yurii Фев 25, 2023

Краткий правовой анализ Закона о санитарной и горной охране лечебных местностей от 24 апреля 1914 г

(Самарина Т. В.) ("Туризм: право и экономика", 2010, N 1) Текст документа

КРАТКИЙ ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЗАКОНА О САНИТАРНОЙ И ГОРНОЙ ОХРАНЕ ЛЕЧЕБНЫХ МЕСТНОСТЕЙ ОТ 24 АПРЕЛЯ 1914 Г.

Т. В. САМАРИНА

Самарина Т. В., старший преподаватель кафедры общеправовых дисциплин Московского открытого юридического института, кандидат юридических наук.

Современное состояние отечественных курортных регионов свидетельствует о наличии комплекса нерешенных проблем и вопросов, возникших в связи с изменением политической системы России в 90-х годах XX в. К сожалению, законотворческая деятельность в сфере регулирования курортного дела в России дискретна и во многом не учитывает накопленный исторический правовой опыт. И если советскому законодательству и советской системе здравоохранения, неотъемлемой частью которой было курортное дело, в научной литературе уделяется внимание, то исследования соответствующих нормативных правовых актов Российской империи обрывочны и не носят системного характера. При этом исторический материал, подлежащий научному анализу и обобщению, широко представлен нормативными и ненормативными правовыми актами, изданными органами государственной власти по вопросам управления отечественными курортными местностями дореволюционного периода развития нашего государства. Так, на мой взгляд, представляет научный интерес Закон о санитарной и горной охране лечебных местностей от 24 апреля 1914 г. <1>. Данный нормативный правовой акт можно условно разделить на две части: первая - непосредственно сам Закон, содержащий ряд общих постановлений относительно введения в действие своих норм, внесения изменений и дополнений в действующий Устав врачебный, и ненормативные предписания организационного характера; вторая - Положение о санитарной и горной охране лечебных местностей, являющееся неотъемлемой частью Закона (ст. 1 Закона от 24 апреля 1914 г.), содержащей основной пласт норм права, касающихся установления и соблюдения режима округов горной и санитарной охраны курортов. Закон от 24 апреля 1914 г. в целом имеет большое историческое и юридическое значение. Его разработка и издание стало своеобразным итогом нормотворческой деятельности высших органов власти Российской империи. Так, во-первых, нормы, касающиеся управления, охраны и признания общественного значения за лечебными местностями, были выведены из раздела Устава врачебного и объединены в самостоятельный специализированный акт. Во-вторых, его содержание юридически закрепило приоритет благоустройства курортов над прочими организационными вопросами, также требующими правового регулирования. В-третьих, указанный нормативный акт отличается высоким уровнем законодательной техники, способствующим четкому выражению воли законодателя определить строгий порядок горной и санитарной охраны лечебных местностей, а также внедрить в дальнейшем единые правила признания общественного значения за той или иной лечебной местностью. В-четвертых, юридически закрепляется содержание основных понятий: "лечебная местность", "округ горной охраны лечебной местности", "округ санитарной охраны лечебной местности" и "санитарный сбор". В-пятых, законодательная техника закона в значительной степени выше ранее принимаемых нормативных актов: содержащиеся формулировки предельно ясно изложены, нормы находятся в строгой логической последовательности, доминирование императивного метода регулирования поддерживается ужесточением наказания за нарушения установленных правил санитарной и горной охраны лечебных местностей. -------------------------------- <1> Собрание узаконений. 1914. 24 апреля. Ст. 1212.

На основании положений Закона от 24 апреля 1914 г. отменяется действовавший порядок признания общественного значения лечебных местностей - ст. 340 - 351 Устава врачебного и одновременно сохраняется ранее наделенный статус за лечебными местностями, имеющими общественное значение. В соответствии со ст. VI Закона от 24 апреля 1914 г. в течение двух лет со дня обнародования Положения о санитарной и горной охране лечебных местностей последнее вводится в действие во всех лечебных местностях, объявленных до обнародования указанного акта "имеющими общественное значение", с сохранением впредь до изменения во вновь устанавливаемом порядке границ округов, их охраны, и с тем, чтобы в течение тех же двух лет были внесены на рассмотрение законодательных органов ходатайства о пересмотре существующих границ округов охраны обозначенных лечебных местностей. Согласно ст. I Положения о санитарной и горной охране дефиниция лечебной местности включает не только места с источниками лечебных (минеральных и химически безразличных) вод или с лечебными грязями, но и морские купания, климатические станции и места, устроенные для пользования кумысным лечением. Тем самым официального закрепления удостаивается идея, высказанная в докладе по проекту Положения о курортах, представленного Министерством внутренних дел по Управлению главного врачебного инспектора от 8 ноября 1911 г., целью которой объявлялось обеспечение санитарной охраны всех отечественных лечебных мест <2>. -------------------------------- <2> Комиссия по направлению законодательных предположений. N 616. III/5-8 мая 1912 г.

Правила признания общественного значения за лечебными местностями должны были быть разработаны Министерством внутренних дел, и 15 января 1915 г. всем губернаторам (начальникам областей, градоначальникам) рассылается циркуляр N 87 с приложением Правил, "касающихся порядка возбуждения ходатайств о признании общественного значения за лечебными местностями и представления необходимых об этих местностях сведений". Согласно анализируемым актам, устанавливается поэтапный порядок признания общественного значения за лечебной местностью: первоначальным шагом является составление специального представления, включающего в себя заключение медицинского совета и заключение горного совета Министерства торговли и промышленности. Такое представление вносится в законодательные органы Министерством внутренних дел либо по собственной инициативе, либо на основе ходатайства местному губернатору от правительственных, общественных организаций или частных лиц, в ведении или во владении которых находятся соответствующие территории. При этом ходатайство должно содержать значительный объем сведений как общего (местоположение, транспортная инфраструктура, лучшее время посещения местности и т. п.), так и специального (физические свойства минеральных источников, способы применения и т. п.) характера, исчерпывающие перечни которых даны в разработанных Министерством внутренних дел Правилах. Положение о санитарной и горной охране лечебных местностей содержит нормы, позволяющие дифференцировать понятия "горной" и "санитарной" охраны в зависимости от целей установления соответствующего режима. Согласно ст. 7 данного Положения горная охрана устанавливается для ограждения источников лечебных вод и лечебных грязей "от порчи или истощения". Представления об установлении границ округа горной охраны и об изменении таковых вносятся Министром торговли и промышленности при наличии предварительного геологического исследования и заключения горного совета этого ведомства. Статья 10 Положения устанавливает запрет на производство без предварительного разрешения местного горного начальства буровых и подземных работ, работ по увеличению притока воды в источниках, ее собирания и распределения. Цель установления округа санитарной охраны лечебной местности прописана в рассматриваемом Положении менее определенно - "для ограждения в санитарном отношении". Согласно ст. 15 Положения представления об установлении границ округа санитарной охраны и об изменении таковых вносятся Министерством внутренних дел при наличии заключения медицинского совета, а равно "по соглашению в подлежащих случаях с Министром торговли и промышленности". При этом, в отличие от округов горной охраны, в округа санитарной охраны по соглашению Министров внутренних дел и императорского двора и уделов могут быть включены императорские резиденции. В соответствии со ст. 18 Положения в пределах округа санитарной охраны без предварительного разрешения компетентного органа запрещается возведение новых построек, открытие фабрик, заводов, торговых и промышленных заведений, устройство канализации, водопровода, рубка леса и проведение иных работ, запрещенных местными постановлениями. Таким образом, проводится разграничение предметов ведения министерств внутренних дел и торговли и промышленности. На основании норм главы V Положения о санитарной и горной охране лечебных местностей предусматривается взимание санитарного сбора "на покрытие расходов по удовлетворению нужд санитарного благоустройства лечебных местностей". Действие данных норм распространяется только на территорию округа санитарной охраны лечебной местности, отсюда и название сбора. Согласно ст. 25 указанного Положения санитарный сбор взимается с приезжих; с лиц, сдающих помещения внаем приезжим; с владельцев "увеселительных и всякого рода торговых и промышленных заведений", расположенных в пределах округа санитарной охраны. Санитарные сборы устанавливаются посредством издания по представлению Министра внутренних дел соответствующего закона, который определяет сроки и размеры сборов, а также случаи освобождения от сборов. В соответствии со ст. 27 Положения о санитарной и горной охране лечебных местностей порядок взимания, хранения и расходования санитарных сборов и "счетоводства и отчетности по ним" определяется специально изданными инструкциями Министра финансов и государственным контролером и "по сношению с лицом или учреждением, в ведении коего состоит лечебная местность". Отличительной особенностью рассматриваемого нормативного акта является относительно четкий статус санитарных комиссий, учреждаемых в тех лечебных местностях, "санитарное благоустройство коих, по важному лечебному значению или по значительной их посещаемости, требует особых забот". В состав такой комиссии входят заведующий лечебной местностью, а если он не врач - старший из врачей данной местности; санитарный врач; городской глава; председатель уездной земской управы; четыре лица, избираемые городской думой или уездным земским собранием (либо по двое от указанных органов - в зависимости от расположения местности); два практикующих и проживающих в данной местности врача; начальник местной полиции; военный врач из местного военно-врачебного заведения; владелец лечебной местности или его представитель; представители местных обществ благоустройства и два местных жителя, избираемые самой комиссией на три года. К работе комиссий могут привлекаться иные лица. Состав комиссий в зависимости от особенности лечебной местности может быть модифицирован в пределах, устанавливаемых данным Положением. Согласно ст. 37 Положения о санитарной и горной охране лечебных местностей в компетенцию санитарных комиссий входит: 1) составление проектов постановлений по вопросам санитарной охраны в соответствующем округе (которые впоследствии рассматриваются представительным органом города или губернии либо губернатором или сразу Министром внутренних дел совместно с иными министрами - в зависимости от организационной структуры власти в данном регионе империи); 2) обсуждение всех вопросов, касающихся благоустройства и санитарного благополучия в округе, и распоряжений администрации лечебной местности об условиях жизни больных, а также составление проектов и предположений "по всем, относящимся до санитарного благоустройства сего округа", мероприятиям; 3) наблюдение за санитарным состоянием местности в пределах округа санитарной охраны "как чрез своих членов, так и чрез избираемых комиссией из местных жителей санитарных попечителей"; 4) наряду с полицией возбуждение судебного преследования за нарушение санитарных правил; 5) рассмотрение и вынесение решения по ходатайствам о производстве работ и возведении новых построек в пределах округа санитарной охраны, а также об открытии на его территории фабрик, заводов и других торгово-промышленных заведений; 6) ходатайства об установлении размера и сроков санитарных сборов; 7) взимание, хранение и расходование санитарных сборов, счетоводство и отчетность по ним согласно соответствующей инструкции, предусмотренной ст. 27 Положения. Таким образом, статус санитарных комиссий характеризуется двойственным характером, так как данные органы сочетают в себе черты общественной (представительской) организации, а также фискального, надзорного и распорядительного органа власти, с правом законодательной инициативы в пределах предмета ведения (вопросы санитарной охраны определенной лечебной местности). Являясь постоянно действующим органом, санитарная комиссия представляет собой уникальный публичный исследовательский проект, основная цель которого - передача государственной функции контроля за санитарным состоянием лечебных местностей публично-общественной организации местного значения, укомплектованной специалистами в области управления и курортологии (медицины). Насколько эффективно было принятое решение, установить невозможно, так как фактически положения о санитарной комиссии не были введены в действие. Логическая незавершенность многих положений и неточность формулировок позволяют говорить о создании дискреционного права в сфере курортного дела в дореволюционный период развития Российского государства. Анализируемым нормативным актом не предусматриваются меры контроля и иного воздействия по пресечению возможных злоупотреблений со стороны ведомств и местных властей. Однако юридическая роль такой инициативы законодателя огромна и свидетельствует не только о приоритетах действующей власти, но и о высоком качестве принятия решений по данным вопросам и о проведенной тщательной подготовке Положения о санитарной и горной охране лечебных местностей. Положения анализируемого Закона о санитарной и горной охране лечебных местностей от 24 апреля 1914 г. обсуждались на съезде по улучшению отечественных лечебных местностей 7 - 11 января 1915 г. в Петрограде, находившемся под высочайшим покровительством Его Императорского Величества. Положение и программа съезда утверждаются Министром внутренних дел. В качестве вопросов, подлежащих обязательному обсуждению на данном съезде относительно всех российских курортов, выдвигались <3>: -------------------------------- <3> Программа съезда // О съезде по улучшению отечественных лечебных местностей, бывшемъ Петрограде в 1915 г. Отдельный оттиск из книги N 2 журнала отдела статистики и картографии "Пути сообщения России" 1915. Петроград: Типография Министерства путей сообщения (Тов-ва И. Н. Кушнеревъ и Ко), 1915. С. 3.

- сосредоточение заведования лечебными местностями в одном ведомстве; - передача лечебных местностей в ведение местных земских и городских общественных учреждений; - установление плана и срока финансирования улучшений лечебных местностей; - составление и широкое распространение ежегодного сводного отчета о деятельности лечебных местностей за минувший сезон с указанием подробных справочных данных о каждой лечебной местности и маршрутов проезда к ней; - о возможных мерах к более правильному распределению больных по лечебным местностям, однородным по лечебным и климатическим свойствам; - улучшение санитарного состояния существующих лечебных местностей; - другие вопросы общего характера, которые будут затронуты и освещены в представленных докладах и сообщениях; - мероприятия по лечебной и бытовой частям (обстановка лечения, врачи, аптеки, пути сообщения, условия жизни, питания и т. д.). Профессор А. И. Воейков в своей речи при открытии отдела климатологии и климатотерапии в рамках съезда утверждал, что "нет никакой грани между дачной жизнью и климатолечением. Жизнь в здоровой дачной местности - то же климатолечение, и в нем нуждаются все горожане, ведущие очень негигиеничную жизнь в течение 9 месяцев в году" <4>, в связи с чем предлагалось развить Закон от 24 апреля 1914 г., юридически приравняв дачные места к лечебным местностям. Доктор Е. В. Любек развил свою мысль до коммунистической идеи создания народных санаториев: "В Российской империи должна быть создана здоровая, богатая и мудрая нация". Он настаивает "на положении в основу развития народных санаторий и народной гигиены... принципов: признания первенствующего значения предупреждения болезней и обеспечение этого предупреждения путем сочетания трех факторов: правильного питания, использования солнечной энергии и физического труда" <5>. -------------------------------- <4> Труды состоящего под высочайшим Его Императорского Величества покровительством съезда по улучшению отечественных лечебных местностей. Издание Бюро съезда под ред. доктора медицины П. Н. Булатова. Т. I. Вып. III. Петроград: Типография Министерства путей сообщения (Товарищества И. Н. Кушнеревъ и Ко), 1915. С. 8. <5> Труды состоящего под высочайшим Его Императорского Величества покровительством съезда по улучшению отечественных лечебных местностей. Издание Бюро съезда под ред. доктора медицины П. Н. Булатова. Т. II. Вып. VI. Петроград: Типография Министерства путей сообщения (Товарищества И. Н. Кушнеревъ и Ко), 1915. С. 308 - 309.

В связи с вышеизложенным можно сделать вывод о большом значении Закона от 24 апреля 1914 г. для теории и практики государственного управления курортным делом и для развития отечественного права в целом. Дальнейшее научное изучение его положений позволит дополнить объективную историческую картину возникновения и развития механизма государственного управления отечественным курортным делом, а также поможет в разработке предложений по оптимизации современной организационной структуры государственного управления курортным делом в Российской Федерации и ее регионах.

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: Интервью с основателем туристического проекта "Без повода" Е. Матузовым ("Туризм: право и экономика", 2010, N 1) Текст документа

ИНТЕРВЬЮ С ОСНОВАТЕЛЕМ ТУРИСТИЧЕСКОГО ПРОЕКТА "БЕЗ ПОВОДА" Е. МАТУЗОВЫМ

ЕСЛИ ОЧЕНЬ ХОТЕТЬ, ТО МОЖНО ДОБИТЬСЯ СВОЕГО

А. ОВОДОВ

Вы, наши читатели, я думаю, хотите стать богаче, иметь много друзей, быть участником интересных разговоров, обладать максимальной свободой. И есть люди, которые все это имеют. И, что вам особенно близко, благодаря туризму. В чем секрет успеха? Ответ на этот вопрос я захотел услышать от человека, который знает, что такое успех. Этот человек - Женя Матузов, основатель и директор движения "Без повода" и базы "Аванпост", существующих уже около 13 лет; лидер проекта, ставшего новым словом в сфере ролевого туризма, проложившего красивый путь для развития туристической индустрии России. Думаю, что время, которое вы потратите на прочтение интервью с Женей Матузовым, будет гораздо полезнее использовано, нежели если вы вместо этого посмотрите очередной сериал или решите прочесть бессмысленную беллетристику, и займет меньше времени, чем ваш ужин. Женя Матузов совсем не соответствует образу "директора" и тем более "основателя" компании: ни живостью речи, ни задором своих мыслей. Ему на вид около 35 лет. За время беседы я понял, что о своем деле он может говорить бесконечно, и мы проговорили с ним в течение полутора часов, в связи с этим мне пришлось многое убрать и оставить лишь наиболее ценные для вас моменты из беседы.

- Женя, расскажите, пожалуйста, с чего все началось? - Немного истории. Началось все стихийно, не было спроектировано какими-то гениальными головами как бизнес-проект. Мы были молодые ребята, по семнадцать-восемнадцать лет, жившие, не задумываясь над миссией, которая жизнью на нас возложена. Мы оказались в Можайском районе, будучи членами военно-исторического клуба. Единственное, чем нас можайская земля манила, - это тем, что мы организовывали реконструкцию Бородинского сражения. Это был 1993 г., в то время все сельское хозяйство вдруг осознало, что все лошади, которые у них числятся на балансе, абсолютно не нужны, была массовая сдача поголовья на мясокомбинат. В Можайске конюшни тоже "попали под раздачу". Началось все с красивого юношеского поступка: мы с горящим сердцем бросились спасать этих лошадей, не думая о каком-то бизнесе. И получилось. Получилось выкупить конюшню, нашлись добрые люди, которые дали беспроцентный кредит на два года для того, чтобы выкупить лошадей.

- Как же вам удалось взять кредит без процентов? - Дворянский попечительский совет выкупил эту конюшню на свой юридический адрес и под нее собирал членские взносы. Первое время, где-то полгода, благотворители действительно жалели ребят, которым нечем кормить лошадей, - это была красивая история, под которую собирали членские взносы. А потом подписали договор с нами о том, чтобы деньги, потраченные Дворянским попечительским советом на выкуп конюшни, считать кредитом. Мы считали, что деньги нам дали за то, что мы коней купили, что мы военной историей занимаемся, а в результате оказалось, что мы должны были эти деньги вернуть. Мы не отказались, подписали договор. Первые четыре года дались очень тяжело, было сложно. Отдав кредит, я ушел с этой работы, подался в шоу-бизнес. Это уже 1998 г., мы ужасно устали от этой конюшни, от этого проекта, от этого существования. Это превратилось уже не в год потраченный жизни, а гораздо больше, и конца-края не было видно.

- Кто возглавлял Дворянский попечительский совет? - Возглавляла княгиня Кузнецова.

- Вы поддерживаете связь с этой общественной организацией? - Нет. Собственно, почему у нас тогда прекратилось финансирование: конюшня была куплена. Она была в плохом состоянии и поэтому была хорошим поводом просить у сильных мира сего какой-то помощи при раздаче орденов. Естественно, деньги перечислялись не нам, а на счет этого Дворянского попечительского совета. При этом я людям из этой организации благодарен, потому что если бы не они, то снесли бы конюшню и все закончилось бы. Для Совета это было бизнесом по получению благотворительных взносов. А потом, видимо, внутри коллектива произошел раскол, вышла статья, опровергающая вообще существование этих лошадей. Мы бились с газетой "Известия", которая написала большой материал: "В фонд помощи загнанным лошадям". Покопавшись во всех этих "дворцовых переворотах", мы остались с этими лошадьми на руках, с подписанным договором, что мы эти деньги вернем. Мы начали развивать конный туризм. Получилось так, что мы в то время были еще и уланами: у нас был клуб "Литовско-уланский полк": военно-историческое движение. Мы в это играли: собирались не только в Москве, но и за две недели до бородинских праздников брали лошадей, надевали мундиры и так жили. Для себя. Проблем было очень много: надо было кормить лошадей, надо было тренироваться, надо было дошивать костюмы, мундиры.

- Костюмы брали тоже при содействии Дворянского попечительского совета? - Нет, это все сами. Это клуб по интересам, он существует не на спонсорские деньги.

- На чем вы стали зарабатывать первые деньги? - Мы сделали первую охоту. В то время было очень популярно такое название, как "новый русский". Денег ни у кого не было, а у новых русских их было много, поэтому было четкое разделение: одно для обычных людей, другое для избранных. Об их развлечениях ходили анекдоты тогда, да и сейчас ходят, но в то время это была жизнь, которую мы видели вокруг себя. Вспоминая пару пробных охот, я понимаю, что это было все смешно и нелепо: не было до конца сценария. Тем не менее к нам приехали три-четыре группы людей, которых мы находили через знакомых. А мы были безумны, мы могли идти по улице и заходить в каждую дверь: например, могли зайти в какое-нибудь рекламное агентство и сказать: "Здравствуйте, мы хотим поговорить с директором". Нас провожали к директору, и мы ему говорили: "Здравствуйте, посмотрите фотографии, у нас есть конюшня, и мы не знаем, что с ней делать. Может, Вы нам посоветуете?" И нам действительно советовали! Может быть, мы подкупали своей энергией. Я помню, как директор рекламного агентства нам сказал, что не знает, чем нам помочь, а через два дня сам нашел наш телефон, позвонил и сказал: "Ребята, у меня есть знакомые, выпускающие журнал "Оружейный двор". Они заинтересовались вашей идеей. Встретьтесь с ними, они возьмут у вас интервью". Когда вышла первая статья, ее увидели в охотничьем клубе "Сафари", позвонили нам и предложили: "Может, вы сделаете для нас охоту с борзыми собаками?" Это все дело случая. Сейчас я понимаю, если начинать дело, то нужно не думать, размышлять, а просто делать. Потом уже время покажет, были эти поступки нужны или нет. Как показывает практика, и безумные идеи дают результаты. Первая охота дала резкий скачок доходов.

- Во сколько обошлась охота? - Охота тогда стоила тогда 180 долл. на человека, как сейчас помню. Мы тогда за охоту получили 2000 долл., это были огромные деньги. По-моему, это было или 25, или 50 млн. руб. При этом у нас был долг 200 млн. Чуть позже я сам уйду от идеи работать для богатых. Объясню почему: на тот момент люди, которые выбивались в новые русские, не были чаще всего "обезображены интеллектом". Могу констатировать один факт: играть было невозможно. По сути дела, вся программа сводилась к тому, что приезжал народ, выпивали литр водки на человека, а мы вокруг делали какую-то феерию из костюмов и борзых собак. То есть охотой это не было, это было развлечением, пьянкой на природе на фоне борзых собак, чем заниматься не хотелось.

- После этого вы перестали работать "на богатых"? - Нет, у нас было, может, пять-шесть охот. Мы делали эти программы, потому что мы не могли сказать: "Нам не нужны ваши деньги, мы не будем этого делать"; потому что условия жизни оставляли желать лучшего, и нам нужно было чем-то кормить лошадей. Анализируя этот опыт, я понимаю, что мы сами не очень стремились развивать эти туры для богатых и обрастали в то время "тусовкой". Начал образовываться некий клуб, это были люди, которые приезжали к нам кататься. И тогда, и сейчас люди, приезжающие к нам, - это люди разных профессий, разных возрастов, но их всех объединяет некий авантюризм, легкость на подъем. Приезжают те, кто в свой свободный выходной не остался на генеральную уборку квартиры, не пошел в клуб, не пошел на светский раут и так далее, а поехал за 100 км кататься на лошадях.

- Идея устраивать тематические заезды как родилась? - Не было ситуации, когда бы я сел за стол и расписал много проектов, это было постепенно. Идеи всегда в воздухе витают, надо их только правильно поймать. Мы делали конные походы, и тогда родилась идея, что было бы интересно, если бы поход был цыганский, например, в котором люди попали бы в цыганский табор или сами переоделись в цыган. Но это все не было до конца прописано в сценарии и было на уровне идей "а здорово было бы". Наступил дефолт, и вообще первые годы были сложными: первые пять лет существования базы у нас был разрушенный сарай и полуголодные кони. Первые пять лет мы отдавали кредит, т. е. проект стоял.

- Кому пришла идея делать все по сценарию? - Без ложной скромности скажу, что это моя идея.

- Вы пишете сценарии? - И сценарии, и идеи каждый раз новые созревают. Голодные лошади дали в свое время заряд бодрости и активности, вовлекли меня в процесс, когда уже невозможно остановиться, появился азарт постоянного развития этой отрасли. Я предложил сделать двенадцать - пятнадцать ярких "ролевых" программ. Я знал, что где-то такое есть: можно в тюрьме посидеть, можно в замке пожить, к примеру. Я помню то ощущение, когда я был кавалеристом уланского полка, что я, надевая мундир, делаю вещи, совершенно мне несвойственные. Так родилась идея заняться ролевым туризмом. Тут же придумалось несколько программ: цыганская, охота XIX в., пиратская, шабаш, ковбойская - каждый месяц была новая программа. Но это уже не был проект для богатых. У меня была некоторая компания друзей, которые пришли со мной. Я знал, что это люди творческие, готовые экспериментировать, мне всю жизнь везло на друзей. Я делал это для них. Например, кто-то говорил: "Давайте, мы сейчас поедем на Бородино, но поедем не так просто, а переоденемся в цыган и пойдем кочевать, как цыганский табор". Идея, конечно, всех покупала красочностью и романтичностью, за две недели шились костюмы, народ собирался в условленное время в условленном месте. Переоделись в цыган - отлично, выхожу я к ним вечером в качестве цыганского барона и говорю: "Ромалэ, ветер переменился, должны мы покинуть обжитые места, и завтра наш табор должен оказаться далеко от насиженных мест". А значит, ночью собираются кибитки, запрягаются лошади, в дороге может быть дождь, может быть холодно. И люди думают уже не о том, как они смотрятся, или не о том, чтобы сфотографироваться, а о том, что лошадь запрячь не удается, руки не слушаются. А дорога - это место приключений: одна кибитка в кювет упала, у второй оглобля треснула, какую-то кибитку бросили, кто-то с вещами идет - чистой воды цыганский табор. Наутро все пришли никакие, рассвет, солнышко пригрело, все на травку поспать, кто под кибитку, кто на нее. Проснулись - а есть нечего, нужно срочно идти по народу попрошайничать. Нет ни секунды, чтобы остановиться, и вот начинает ощущаться настоящая цыганская жизнь. Так прошла цыганская программа, через месяц мы сделали охоту XIX в., и тогда мне настолько понравилась наша идея, что я сказал себе: "Это будет стоить копейки. Я, может быть, буду делать это всю свою жизнь за копейки, брать по минимуму, чтобы просто поддерживать лошадей. А все потому, что мне просто интересно развивать это направление". Это оказалось удачным проектом.

- Кто-то развивался параллельно с вами? - Нет, мы были единственными. Я сам себе создаю конкуренцию постоянно, потому что ее очень люблю. Есть некое одиночество в том, что ты один двигаешь что-то, чего нет больше нигде. Естественно, в этом есть большие сложности, потому что не у кого взять идеи, нет уже написанного бизнес-плана, по которому можно делать то же самое, или, анализируя опыт какого-то предприятия, говорить, что я сделаю это не хуже, а даже лучше, потому что место изначально лучше найду. Это невозможно было сделать; двигали мы все сами, но в этом и есть какое-то одиночество, поэтому я без каких-либо угрызений совести на конном портале (prokoni. ru) веду дневник, куда "вывешиваю" все мысли, наработки, советы.

- Как у вас получилось сделать массовый недорогой туристический проект? - Мы начали ориентировать наши программы на людей не с большими кошельками, а на молодых творческих людей, легких на подъем, которых можно было легко подбить на любые идеи. Все эти программы потихоньку развивались с помощью друзей. Каждый раз сценарии были разные, естественно, новые идеи, новые подходы. Получалось, что каждая программа проходила один раз в год: в сентябре цыганская программа, в октябре охота с борзыми, в ноябре "революция" и так далее - каждый месяц своя программа. Творческая тусовка - самовоспламеняющийся костер новых идей. Получалось, что люди "заражались" друг от друга идеей: сходив два-три раза на цыганскую, например, программу участниками, они уже выходили на четвертый раз организаторами или предлагали что-то свое внутри программы. Это было закрытое мероприятие в какой-то степени, потому что все, что мы делали, мы делали для конников. У нас было человек 200 - 300 из участников программ, под которых мы постоянно что-то придумывали, и первые 3 - 5 лет мероприятия были "закрытыми": попасть-то мог любой, но не любой может похвастаться, что он и на лошади умеет ездить, и на подъем легок. Это все можно сравнить с хорошим фильмом: когда посмотрел такой фильм, то хочется делиться с окружающими пережитыми впечатлениями. Отработав принципы работы за пять лет организации таких программ для "своих", мы подумали, что можем адаптировать это для людей, не имеющих отношения к лошадям вообще. Созрело несколько сюжетов для игр, которые созданы для неподготовленных людей. В некоторых играх отсутствие подготовки, наоборот, было "козырем": например, человек приглашает 20 друзей на празднование дня рождения на природе. Они приезжают на место стоянки, скидывают вещи, и тут именинник говорит: "Я подготовил вам сюрприз: у меня есть цыганские костюмы, давайте устроим фотосессию, у нас есть профессиональный фотограф". Фотограф начинает снимать людей и просит: "...встаньте там, отойдите подальше", а когда они отойдут далеко от места лагеря, то у них исчезают вещи, есть кибитка, полусобранный шатер и бумажка с надписью "Ваша игра началась. Вам предстоит прожить в этом образе три дня, заработать денег, найти пропитание и т. д.". Естественно, если кто-то наотрез откажется или в ходе игры скажет: "Все, я ухожу", то мы вызовем ему такси, мы опытные и никого не бросаем. У нас в этой игре есть три подставных персонажа. Одна девушка будет играть на проигрыш: если кто-то захнычет, то она будет хныкать еще громче, чтобы по итогам никто не почувствовал себя самым слабым звеном программы. Другая девушка будет играть роль "Лучший друг лидера", потому что самой стать лидером и повести всех за собой нельзя, так будет неинтересно играть, поэтому она будет всячески поддерживать начинания лидера команды. Должен быть человек, который с лошадьми имеет общий язык. Люди, участвовавшие в таких программах, часто тоже хотят исполнять роли. Например, если звонит подставной и говорит, что вообще никто денег не дает, то мы отправляем к табору джип и просим станцевать за 1000 руб. Есть фонд помощи людям, на всякий случай. Потом маленький мальчик лет двенадцати, тоже подставной, прибьется к табору в какой-то момент и скажет, что он сирота и уйдет с цыганами. Потом они найдут бумажку с надписью: "Крутитесь как хотите, а завтра у вас концерт на главной площади Можайска". Они придут на главную площадь, а там уже плакаты "Вечером выступление цыганского ансамбля", они репетируют, танцуют. Вы представляете, какая это эмоциональная встряска, когда главный бухгалтер, например, бежит за прохожим и кричит: "Позолоти ручку, касатик"! И отказаться никто не может, потому что все проиграют от этого. Очень часто кто-то из девушек говорит: "Я думаю остаться в таборе, я здесь заработала больше денег, чем на работе получаю". Потом мальчик-сирота говорит, что у него сегодня день рождения, его тетя из соседней деревни накрыла стол, а друзей нет, и приглашает участников, которые его уже полюбили. Это все построенные роли. А там уже за столом на конной базе сидят все, кто сыграл какие-то роли: плохого милиционера, хорошего дяденьки и т. п. Люди понимают, что это все была игра, благодаря которой они прожили эти дни в другом мире. Многие мне говорили, что они за эти два дня испытали эмоции, в десятки раз более сильные, чем за весь год серой жизни. Что за отдых, например, в Египте? Я не против путешествий, но когда молодые люди просто лежат на пляже - это скучно.

- При этом у вас на сайте есть фотографии и из Египта. - Да, они у нас есть, но мы там организуем особые походы: пройти на верблюдах путь Моисея, к примеру. Каждый раз, когда возникает какая-то идея новой программы, мы тщательно изучаем тему. Мы изучаем историю, жизнь других людей. Можно проучиться в институте на какого-нибудь языковеда, можно читать, слушать лекции, но когда ты сам прочувствовал жизнь другого человека, пусть и недолго, то знаешь о жизни других людей гораздо больше. У нас была программа, на которой было запрещено говорить. И подкидывали разные сложности, к примеру, закинули в болота Калужской области лошадей, дали азимут и пять дней, чтобы дойти до базы. При этом был призовой фонд: 1000 долларов, который должен получить победитель. У инструктора, который идет рядом, - полиэтилен, палатки, нож, топор, посуда, продукты. Если команда решает попросить у инструктора что-то из вещей, то из призового фонда вычитается 50 долл. Последняя программа была очень интересной. Был сложный маршрут, нужно было определить место, найти клад. Если клад не найден вовремя, то он "сгорает". Уже собрав всех, готовых выезжать, знающих правила игры и думающих, что это не сложно, я сказал им: "Друзья, вы себе в течение этой игры должны доказать или опровергнуть, что с хорошим человеком есть о чем поговорить, а с очень хорошим есть о чем помолчать. Для того чтобы кого-то полюбить или возненавидеть, ни одного слова не нужно. Вам запрещается говорить на протяжении всего путешествия". Есть игра "Шарады", так вот, это такая игра длиной в большое путешествие. Люди выкручиваются, придумывают какие-то обозначения, не говоря ни слова. Мне после такой игры позвонила девочка и говорит: "У меня такое потрясение, я реву. Я спустилась в метро и попала в компанию глухонемых". Этот человек теперь знает, что значит не иметь слуха. Очень часто мы не ценим то, что имеем. Эта программа дает нам возможность лишиться чего-то - и тем самым способствует обретению другого взгляда на жизнь других людей.

- Как бы вы могли описать потенциальных участников ваших программ? - Средний возраст: 25 - 30 лет. У нас много студентов, которые приезжают, потому что мы сделали это общедоступным.

- А в профессиональном плане? - Люди разные, целая палитра. Тусовка, которая сложилась у нас восемь лет назад, сейчас живет, легко решая любые проблемы в Москве, потому что есть хорошие друзья в разных отраслях. Есть люди, которые приезжают к нам участвовать в программах и кататься, а кроме того, делаем разные вещи "под заказ". Это люди, явно более легкие на подъем, с долей авантюризма, которые решили на имеющиеся деньги, вместо того чтобы снять кафе и послушать ведущего и напиться, поехали за город, что-то придумали. Еще мы делаем тренинги для крупных компаний. К примеру, тренинги, мы делали тренинг для American Tobacco. Приезжают люди отдыхать, надевают шляпы, их встречают ковбои, они заселяются в город на берегу реки. Город сделан из горбыля, соломы, в нем коновязи, постройки. Заселяются в город, который существует 15 минут, потому что атакуют индейцы, и город дотла сгорает.

- Как вы решаете проблему страхования людей от несчастных случаев? - Все продумано. Естественно, что в случае такого жесткого тренинга фирма страхует своих сотрудников, но мы все хорошо продумываем. Мы очень дорожим своей репутацией. Мы не хотим это все опошлить. Все очень дозировано, нет особо сложных вещей. На серьезных программах мы собираем заявления: "Я участвую сам, в случае получения мною травм обязуюсь никого не винить". Тренинг - это, когда участникам надо пожар тушить, после чего приезжают бандиты и говорят, что если сейчас участники не намоют золота (которое уже спрятано в речной песок), то им не продадут лошадей; еда ждет на другом берегу реки, туда нужно переправиться. Самый главный принцип тренинга - разделив людей по командам, довести до них одну мысль: на самом деле они все делают общее дело. Я против того, чтобы собирать людей и говорить им: "Подумайте о том, как важно, что вы сейчас вместе!", я за то, чтобы люди играли. Игровая форма очень проста: несколько команд воюют друг с другом. Каждая из команд хочет показать, что она лучшая. Когда каждая команда зарабатывает золото, получается, что каждая команда покупает карту, где спрятан клад, и ни одна команда не найдет его, потому что крестик, который поставлен на карте, поставлен не в том месте, где есть клад. Только соединив все карты вместе, построив некую геометрическую фигуру, люди понимают, где же он на самом деле, и обнаруживают на этом месте или огромный сундук с "огненной водой", или с призами - это не важно. Самое главное, чтобы люди играли, а идеи закладывались подсознательно. Не надо сажать перед собой людей и говорить: "Вы - команда". Тут все происходит в игровой форме, красочно, здорово и естественно. Из больших игр у нас есть игра, в которой играет 400 человек, которые разделяются на 10 отрядов. На неделю заезжают на некое пространство 10 x 10 км, есть индейцы, есть ковбои, есть бандиты, есть скауты, у каждого участника есть мешочек золота. Дальше путем разыгрывания каждая команда определяет, какую команду "бьют" они и какая команда "бьет" их. Эта идея оставить людей на неделю в состоянии азарта кого-то найти и боязни, что найдут тебя. Я не могу объяснить, это надо прочувствовать, что там происходит: каждая команда внутри себя уже через три дня понимает, что находится с людьми, без которых уже жить не может. Могут быть конфликты. Естественно, что какой-то отряд кого-то поймал, кто-то с чем-то не согласен. Для таких ситуаций у нас есть судья, мнение которого не обсуждается. Он выслушивает стороны и принимает решение либо назначается переигровка. Конфликтные ситуации всегда будут. Игра - в том, чтобы догнать на галопе противника и дотронуться до его спины палкой. Прототип этой палки - это индейский ку ("ку" означает подвиг): у индейцев считалось подвигом дотронуться до живого врага, они делали это палочкой ку, мы взяли у них эту идею. Если этой палкой дотронулись, то необходимо отдать мешочек золота. У кого-то они кончаются, у кого-то копятся, в итоге у кого-то скапливается выигрыш. Да, люди ненавидят друг друга, но я не разрешаю им общаться. Они думают о противнике не как о знакомом человеке, а как о бандите, шерифе и т. п. Они будут ненавидеть персонажей, если не давать им возможности общаться. Как только недельная игра заканчивается, я собираю всех в салуне, где играет музыка, и народ понимает, что те люди, которые сидят рядом, - уже не те персонажи, а знакомые люди. Два дня я вывожу людей из этой игры, иначе невозможно: если просто кончилась игра и все поехали в Москву, то "поедет крыша", потому что человек сильно может "вжиться в роль". Люди выводятся из своих ролей праздником. Всем - виски с содовой, девчонки на сцене танцуют канкан. Выводится народ из этого состояния при помощи алкоголя, потому что он дает возможность просто взорваться, чтоб вся энергия вышла в безумных танцах. Наутро, может быть, чуть-чуть голова болит, но это все в норме, это все просчитано с точки зрения психологии. Более того, у нас есть психологический центр.

- Могли бы вы рассказать об этом психологическом центре? - Мы - маленькое ядро всей этой тусовки, люди, которые друг без друга жить не могут. Один из нас, Макс Берестов, мечтал когда-то о студии звукозаписи, одна девочка мечтала о том, чтобы сделать психологический центр. Одна девочка работала в Independent Media и мечтала, что когда-нибудь станет фотографом. Я мечтал о туристическом направлении, кто-то о кафе. Если люди чего-то очень хотят, мечты всегда сбываются. Очень просто это объяснить, я не верю в чудеса, я просто знаю, что, если человек что-то хочет, он каждую секунду своей жизни будет совершать определенный поступок, который будет приближать его к реализации мечты. А когда еще люди объединяются и друг другу помогают, получается беспроигрышный альянс. Я развиваю туризм, Макс занимается звукозаписью, у него студия, есть тренинговый центр, кафе у нас появилось - каждый ведет свое направление, вместе многие отрасли друг друга поддерживают. Как только нужны фотографии - я на студию, которая у Стаса Намина. Тут же тренинговый центр, студия звукозаписи. Мы все связаны.

- Как вы составляете очередную программу? - Каждый раз по-разному. Это не конвейер по производству чипсов, это творчество. Можно в какой-то момент, поймав идею, придумать пять отличных проектов, каждый из которых получится. Когда у нас проходит какая-то большая программа, например ковбойская, я через два дня после ее завершения прописываю полностью сценарий следующей, потому что именно в это время начинаю осознавать, что нужно изменить. Например, у нас была игра, где у людей всю неделю один противник, и я стал замечать, что участники игры стали переходить на личности; вижу, что у кого-то хороший противник, а у кого-то не очень. И я принимаю решение, что на следующей игре противник будет меняться каждый день, что эти места уже слишком знакомы, нужно другое место. Сидеть целый год и думать, как и что сделать в следующем году, - это глупо. Сваришься. Позже, за два месяца до программы, нужно достать то, что было написано, что-то добавить. Если программа заказная, мы просим заказывать программу не позднее чем 10 дней. После получения заказа мы начинаем диалог: я спрашиваю, кто работает в компании, какая основная задача: поздравить всех, сделать праздник или хотите тренинг командообразования. Мы выбираем оптимальный вариант, обсуждаем все это с полчаса - час, а дальше я уже сам расписываю за три дня сценарий, который даю на утверждение. Вы говорите, что все отлично, но, скажем, на лошадях не все поедут, потому что много людей за 50 лет, часть лошадей заменим экипажами. И вот уже готов сценарий. Дальше вы переписываете список людей, которые поедут, меню и остальные технические вопросы.

- А если кто-то не умеет ездить на лошадях, то что вы обычно делаете? - О, это отдельная тема! Дело в том, что раньше лошади были недоступным видом увлечения, потому что существовали конноспортивные секции, а это значит, что там были лошади более-менее спортивных пород, горячих кровей, грубо говоря. И люди, которые приходили в эти конноспортивные секции, должны были сначала выучить теорию, потом практику. Поэтому любой человек не мог, к примеру, пригласить свою девушку просто так поехать покататься. И весь конный мир был в руках фанатов, которым было плевать, что три месяца надо сдавать теорию. Мы тогда были первыми, название "Аванпост" означает "первопроходец". Мы знали, что конники сидят в манежах и крутят лошадей по кругу, а у нас же действие происходит в полях. Мы начали очень серьезную работу с нашими лошадьми. Лошадь могла либо быть положительным персонажем и оставаться у нас, либо она не оставалась у нас, переходя к кому-то частной лошадью, например. Мы не брали одну породу как таковую, потому что в каждой породе был свой минус: мы скрещивали, скажем, дородную кобылу и бойкого верхового жеребца, и получали нечто красивое и спокойное. Мы приручали наших лошадей, успокаивали их. Это колоссальный труд. Когда сковали основной состав, дальше мы не купили ни одной лошади извне. У нас каждый год появляется пять жеребят, они подрастают, и мы оставляем почти всех их себе. Я могу пробежаться вдоль стоящих задом ко мне лошадей, дергая каждую за хвост с зажмуренными глазами, зная, что ни одна из них меня не лягнет и не укусит. Я гарантирую, что могут приехать 40 - 50 человек и сесть на наших лошадей после трех минут легкого инструктажа, суть которого сводится к тому, чтобы просто объяснить правила.

- Хотелось бы еще узнать про финансовую сторону вашего дела: какие у вас доходы, какие расходы. - Во-первых, расскажу про кризис: мы подумали, что в кризис не будет работы вообще. Напротив, работы прибавилось. Очень многие, кто привык к позиции богатого отдыха, роскошные залы снимали, звезды пели для них. Теперь они обратились в сторону активно-спортивных мероприятий на природе. Работы стало больше, стоить она стала еще меньше, потому что у нас и так цены минимальные, но раньше, звоня, люди говорили, что цены их устраивают, а сейчас стало модно переспрашивать: "Вы же сделаете скидки?" Конечно, мы делаем. Потому что это практика. Доходы у нас сезонные: летом мы работаем ежедневно, у нас походы, программы, приключенческие корпоративы, тренинги, розыгрыши. Программы бывают очень большими, но доход от большой или маленькой программы не сильно отличается, потому что для маленькой программы тратится меньше сил, меньше денег. Средняя однодневная программа стоит примерно 500 - 600 руб. на человека. Сейчас период популяризации, когда можно прикоснуться к этому за очень небольшие деньги. Если я приглашаю за двадцать тысяч, то вы не поедете, а если за 500 руб., то не жалко, вы потом еще не раз вернетесь.

- Когда вы переведете дело на коммерческую основу? - Я не думаю об этом, потому что это не цель. Цель - это сам процесс. У меня это длится уже много лет, сначала я себя за это ругал, говорил, что хватит, а сейчас я уверен, что мне нужно доделать одно, и знаю, что, когда оно будет доделано, я возьму строить новый объект.

- Вы сделали интересный проект и добились больших результатов на этом поприще. Как достичь успеха в своем начинании? - Несколько человек, глядя на меня и решив, что это доходный бизнес, завели лошадей, построили гостиницы, но я вижу, что у них все это идет в минус: лошади едят и не окупаются. Все потому, что отрасль очень тонкая и все не так просто, как кажется. Здесь нужно изучать опыт. Есть база "Караван", например. Они приехали ко мне, и мы вместе прожили около недели, я рассказывал и показывал, что и как делается. Они переняли часть опыта и время от времени звонят мне и просят совета. Тем, кто хочет делать именно это, я сразу скажу: "Не стремитесь купить лошадей, думая, что они сейчас вам принесут много денег. Они будут стоять, много есть и требовать кучу вложений". В отрасли ролевого туризма нужно хорошее сочетание авантюризма и здравого рассудка. А если в целом о бизнесе говорить, то нужно меньше слов, размышлений. Наметив какую-то цель, нужно думать о ней недолго. Ты решил: "Я хочу стать звездой", следующим шагом должны быть не мысли о том, что нужно продюсера взять где-то, а мысли о том, что ты можешь сегодня сделать для этого. И нужно не лечь спать, не пойти в кино, а пойти на курсы. Подумай, каким маленьким шагом ты сегодня себя к своей заветной цели приблизишь. А завтра поставь будильник пораньше и приблизь ее еще. И тем самым ты потихоньку добьешься ее. А если не получилось, значит, не повезло. Это не значит, что ты плохой, просто попробуй еще раз; и еще, нельзя останавливаться. Да, не все сделают собственный бизнес. Но если бы так случилось, то у нас в стране никто бы не работал на заводе; все люди разные по менталитету. Каждый говорит фразу: "Я хочу заработать миллион", но не каждый об этом мечтает. Если очень хотеть, то можно добиться своего. Потому что себя заставишь сделать это. Мне очень не нравятся люди, осуждающие и критикующие людей. Ты не осуждай, а возьми и сделай свое лучше, чем есть. У меня получилось отсталое сельское хозяйство, безнадежный проект, двадцать диких лошадей превратить в громкое направление туризма просто из большого желания ежедневно работать с утра до вечера без выходных на протяжении 13 лет. Сейчас я говорю: "Да, у меня все это есть, у меня огромный комплекс, тысячи друзей только благодаря труду". Делай в жизни то, что тебе нравится, тогда ты будешь делать это на 120 процентов, а если будешь делать то, что, как тебе кажется, надо делать, то будешь делать это на 70 процентов. Мой опыт показывает, что, горя делом, можно из совхозной конюшни сделать доходное предприятие. А если б я пошел в нефтяную фирму и там отсиживался бы, а затем уходил после проведенного бессмысленного дня скорее домой, то сейчас, скорее всего, был бы менеджером младшего звена.

Беседу вел А. Оводов

------------------------------------------------------------------

Название документа