 г. Ивана IV. Розыскной процесс применялся по наиболее серьезным уголовным делам, в первую очередь по государственным преступлениям, убийствам, разбоям. Многие исследователи <12> называют данный процесс следственным, или инквизиционным. -------------------------------- <12> Клеандрова В. М. Образование Русского централизованного государства и развитие права (вторая половина XIV в. - первая половина XVI в.) // История государства и права России: Учебник / Под ред. Ю. П. Титова. М., 2000. С. 77; Чистяков О. И. Образование Русского централизованного государства // История отечественного государства и права: Учебник / Под ред. О. И. Чистякова. М., 1996. Ч. 1. С. 115.

Уложением царя Алексея Михайловича 1649 г. розыскной порядок укрепился, вытеснив остатки состязательного процесса. Попытки либерализовать процесс путем отмены пыток и телесных наказаний не изменили его сути, который оставался закрытым не только для публики, но и для сторон. Естественно, что при такой процедуре не было необходимости в представителях государственной власти, которые поддерживали бы обвинение от ее имени. Переход к абсолютизму знаменовался широким развитием законодательства. Петр I ввел в русский процесс своим Воинским уставом (1716 г.) систему законных доказательств, заимствовав ее из саксонского права. Одновременно была сохранена и пытка, от которой Петр I не только не отказался, но применение которой ввел в широкий обычай. Стадия судебного разбирательства получила свое дальнейшее развитие в "Кратком изображении процессов или судебных тяжб" 1716 г., которое Петр I заимствовал из Западной Европы. В 1722 г. 12 января Петром I по опыту Франции была создана российская прокуратура. Заимствовано было, в частности, наименование высшего должностного лица, призванного надзирать за исполнением законов, - "генерал-прокурор". При создании прокуратуры учитывались особенности государственного устройства, экономического положения, общественных отношений, сложившихся в Российской империи. Однако и при таком порядке права личности в уголовном процессе не были защищены. У обвиняемого отсутствовала возможность состязания с обвинителем, функции обвинителя и судьи совмещались в одном лице. Основной недостаток такого процесса заключается в том, что судья, будучи призван к выполнению различных противоречивых функций, тем самым поставлен в физическую невозможность выполнять их с равной добросовестностью, обстоятельностью и без неизбежной при таких условиях односторонности. Как справедливо отмечал Д. Г. Талберг в "Курсе уголовного судопроизводства" (1889), "противно человеческой природе ожидать, чтобы одно и то же лицо было и обвинителем и защитником обвиняемого и судьей в одно и то же время" <13>. -------------------------------- <13> Хрестоматия по уголовному процессу России. М., 1999. С. 66, 67.

Существенным различием между розыскным и состязательным уголовным процессом является и то, что при розыскной форме процесса функция обвинения возложена на тех лиц, которые выступают как представители суда, а в состязательном процессе та же функция возлагается на особые органы, от суда независимые (или на частных обвинителей). Следовательно, уголовно-процессуальный институт поддержания государственного обвинения мог возникнуть только в состязательном процессе, и ему не было места при розыскной форме уголовного процесса. В соответствии с Уложением, составленным в 1767 г., на прокуроров была возложена обязанность "государственного преследования преступлений", установления тесной связи с судом и осуществления "попечительского" отношения к частным лицам, нуждающимся в государственной защите. Но органом, осуществляющим государственное обвинение в суде, прокуратура еще не была. Буржуазные реформы второй половины XIX в. оказали большое влияние на содержание права России. В утвержденных царем осенью 1862 г. Основных положениях судебной реформы предусматривалось поручение обвинения органам прокурорского надзора, а защиты - сословию присяжных поверенных <14>. -------------------------------- <14> Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914. С. 50.

В ноябре 1864 г. были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, Устав гражданского судопроизводства. Уголовный процесс по Уставу уголовного судопроизводства проникнут публичным началом, хотя сохранялись некоторые элементы частно-искового характера. Движущим началом процесса являлось государственное обвинение. Создается новая концепция доказательств, главным элементом которой становится оценка доказательств по внутреннему убеждению. Судебное разбирательство - состязательное, гласное и устное. Согласно ст. 630 УУС прокурор или частный обвинитель, с одной стороны, и подсудимый или его защитник - с другой, пользуются в судебном состязании одинаковыми правами: предоставлять в подтверждение своих показаний доказательства; отводить по законным причинам свидетелей и сведущих людей; предлагать им, с разрешения Председательствующего Суда, вопросы; возражать против свидетельских показаний и просить, чтобы свидетели были передопрошены в присутствии или в отсутствие друг друга; опровергать доводы и соображение противной стороны. Роль прокурора не сводится только к уголовному преследованию обвиняемого. Он обязан осуществлять уголовное преследование и поддерживать обвинение в суде лишь в том случае, если он убежден, что для этого имеются достаточные основания. Если суд, вопреки мнению прокурора о прекращении дела, вынесет определение о придании обвиняемого суду, то прокурор может исполнение обязанностей обвинителя поручить какому-либо другому из подчиненных ему лиц прокурорского надзора или же, в особо важных случаях, принять эти обязанности на себя; но он не вправе требовать, чтобы другой прокурор поддерживал обвинение вопреки своему убеждению. Если прокурор в ходе судебного следствия найдет оправдания подсудимого уважительными, он обязан, не поддерживая обвинительного акта, опровергнутого судебным следствием, заявить о том суду по совести (ст. 740 УУС). Перераспределение полномочий прокурора в сторону государственного обвинения не лишило деятельность прокурора надзорной сущности. Прокуроры давали заключения как орган надзора за законностью по уголовным делам (за исключением дел о преступлениях, преследуемых в порядке частного обвинения); опротестовывали судебные решения как к выгоде, так и к невыгоде подсудимого; в интересах законности отказывались от обвинения в суде. Следует отметить, что ведущие юристы того времени действительно выступали за лишение прокуратуры надзорных функций в отношении суда. Так, В. Д. Спасович писал, что "общество не нуждается ни в каких других стражах законности, кроме судов, ни от кого не зависящих и стоящих под нравственным контролем только общественного мнения. За судами могут только надзирать суды, высшие за низшими" <15>. Аналогичного мнения придерживались также И. Я. Фойницкий и Н. В. Муравьев. Так, И. Я. Фойницкий отмечал, что "прокуратура может и должна быть ни чем иным, как стороной в деле, равноправной с другой стороной, не вторгающейся в сферу судебной независимости, не принимающей на себя охраны закона против суда" <16>. -------------------------------- <15> Спасович В. Д. Судебная реформа // Санкт-Петербургские ведомости. 03.01.1863. <16> Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб.: Альфа, 1996. Т. 1. С. 540.

В этот период прокуратура имела специфическую структуру. В соответствии со ст. ст. 124 - 136 Судебных уставов во главе прокуратуры стоял министр юстиции, как генерал-прокурор. Ему была подчинена вся система прокуратуры России. Одновременно прокуратура состояла при судебных органах, но дисциплинарно была от них независима. По своему характеру прокурорская деятельность проявлялась в двоякой форме: прокурор действовал как представитель законности и как представитель обвинения. Концепция, заложенная в Судебных уставах, не благоприятствовала первой функции, а способствовала развитию второй. Суть реорганизации прокуратуры в соответствии с основными принципами реформы 1864 г. состояла в ограничении прокурорского надзора исключительно судебной областью и возложении на прокурора функции поддержания обвинения в суде. Именно после судебной реформы 1864 г. в России появились государственные обвинители. Несмотря на высказываемые в то время опасения об отсутствии необходимых предпосылок, а главное, достаточного числа профессионально пригодных для выполнения этой миссии людей, государственные обвинители довольно быстро, уверенно и с достоинством вошли в российскую правовую действительность. Воплощая идеи "отцов" судебной реформы, сложился особый российский тип государственного обвинителя - лишенный позы, не склонный к унижению лиц, оказавшихся на скамье подсудимых, следующий требованиям закона и голосу совести, рассудительно и беспристрастно стремящийся к поиску и утверждению истины. С большой точностью черты русского типа обвинителя обрисовал судебный деятель А. Ф. Кони. Как он отмечал, "основные черты слагавшегося русского типа обвинителя были, - за исключением редких, но печальных уклонений в область бездушной риторики, - спокойствие, отсутствие личного озлобления против подсудимого, опрятность приемов обвинения, чуждая и возбуждению страстей, и искажению данных дела, и, наконец, что весьма важно, полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в способе держать себя на суде. К этому надо прибавить простоту языка, свободного, в большинстве случаев, от вычурности или громких и "жалких" слов" <17>. -------------------------------- <17> Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Собр. соч. В 8 т. М., 1967. Т. 4. С. 124.

Истинными слугами закона показали себя на поприще государственного обвинения П. А. Александров, В. И. Жуковский, С. А. Андреевский, А. А. Марков, М. Д. Громницкий, Н. В. Муравьев, А. И. Урусов, А. Ф. Кони и многие другие. Это были яркие личности, с широким кругозором, высокообразованные, обладающие ораторским талантом и высокой профессиональной культурой. Традиции сложившегося после судебной реформы 1864 г. корпуса государственных обвинителей сохраняются на протяжении всего времени деятельности органов прокуратуры в России.

Название документа

"]."/cgi-bin/footer.php"; ?>