Обзор конференции "Актуальные проблемы наследственного и международного частного права"

(Блинков О. Е.)

("Юридический мир", 2006, N 10)

Текст документа

ОБЗОР КОНФЕРЕНЦИИ "АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАСЛЕДСТВЕННОГО

И МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА"

О. Е. БЛИНКОВ

Академия ФСИН России 29 - 30 сентября 2006 г. при содействии Ассоциации юристов России, Российской академии юридических наук и информационной поддержке Издательской группы "Юрист" провела очередную Международную научно-практическую конференцию. На этот раз конференция была посвящена обсуждению темы "Актуальные проблемы наследственного и международного частного права".

С приветственным словом от Правления Ассоциации юристов России и Исполнительного комитета Российской академии юридических наук выступила кандидат юридических наук Н. Б. Слюсарь, которая в первую очередь обратила внимание участников конференции на особую заслугу Академии ФСИН России в проведении регулярных международных научно-практических конференций и выпуске ряда научных и специально-прикладных изданий, посвященных различным отраслям и институтам международного права. Данная работа Академии внесла свой значительный вклад в популяризацию идей мирового сообщества по формированию единых подходов законодательной практики, уважения и соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права в Российской Федерации, а также расширения правосознания и повышения качества обучения юристов России. Однако следующая ступень к развитию сотрудничества России с зарубежными государствами и международными организациями требует более глубокой научной проработки реализации международных норм и европейских стандартов на российском правовом поле. В этой связи приветствуется обсуждение проблем правоприменения норм отдельно взятого института международного частного права, которому, в частности, и была посвящена данная конференция. Вступление в право наследования для государств - участников СНГ регулируется Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. При этом новая редакция данной Конвенции, которая более широко рассматривает вопросы прав граждан, вытекающих из семейного и наследственного права, еще не вступила в силу, не ратифицирована Россией, а рост миграционных потоков в Россию из ближнего зарубежья ставит все больше неразрешенных правовых проблем по рассматриваемой теме.

Актуальность постановки и рассмотрения предложенной организаторами конференции темы обоснуется также тем, что 2006 г. стал юбилейным для юридической педагогической и научной цивилистической общественности, поскольку 1 ноября 2001 г. Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации была принята долгожданная третья часть Гражданского кодекса Российской Федерации, включившая в себя разделы о наследственном и международном частном праве. Пятилетний срок достаточен для того, чтобы определить, что полезного внесла эта часть кодифицированного акта в российскую правовую систему, насколько ее нормы отвечают российским реалиям и потребностям развития рыночной экономики. Эти и другие научно-теоретические и практические проблемы стали предметом обсуждений на пленарном заседании и двух секциях конференции ("Наследственное право: вопросы теории и практики" и "Развитие теории международного частного права").

В связи с этим центральным докладом конференции стало выступление профессора кафедры гражданского права Кубанского государственного университета, к. ю.н., доцента Т. Д. Чепиги на тему "Идеология и проблемы реформы наследственного права". В нем было отмечено, что наследственное право России складывалось на протяжении длительного времени под влиянием таких внутренних и внешних факторов исторического развития, как экономическая организация общества, основанная на определенных отношениях собственности и гражданского оборота, семейная и социальная организация общества с присущими ей типами социального расслоения общества, формами семьи, видами семейных связей и отношений, духовная и правовая культура, сила традиций, социальное и нравственное самосознание общества, степень гражданственности общества и др. В докладе было отмечено внешнее сходство основных моделей институтов наследственного права, действовавших на предшествующем этапе российской истории - советском и действующих на современном этапе. Однако идеология нового российского наследственного права по сравнению с прежним наследственным правом РСФСР имеет существенно иной смысл, обусловленный новой организацией экономических, государственно-правовых, социальных, культурных, нравственных условий жизни общества в современной России. По мнению докладчика, новое наследственное право России в недостаточной мере отвечает идеям охраны интересов семьи и справедливого частного обеспечения определенных лиц за счет наследственного имущества. Были подробно освещены актуальные проблемы расширения по социальным признакам круга обязательных наследников и круга скользящей очереди наследников по закону за счет нетрудоспособных и несовершеннолетних внуков (правнуков) по праву представления, нетрудоспособных лиц, находившихся на иждивении наследодателя не менее одного года до его смерти, которые, не будучи родственниками наследодателя, не проживали совместно с ним.

В выступлении начальника Академии ФСИН России д. ю.н., профессора А. Я. Гришко "О наследовании в местах лишения свободы" был дан подробный систематический анализ норм российского права, определяющих участие осужденных к лишению свободы в наследственных отношениях. Докладчиком было обращено особое внимание на то, что осужденный-наследник существенно ограничен в непосредственном осуществлении наследственных прав, поэтому в данном случае широко востребован институт представительства.

В докладе Гаджиева В. А. "Сроки принятия наследства" был поднят вопрос о пресекательном (преклюзивном) характере данного срока. Автор подробно осветил вопросы условий и порядка увеличения срока в зависимости от различных случаев, когда фактически предыдущие наследники так или иначе не принимают наследство. В силу этого отсчет шестимесячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 1154 ГК РФ, по мнению В. А. Гаджиева, должен производиться с момента, когда наследнику стало известно о наличии подтвержденных в судебном порядке обстоятельств, исключающих возможность призвания к наследованию недостойных наследников, либо с момента вступления в законную силу решения суда об отстранении от наследования недостойных наследников, либо с момента, когда наследнику стало известно об отказе других наследников от наследства.

Выступление доцента кафедры гражданского права и процесса Курского государственного технического университета, к. и.н., доцента Е. В. Ельниковой "Переход прав на земельный участок при наследовании жилого дома" касалось в первую очередь проблем конфликта правовых норм разных отраслей права в регулировании отношений по поводу наследования земельного участка. Автор отметила, что при наследовании жилого дома, расположенного на земельном участке, объектом наследования выступает сложная вещь в качестве единого имущественного комплекса. В случае, когда и жилой дом, и земельный участок принадлежали наследодателю на праве собственности, следует учитывать закрепленный в ст. 1 Земельного кодекса РФ принцип единой судьбы земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости, в соответствии с которым "не допускается отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения, если они принадлежат одному лицу" (п. 4 ст. 35 ЗК РФ). В связи с этим автор решает вопросы: является ли допустимой ситуация, когда земельный участок завещается одному наследнику, а расположенный на нем жилой дом - другому, и будет ли такое завещание признаваться действительной сделкой, имеющей юридические последствия.

В докладе проректора по учебной работе Самарской гуманитарной академии к. ю.н., доцента О. А. Серовой "Соотношение институтов наследования и юридического лица: обоснование проблематики" было отмечено, что институт наследования в нашей стране подвергся значительной модернизации как с точки зрения обновления законодательной базы, так и за счет включения в гражданский оборот значительного числа объектов. Расширился и круг субъектов наследования: в ст. 1116 ГК РФ указывается, что к наследованию по завещанию могут призываться указанные в нем юридические лица, существующие на день открытия наследства. Основным тезисом выступления стало утверждение, что юридические лица могут призываться к наследованию независимо от их организационно-правовой формы.

В выступлении доцента кафедры гражданского права и процесса Академии ФСИН России, к. ю.н. Л. Е. Чичеровой "О влиянии неисполнения алиментной обязанности на право наследования" было отмечено, что действующее гражданское законодательство расширило круг лиц, которых можно отстранить от наследования по закону. Автор обратил внимание аудитории на то, что факт злостного уклонения наследников от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя как основание для отстранения лица от наследования должен быть установлен в судебном порядке.

Помощник судьи Октябрьского районного суда г. Рязани О. И. Сватеева в выступлении на тему "Ответственность наследников по долгам наследодателя или преемство в обязательствах наследодателя?" остановилась на проблемах юридической лингвистики в области наследственного права, когда используются термины и категории, не отвечающие тем фактическим отношениям, которыми они формулируются. Автором было отмечено, что буквальное толкование термина "ответственность наследников по долгам наследодателя" приводит к мысли, что наследники несут ответственность по обязательствам, в которых умерший наследодатель выступал должником, то есть они лица, которым права требования предъявляются как бы в субсидиарном порядке вследствие того, что основной должник умер. Систематическое же толкование указанного словосочетания позволяет однозначно утверждать, что ответственность наследников по долгам наследодателя не следует смешивать со случаями субсидиарной ответственности: наследники становятся обязанными лицами только в случае смерти наследодателя и принятия ими наследства по какому-либо основанию - закону или завещанию.

В докладе старшего преподавателя кафедры гражданского права и процесса Краснодарского университета МВД России к. ю.н. М. В. Жаботинского "Обязательная доля при наследовании имущества: российский и зарубежный опыт" было отмечено, что правила об обязательной доле в наследстве определяют границы действия принципа свободы завещания. По мнению автора, институт обязательной доли в российском наследственном праве призван охранять имущественные интересы членов семьи наследодателя, регулирует обязанности собственника как члена семьи и его права по распоряжению наследственным имуществом.

Помощник судьи Октябрьского районного суда г. Рязани Э. А. Кузнецова в докладе "Наследственная трансмиссия как основание наследования" высказала предположение, что переход права на принятие наследства может быть признан наряду с завещанием и законом. Право на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии согласно положениям ст. 1156 ГК РФ не входит в состав наследства, открывшегося после смерти наследника. Это означает, что такое право не может быть завещано, от него нельзя отказаться в пользу других лиц, наследник может не воспользоваться этим правом и тем самым отказаться, но не от наследства, а от права его принятия, не более. Право отказа от еще не принятого наследства существует в течение срока существования права на принятие наследства и прекращается по истечении этого срока, поэтому отказ от непринятого наследства возможен в течение срока, установленного для принятия наследства.

В докладе доцента кафедры гражданского права и процесса Академии ФСИН России, к. ю.н. Ю. В. Юдиной "Получение наследства как цель судебного установления отдельных юридических фактов" были рассмотрены особенности рассмотрения судом в порядке особого производства дел: об установлении родственных отношений; факта нахождения на иждивении; факта регистрации рождения, усыновления (удочерения), брака, расторжения брака, смерти; факта признания отцовства; факта принадлежности правоустанавливающих документов (за исключением воинских документов, паспорта и выдаваемых органами записи актов гражданского состояния свидетельств) лицу, имя, отчество или фамилия которого, указанные в документе, не совпадают с именем, отчеством или фамилией этого лица, указанными в паспорте или свидетельстве о рождении; факта владения и пользования недвижимым имуществом; факта смерти в определенное время и при определенных обстоятельствах в случае отказа органов записи актов гражданского состояния в регистрации смерти; факта принятия наследства и места открытия наследства; других имеющих юридическое значение фактов, связанных целью получения наследства.

В докладе начальника кафедры гражданско-правовых дисциплин Вологодского института права и экономики ФСИН России к. ю.н., доцента М. М. Попович "Наследование имущественных прав, связанных с предпринимательской деятельностью наследодателя" было отмечено, что возникает множество проблем по наследованию имущественных прав, связанных с предпринимательской деятельностью наследодателя. Анализируя законодательство, регулирующее наследование предприятия как имущественного комплекса, докладчик обратила внимание на то, что установление в ст. 1178 ГК РФ специального субъекта наследования предприятия как имущественного комплекса является нарушением принципа равенства участников гражданского оборота, закрепленного гражданским законодательством в ст. 1 ГК РФ.

На конференции были рассмотрены также иные актуальные вопросы современного российского и зарубежного наследственного права, по итогам форума издан сборник научных трудов (Цивилистические записки: Вып. 8: Актуальные проблемы наследственного и международного частного права / Под науч. ред. В. А. Рыбакова, А. Я. Гришко. М.: Издательская группа "Юрист", 2006).

Название документа

"Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, вытекающих из договоров займа и кредита (глава 42 ГК РФ) (за сентябрь 2004 года - сентябрь 2005 года)"

(Группа авторов ЗАО "ЮРИНФОРМ В")

(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2006)

Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ

СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ДОГОВОРОВ

ЗАЙМА И КРЕДИТА (ГЛАВА 42 ГК РФ)

(ЗА СЕНТЯБРЬ 2004 ГОДА - СЕНТЯБРЬ 2005 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 25 октября 2006 года

При подготовке обзора отобрано и прокомментировано 50 судебных актов. Рассматривались только вступившие в силу решения.

1. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 23.09.2005 N А29-728/2005-1Э

Суд кассационной инстанции на основании статьи 810 Гражданского кодекса РФ оставил в силе постановление апелляции о взыскании неустойки (с учетом ее уменьшения в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса РФ), поскольку срок возврата денежных средств по договору займа на момент подачи иска наступил, однако они были возвращены только после вынесения решения судом первой инстанции.

Комментарий

В настоящее время ряд иностранных неправительственных организаций оказывает финансовую помощь юридическим и физическим лицам, которые работают на территории нашей страны. Зачастую такая помощь направляется для развития тех сфер деятельности, которые недостаточно финансируются государством и другими заинтересованными лицами, не предполагают получение большой прибыли, но сами по себе являются важными. При этом денежные средства обычно предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе.

Финансовая помощь в виде гранта была получена истцом по комментируемому делу - Республиканским фондом "Коми региональный фонд поддержки малого и среднего бизнеса им. В. А. Тихонова", г. Сыктывкар, (далее - Фонд) от Всемирного фонда дикой природы.

Необходимо отметить, что в российском гражданском праве понятие "грант" отсутствует, но, например, в Налоговом кодексе РФ под грантом понимается безвозмездная и безвозвратная помощь, предоставленная для поддержки науки и образования, культуры и искусства (пункт 6 статьи 217, подпункт 14 пункта 1 статьи 251). И если проанализировать статью 582 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), которая дает определение пожертвования, и сравнить ее содержание с приведенными нормами Налогового кодекса РФ, то можно сделать вывод, что понятия "грант" и "пожертвование" очень близки. В то же время получение пожертвования не предполагает предоставление отчета жертвователю об использовании выделенных средств в отличие от гранта, где предоставление отчета грантодателю почти всегда обязательно.

Итак, по данному делу в Арбитражный суд Республики Коми обратился Фонд с иском к Спаспорубскому потребительскому обществу, с. Спаспоруб Прилузского района Республики Коми (далее - потребительское общество), о взыскании 290000 рублей долга по договору займа от 27.07.2001, 133734 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.06.2003 по 31.12.2004 и 8046 рублей расходов, связанных с оказанием юридических услуг. Иск был заявлен на том основании, что срок возврата суммы займа наступил, но она не была своевременно возвращена ответчиком.

Ответчик иск не признал, так как, по его мнению, обязанность возвратить денежные средства у него еще не возникла, поскольку решением Комиссии по инвестиционному конкурсу для малых предприятий Прилузского района, развивающих использование недревесных продуктов леса, (далее - Комиссия) от 30.11.2004 срок возврата денежных средств потребительским обществом продлен до 31.05.2005.

Определением от 16.02.2005 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Коми региональный некоммерческий фонд "Серебряная тайга", администрация муниципального образования "Прилузский район" и федеральное государственное учреждение "Прилузский лесхоз".

Как видно из рассматриваемого Постановления, отношения между истцом и ответчиком складывались следующим образом.

10.04.2001 между Всемирным фондом дикой природы и Фондом заключено соглашение о сотрудничестве в развитии частного предпринимательства и инициативы в сферах рационального использования, во внедрении новых природосберегающих технологий и их отработке. Во исполнение данного соглашения утверждена программа, которая предусматривала оказание Всемирным фондом дикой природы финансовой поддержки малым предприятиям на конкурсной основе за счет средств гранта через Фонд. Таким образом, истец был определен как ответственный финансовый исполнитель программы.

27.07.2001 Фонд заключил с потребительским обществом как с победителем инвестиционного конкурса договор займа. В соответствии с этим договором истец (займодавец) обязался предоставить ответчику (заемщику) на развитие переработки недревесных продуктов леса беспроцентный заем в размере 290000 рублей не позднее 5 банковских дней с момента поступления соответствующих средств займодавцу на срок до 31.05.2002. Дополнительным соглашением сторон от 14.05.2002 срок возврата заемных средств продлен до 31.05.2003. Однако заемщик возвратил сумму займа лишь в ходе рассмотрения дела - 11.05.2005.

Суд первой инстанции решением от 26.04.2005 отказал в иске на том основании, что Фонд не является собственником полученных от Всемирного фонда дикой природы денежных средств, поскольку эти средства были получены истцом в качестве благотворительного гранта на исполнение программы. В то же время суд решил, что в соответствии с условиями программы центральным звеном в управлении проектом является Комиссия. Решением Комиссии от 30.11.2004 срок возврата денежных средств потребительским обществом продлен до 31.05.2005, следовательно, срок возврата займа не наступил.

Представляется, что для решения вопроса о том, возникла ли у ответчика обязанность возвратить сумму займа, не было необходимости выяснять, на каком основании принадлежат денежные средства истцу, поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Получается, что для целей займа не важно, как деньги появились у займодавца.

Поэтому апелляционная инстанция Постановлением от 20.06.2005 изменила решение суда первой инстанции, взыскав с потребительского общества в пользу Фонда 30000 рублей неустойки за несвоевременный возврат займа, придя к выводу, что средства подлежали возврату в срок, установленный договором займа, - 31.05.2003, а фактически возвращены 11.05.2005. При этом суд апелляционной инстанции указал, что к Фонду, как к одаряемому в отношениях с Всемирным фондом дикой природы, перешло право собственности на денежные средства и только он вправе устанавливать срок возврата займа. Решение Комиссии от 30.11.2004 о продлении срока возврата заемных средств до 31.05.2005 носит рекомендательный характер. Предъявленная к взысканию неустойка уменьшена судом на основании статьи 333 ГК РФ.

Суд округа также обратился к нормам главы 42 ГК РФ, поскольку между истцом и ответчиком был заключен договор займа.

В силу статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Как уже указывалось, договором займа с учетом дополнительного соглашения к нему заем должен был быть возвращен в срок до 31.05.2003. Однако заемные средства возвращены истцу 11.05.2005, что подтверждается платежным поручением и не оспаривается ответчиком. Итак, ответчик возвратил сумму займа несвоевременно.

Что касается решения Комиссии от 30.11.2004, в силу которого срок возврата денежных средств потребительским обществом продлен до 31.05.2005, то поскольку Комиссия не является стороной договора займа, она не вправе изменять срок возврата заемных средств, установленный договором. При этом суд кассационной инстанции также отметил, что ни программа, ни какой-либо иной нормативный акт не наделяли Комиссию полномочиями по изменению срока возврата заемных средств. Из текста решения комиссии видно, что оно носит рекомендательный характер.

Кроме того, в пункте 4.3 договора займа предусмотрено, что при несвоевременном возврате суммы займа заемщик уплачивает проценты в размере двойной действующей учетной ставки Центрального банка РФ до дня возврата ее займодавцу.

Поэтому довод потребительского общества о том, что взыскание процентов за пользование средствами гранта возможно лишь в случаях их нецелевого использования или опасности утраты в силу отказа от возврата, несостоятелен.

В связи с этим суд округа пришел к выводу о том, что суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил иск в части применения ответственности за несвоевременное исполнение денежного обязательства.

Необходимо обратить внимание на то, что согласно пункту 4.3 договора займа при несвоевременном возврате суммы займа заемщик уплачивает проценты в размере двойной действующей учетной ставки Центрального банка РФ до дня возврата ее займодавцу. Поэтому иск был заявлен о взыскании, в том числе процентов за пользование чужими денежными средствами. Апелляционная инстанция взыскала с ответчика 30000 рублей неустойки за несвоевременный возврат займа. А кассация посчитала эту сумму применением ответственности за несвоевременное исполнение денежного обязательства.

Согласно пункту 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В данном случае уплата денежных средств при несвоевременном возврате суммы займа предусмотрена договором займа. Таким образом, взысканные в пользу истца 30000 рублей представляют собой, как правильно отметил суд апелляционной инстанции, неустойку, которая равна двойной действующей учетной ставке Центрального банка РФ.

В своей кассационной жалобе потребительское общество ставило вопрос о том, что при исполнении договора займа имела место просрочка кредитора - Фонда, которая выразилась в изменении им юридического адреса, приведшем к невозможности возврата денежных средств в 2003 - 2004 годах.

Суд кассационной инстанции не принял это во внимание по следующим причинам. Во-первых, ответчик не доказал, что перечислял заемные средства на счет займодавца, указанный в договоре займа, а, во-вторых, согласно пункту 1 статьи 327 ГК РФ, должник вправе внести причитающиеся с него деньги в депозит нотариуса, если обязательство не может быть исполнено вследствие отсутствия кредитора в месте, где обязательство должно быть исполнено. Ответчик это также не сделал.

Но думается, что в данном случае вообще нельзя говорить о просрочке кредитора.

Дело в том, что в силу пункта 1 статьи 406 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Кредитор считается просрочившим также в случаях, указанных в пункте 2 статьи 408 ГК РФ, то есть при отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения.

Однако, как следует из материалов дела, должник - ответчик - ничего не исполнял, а по условиям договора займа после того, как займодавец выдал заем, что было выполнено истцом, он не должен совершать каких-то действий, без которых заемщик не может выполнить свои обязательства по договору. Так что суд правомерно не согласился с доводом ответчика о просрочке кредитора.

2. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 15.09.2005 N А79-1158/2005

На основании статей 807 - 811 Гражданского кодекса РФ суды всех инстанций пришли к выводу, что срок возврата заемных средств по договорам займа уже наступил. Поэтому полученные суммы были взысканы с ответчика. При этом срок исковой давности не был пропущен истцом (статья 203 Гражданского кодекса РФ).

Комментарий

В настоящее время газификация деревень является государственной задачей, так как, улучшая условия жизни в них, можно остановить отток населения в города, а возможно, и привлечь новых жителей, возрождая тем самым село.

Вопрос финансирования мероприятий по газификации решается по-разному. Так, согласно комментируемому Постановлению, для газификации д. Шумерля Шумерлинская сельская администрация предоставляла подрядчику займы. Однако из-за несвоевременного возврата полученных средств возник судебный спор.

По данному делу Шумерлинской сельской администрации, д. Шумерля Шумерлинского района Чувашской Республики (далее - сельская администрация) обратилась в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Вега", д. Шумерля Чувашской Республики (далее - ООО), о взыскании 774338 рублей 80 копеек долга по договорам займа, 11184 рублей 89 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 01.01.2005 по 10.02.2005 и далее с 11.02.2005 по день фактической уплаты задолженности.

Исковые требования мотивированы тем, что ответчику была предоставлена спорная сумма в качестве займа кооперативных денежных средств граждан для строительства уличных газораспределительных сетей деревни Шумерля, которую он не вернул.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики.

Всеми судебными инстанциями установлено, что:

- в период с июня 2000 года по январь 2004 года сельская администрация предоставила ООО (правопреемнику ООО "Лига-Шумерля") в заем сроком на 24 месяца собранные у населения денежные средства в размере 865553 рублей 15 копеек для строительства уличных газораспределительных сетей;

- данный факт подтверждается договорами займа, банковскими квитанциями, расходными кассовыми ордерами, актами приема-передачи векселей, накладными на отпуск строительных материалов, квитанциями к приходным кассовым ордерам, заявками ответчика на выделение денежных средств, актами сверки расчетов от 25.01.2002, 29.04.2004, 01.12.2004;

- 10.12.2004 истец обратился к ответчику с письменным требованием о возврате заемных средств в десятидневный срок;

- в связи с неисполнением заемщиком обязательств по возврату займов был предъявлен настоящий иск.

При вынесении решения по делу суд первой инстанции руководствовался статьями 307, 309, 395 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ). Заявленные требования решением суда от 21.06.2005 удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции от 29.07.2005 решение оставлено без изменений со ссылкой на правила статей 807 - 811 ГК РФ. Суд кассационной инстанции пришел к выводу об оставлении в силе решения и Постановления, основываясь на статьях 807, 810 и 811 ГК РФ.

Поскольку между истцом и ответчиком были заключены договоры займа, то отношения между ними регламентируются нормами главы 42 ГК РФ, прежде всего, статьями 807, 810, 811 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В силу статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

В соответствии с пунктом 1 статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

Из приведенных норм следует, что:

- займодавец передает заемщику определенную сумму денежных средств или другие вещи;

- заемщик обязан возвратить займодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не установлен, то в 30-дневный срок со дня предъявления займодавцем требования о возврате;

- в случае несвоевременного возврата суммы займа заемщик обязан уплатить займодавцу проценты, размер которых определен пунктом 1 статьи 395 ГК РФ.

Суды трех инстанций установили, что представленные в дело истцом (займодавцем) первичные документы свидетельствуют о передаче им ответчику (заемщику) заемных средств.

При этом они пришли к выводу, что отсутствие в некоторых платежных документах ссылок на основание и целевое назначение платежа не изменяет характер правоотношений, возникших между спорящими сторонами.

В связи с этим необходимо отметить, что если бы денежные средства, перечисленные по документам без ссылок на основание и целевое назначение платежа, перечислялись бы на каком-то другом основании, не связанном с указанными выше договорами займа, то в силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик должен был это доказать.

Также судами установлено, что ООО доказательств возврата истцу полученных сумм займа в размере 774338 рублей 80 копеек не представило.

В связи с этим хочется обратить внимание на то, что, согласно комментируемому Постановлению, сельская администрация предоставляла ООО займы с июня 2000 года по январь 2004 года сроком на 24 месяца. Если какая-то часть денег предоставлялась в заем в январе 2004 года на срок, равный 24 месяцам, то к моменту обращения в суд с иском и даже к моменту рассмотрения кассационной жалобы срок возврата по соответствующим суммам не истек. Из рассматриваемого Постановления нельзя определить, в каком периоде ответчиком была получена сумма займа в размере 774338 рублей 80 копеек. Однако суд вправе был взыскать эту сумму только в том случае, если со дня ее выдачи уже прошло 24 месяца, и соответственно срок ее возврата уже наступил. Если же этот срок еще не наступил, то взыскание суммы займа в указанном размере нарушает требования статьи 810 ГК РФ.

Поскольку суды пришли к выводу о нарушении ответчиком срока возврата суммы займа, то с него были взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами (именно так истец сформулировал свои исковые требования).

По этому поводу необходимо отметить, что так как между сторонами были заключены договоры займа, то их отношения регулируются, в первую очередь, специальными нормами главы 42 ГК РФ. В данной главе имеется статья 811, которая предусматривает уплату процентов за нарушение срока возврата суммы займа. Причем эта статья говорит об уплате процентов не за пользование чужими денежными средствами, а за несвоевременное их возвращение либо уклонение от возвращения в размере, установленном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ.

Также предметом рассмотрения судов по данному делу был вопрос о том, был ли прерван срок исковой давности.

Ответчик посчитал, что течение срока исковой давности не было прервано путем признания ответчиком долга, поскольку акт сверки расчетов от 01.12.2004 признанием долга ответчиком не является, так как со стороны ООО он подписан Ф., который в тот период не являлся директором ООО.

В то же время, по мнению судов всех инстанций, согласно статье 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Таковым действием можно считать подписание директором ООО Ф. акта выверки взаимных расчетов от 29.04.2004. Названный документ ответчик не оспорил, его данные документально не опроверг. Согласно письму Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы в период с 01.01.2004 по 19.08.2004 руководителем ООО являлся Ф. С учетом данного факта срок исковой давности при обращении в арбитражный суд сельской администрацией не был пропущен.

В ходе рассмотрения дела ответчик также заявлял, что представленные истцом документы свидетельствуют о том, что в исковом заявлении соединено несколько самостоятельных требований, не связанных между собой и основанных на отдельных правоотношениях, возникших в разный период времени.

Однако по этому вопросу суды пришли к выводу о том, что поскольку рассматриваемые требования однородны, то есть относятся к одной категории и возникли из правоотношений по договорам займа, в которых участвуют одни и те же лица, то в силу части 2 статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) арбитражный суд первой инстанции вправе объединить несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство для совместного рассмотрения.

3. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 12.07.2005 N А11-9422/2003-К1-6/371/44

Суды со ссылкой на статью 807 Гражданского кодекса РФ и статью 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ отказали в иске, поскольку истец не доказал передачу ответчику суммы займа, а договор займа считается заключенным только с момента передачи денежных средств или иных вещей, определенных родовыми признаками.

Комментарий

Государственное унитарное предприятие "Владимирская продовольственная корпорация", г. Владимир, (далее - ГУП) обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с иском к открытому акционерному обществу "Вязниковская племптицефабрика", г. Вязники, (далее - ОАО) о взыскании на основании договора предоставления бюджетной ссуды N 18 от 01.04.1998 задолженности в сумме 95367 рублей, 27586 рублей 02 копеек процентов за пользование бюджетными средствами и 19052 рублей 85 копеек пеней за несвоевременную уплату процентов (с учетом увеличения размера требований).

Определениями от 10.03.2004 и 29.03.2004 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Главное финансовое управление администрации Владимирской области, открытые акционерные общества "Владимирхлебопродукт" и "Ковровхлебопродукт".

Истец обосновывал свои исковые требования следующим. По условиям договора предоставления бюджетной ссуды N 18 он, будучи государственным заказчиком, во исполнение договора о передаче в управление средств федерального бюджета на формирование региональных продовольственных фондов, обязался передать АОЗТ "Вязниковская племптицефабрика" (ныне - ОАО "Вязниковская племптицефабрика") бюджетные средства в сумме 86338 рублей на закупку зерна, продуктов его переработки и продовольственных товаров на срок с 01.01.1998 по 31.12.1998 со взиманием 1/3 действующей учетной ставки Центрального банка РФ плюс два процента, а заемщик - ОАО - обеспечить возврат полученных бюджетных средств и уплату процентов за их использование путем перечисления на счет государственного заказчика или путем передачи сельскохозяйственной продукции и продовольствия. Статус государственного заказчика по закупке зерна и продуктов его переработки для формирования регионального зернового фонда ГУП приобрело на основании Постановления главы администрации Владимирской области от 21.02.1998 N 101. По мнению истца, он свои обязательства выполнил, в то время как ответчик полученные денежные средства не вернул.

Решением суда первой инстанции от 01.12.2004 в удовлетворении исковых требований отказано за недоказанностью. Апелляционная инстанция своим Постановлением от 28.04.2005 оставила решение без изменения. Суд округа оставил принятые по делу судебные акты в силе.

При вынесении решения и Постановлений судебные инстанции руководствовались следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода или качества.

Причем договор займа считается заключенным только с момента передачи денег или других вещей (пункт 1 статьи 807 ГК РФ).

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) на истца возлагается бремя доказывания обстоятельств, на которые он ссылается как на основание своих требований.

В ходе рассмотрения дела и в кассационной жалобе истец настаивал на том, что договор N 18 от 01.04.1998 заключался на основании акта передачи бюджетных средств от 01.04.1998, указанная в этом договоре сумма включает в себя ранее предоставленную ОАО бюджетную ссуду в размере 83978 рублей и 2359 рублей 11 копеек процентов, которая образовалась в связи с поставкой ответчику в 1996 году в счет бюджетных средств комбикормов, и передачу последнему по акту по состоянию на 20.02.1996 задолженности по бюджетной ссуде в размере 60 млн. неденоминированных рублей. То есть фактически данным договором переоформлены отношения по ранее предоставленной ответчику бюджетной ссуде. Наличие спорной задолженности подтверждается актом от 20.02.1996, а также бухгалтерскими балансами ОАО.

Указанный довод ответчика был предметом рассмотрения всех судебных инстанций и отклонен ими за недоказанностью, так как в договоре N 18 от 01.04.1998 не содержится условие о переоформлении задолженности по ранее выданной ответчику бюджетной ссуде. В материалы дела истец не представил договор о выделении ОАО в 1996 году бюджетной ссуды в виде поставки комбикормов и первичные документы о фактической передаче данного товара в счет бюджетной ссуды (накладные, акты приема-передачи и др.). Акты сверок при наличии возражений ответчика не приняты в качестве достаточных доказательств факта предоставления бюджетной ссуды.

Поэтому, основываясь на нормах статьи 807 ГК РФ и статьи 65 АПК РФ, все суды пришли к выводу, что ГУП не представило доказательства передачи ответчику бюджетных средств в рамках договора N 18 от 01.04.1998.

Но иск не подлежал удовлетворению, прежде всего, на том основании, что договор N 18 от 01.04.1998 не был заключен, и обязательства сторон по нему не возникли. Дело в том, что в силу пункта 1 статьи 807 ГК РФ договор займа всегда является реальным договором. Это значит, что он является незаключенным (независимо от составления подписанного сторонами документа под названием "Договор займа") до момента передачи денег. Причем норма пункта 1 статьи 807 ГК РФ о реальном характере договора займа является императивной. Следовательно, стороны не вправе своим соглашением изменить эту норму и считать договор займа заключенным с момента достижения ими в требуемой форме соглашения по всем существенным условиям договора. Тем более судами было установлено, что денежные средства по договору N 18 от 01.04.1998 ответчику не передавались.

4. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 31.05.2005 N А11-7863/2004-К1-5/264

В силу статьи 76 Бюджетного кодекса РФ бюджетный кредит юридическому лицу, не являющемуся государственным или муниципальным предприятием, предоставляется на основании гражданско-правового договора. Поэтому применение срока исковой давности, установленного Гражданским кодексом РФ, к отношениям сторон по такому договору правомерно.

Комментарий

Согласно статье 69 Бюджетного кодекса РФ (далее - БК РФ) предоставление бюджетных средств осуществляется в определенных формах, в том числе в форме бюджетных кредитов юридическим лицам.

При этом в силу пунктов 1 и 2 статьи 76 БК РФ бюджетный кредит может быть предоставлен юридическому лицу, не являющемуся государственным или муниципальным унитарным предприятием, на условиях возмездности и возвратности на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством РФ, только при предоставлении заемщиком обеспечения исполнения своего обязательства по возврату указанного кредита.

Способами обеспечения исполнения обязательств по возврату бюджетного кредита могут быть только банковские гарантии, поручительства, залог имущества, в том числе в виде акций, иных ценных бумаг, паев, в размере не менее 100 процентов предоставляемого кредита. Обеспечение исполнения обязательств должно иметь высокую степень ликвидности (пункт 3 статьи 76 БК РФ).

Однако указанные выше требования законодательства не всегда выполняются на практике, примером чему может служить данное дело, по которому Министерство финансов РФ, г. Москва, обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с иском к открытому акционерному обществу "Владимирэнерго" (далее - ОАО) о взыскании 19238530 рублей 55 копеек, составляющих 3000000 рублей задолженности по договору займа от 28.06.1997 N 33; 6882500 рублей процентов за пользование заемными средствами; 22100 рублей пеней за невозврат основного долга и 9333930 рублей пени за неуплату процентов.

Определением суда от 06.10.2004 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации, г. Москва (далее - Минтопэнерго).

Письмом от 25.10.2004 N 14-330 третье лицо сообщило об упразднении Минтопэнерго по Указу Президента Российской Федерации от 09.03.2004 N 314.

До принятия решения истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации увеличил размер исковых требований до 19749715 рублей 65 копеек, в том числе 3000000 рублей основного долга; 6985416 рублей 67 копеек процентов за пользование заемными средствами; 145600 рублей пеней за невозврат основного долга и 9618698 рублей 98 копеек пеней за неуплату процентов.

Истец основывал свои требования на следующем. Минтопэнерго и ОАО заключили договор займа от 27.06.1997 N 33, по условиям которого Минтопэнерго предоставляет ОАО (заемщику) денежные средства в размере 3000000000 рублей (неденоминированных) на возвратных условиях для погашения задолженности по заработной плате ответчика. Согласно пункту 2.1 договора условием для перечисления заемщику средств является подписание им с Минтопэнерго договора переуступки права требования задолженности с предприятий и организаций, финансируемых из федерального бюджета, за потребленную в 1997 году электроэнергию и тепловую энергию в размере 3000000000 рублей с приложением к нему актов сверки указанной задолженности. Сумма займа в полном размере была предоставлена ОАО, что подтверждается платежным поручением от 27.06.1997 N 71 и не оспаривается ответчиком. Ответчик полученные средства не возвратил, проценты за пользование займом не уплатил. Истец также указал на то, что задолженность ответчика возникла перед федеральным бюджетом, поскольку финансирование заемщика по договору займа осуществлялось на основании распоряжения Правительства РФ от 31.10.1996 N 1661-р.

Решением суда первой инстанции от 16.12.2004 в иске отказано. Суд исходил из того, что спорные правоотношения носят гражданско-правовой характер, и, в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ, истец не представил доказательства, свидетельствующие о наличии у него права требования к ответчику по обязательству, возникшему из договора займа от 27.06.1997 N 33.

Такой вывод суда не совсем понятен, поскольку, как видно из рассматриваемого Постановления, истец представил доказательства направления ответчику суммы займа. Ответчик не отрицал факт получения заемных средств. Указанные средства были выделены из федерального бюджета.

Кроме того, в силу статьи 34 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2004 год" Министерству финансов РФ было предоставлено право требования от имени РФ возврата задолженности юридических лиц, субъектов РФ и муниципальных образований по денежным обязательствам перед РФ.

В связи с вышеизложенным, Министерство финансов РФ имело право требования к ответчику по обязательству, возникшему из договора займа от 27.06.1997 N 33, и представило доказательства наличия у него указанного права.

Но в любом случае имелось основание для отказа истцу в удовлетворении заявленных требований.

Именно это основание было использовано апелляционной инстанцией, которая своим Постановлением оставила решение без изменения, применив к спорным правоотношениям по заявлению ответчика исковую давность.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов и оставил в силе решение и Постановление по делу. При этом суд округа по кассационной жалобе истца рассмотрел вопрос о правомерности применения исковой давности по данному делу.

По мнению Министерства финансов РФ, изложенному в жалобе, суд апелляционной инстанции ошибочно применил к спорным правоотношениям срок исковой давности, поскольку в соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется. Предметом спорного договора являлось предоставление бюджетных средств, поэтому нормы ГК РФ к указанным отношениям не могут быть применены.

Однако, согласно части 1 статьи 2 ГК РФ, в сферу регулирования гражданского законодательства входят имущественные отношения, в том числе обязательственные, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Субъектами гражданских правоотношений наряду с гражданами и юридическими лицами являются Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования.

Также частью 3 статьи 2 ГК РФ предусмотрено, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

В силу статьи 76 Бюджетного кодекса РФ (далее - БК РФ) бюджетный кредит юридическим лицам, не являющимся государственными или муниципальными предприятиями, бюджетными организациями, предоставляется на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством с учетом положений БК РФ.

Из приведенных норм следует, что отношения по предоставлению бюджетного кредита должны регулироваться нормами гражданского права за исключением особенностей, установленных бюджетным законодательством. БК РФ не содержит запрета на применение к отношениям по предоставлению бюджетного кредита норм главы 12 ГК РФ, следовательно, к спорным отношениям применим срок исковой давности.

По правилам статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Договором от 27.06.1997 N 33 не предусматривалась обязанность заемщика по возврату займа и срок возврата. Кредит предоставлялся на условиях переуступки заемщиком права требования задолженности с абонентов, финансируемых из федерального бюджета. В связи с этим суд округа пришел к выводу, что о ненадлежащем исполнении ответчиком обязанности по передаче прав требования истец должен был знать на момент предоставления займа.

Указанный вывод следует из того, что:

согласно пункту 2.1 договора займа условием для перечисления заемщику средств является подписание им с Минтопэнерго договора переуступки права требования задолженности с предприятий и организаций, финансируемых из федерального бюджета, за потребленную в 1997 году электроэнергию и тепловую энергию в размере 3000000000 рублей с приложением к нему актов сверки указанной задолженности,

а в соответствии с пунктом 3 договора переуступки права (цессии) от 28.06.1997 N 33 задолженность ответчика перед Минтопэнерго по договору займа от 27.06.1997 N 33 погашается при условии надлежащего уведомления ОАО должников о состоявшейся уступке; передачи Минтопэнерго всех необходимых документов, удостоверяющих право требования (договоров, актов сверок задолженности и других документов), и передачи Минтопэнерго актов сверки задолженности в Министерство финансов России.

Хотя договор переуступки права требования был подписан между Минтопэнерго и ОАО, однако, по всей видимости, ОАО не выполнило своих обязанностей по передачи Минтопэнерго актов сверки задолженности и всех необходимых документов, удостоверяющих право требования, а также по уведомлению должников о состоявшейся уступке. Если бы эти документы были переданы и уведомления направлены, то Минтопэнерго могло бы истребовать задолженность должников ОАО и тем самым погасить переданную ответчику сумму займа.

По приведенным выше причинам суды пришли к выводу, что течение срока исковой давности по заявленному требованию началось с 28.06.1997. Иск заявлен 30.08.2004.

В силу части 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, служит основанием для отказа в иске. ОАО настаивало на применении исковой давности.

Правда, необходимо обратить внимание на следующий момент. Согласно части 2 статьи 199 ГК РФ заявление стороны о применении срока исковой давности должно быть сделано до вынесения судом решения. Из комментируемого Постановления нельзя установить, когда ОАО заявило о применении срока исковой давности. Но, как уже было указано, применила исковую давность лишь апелляционная инстанция.

Истец также заявлял, что отражение ответчиком в бухгалтерском балансе спорной кредиторской задолженности является действием, которое прерывает течение срока исковой давности. Поскольку списание долга ОАО перед бюджетом проведено 29.11.2002, срок исковой давности истекает лишь 29.11.2005.

Однако в соответствии со статьей 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Перечень оснований перерыва течения срока исковой давности, установленный в статье 203 ГК РФ и иных федеральных законах, не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию, поскольку это предусмотрено пунктом 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности". Согласно пункту 20 названного Постановления к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата основного долга или сумм санкций; уплата процентов по основному долгу; изменение договора, из которого следует, что должник признает наличие долга; просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения.

Таким образом, действия, свидетельствующие о признании долга, должны быть совершены в отношении кредитора.

Отражение задолженности в бухгалтерском балансе является в соответствии с Федеральным законом "О бухгалтерском учете" обязанностью всех хозяйствующих субъектов. Исполнение данной обязанности не свидетельствует о волеизъявлении должника на признание долга перед кредитором.

На этом основании суд кассационной инстанции посчитал, что отказ в удовлетворении заявленных требований Министерству финансов РФ правомерен.

5. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 20.09.2005 N А38-6759-8/406-2004

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом округа, на основании пункта 1 статьи 823 Гражданского кодекса РФ отменено решение суда первой инстанции в части взыскания процентов за пользование коммерческим кредитом, поскольку в договоре между истцом и ответчиком не было прямо указано, что предоплата по нему является коммерческим кредитом.

Комментарий

Договоры займа и кредитные договоры с банковскими организациями прочно вошли в хозяйственный оборот. Однако Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ) регулирует и другие виды заемных обязательств, в том числе коммерческий кредит, которому посвящена статья 823 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

При этом в силу пункта 2 этой статьи к коммерческому кредиту соответственно применяются правила главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства. Представляется, что к обязательствам по коммерческому кредиту следует применять нормы лишь параграфа 1 главы 42 ГК РФ, поскольку параграф 2 регулирует отношения по кредитному договору, одной из сторон которого в обязательном порядке является банк или небанковская кредитная организация.

За пользование кредитными средствами, предоставленными по коммерческому кредиту, начисляются проценты вне зависимости от того, предусмотрено ли это заключенным договором, на основании пункта 1 статьи 809 ГК РФ. Этим коммерческий кредит отличается от аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки.

С учетом приведенной формулировки пункта 1 статьи 823 ГК РФ в тексте договора, в котором стороны договорились о предоставлении коммерческого кредита, необходимо прямо указать, что одна сторона предоставляет другой указанный кредит в виде, например, предоплаты. Без такого указания предоплата, аванс, рассрочка и т. п. не будут признаны коммерческим кредитом, что иллюстрирует рассматриваемое Постановление.

Согласно этому Постановлению общество с ограниченной ответственностью "Сабет Ас", г. Астрахань, (далее - ООО) обратилось в Арбитражный суд Республики Марий Эл с иском к индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица Р., г. Йошкар-Ола, (далее - предприниматель) о взыскании 140128 рублей долга по договору поставки от 09.04.2003 N 03/2003, 29396 рублей процентов за пользование коммерческим кредитом и 11429 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Требования истца мотивированы тем, что ответчик, получивший сумму предварительной оплаты за товар, не исполнил обязательства по поставке пиломатериалов в установленный срок.

Как следует из имеющихся в деле документов, 09.04.2003 спорящими сторонами заключен договор N 03/2003, по условиям которого предприниматель (поставщик) обязуется передать, а ООО (покупатель) принять и оплатить пиломатериал обрезной хвойной породы - ель, размерами 150-175-200-220-250 x 63 x 6000.

Согласно пункту 2.1 договора товары поставляются покупателю по ценам, в количестве и ассортименте в соответствии со спецификациями. Цена товара составляет 1800 рублей с НДС; оплата товара производится в течение 1 банковского дня с момента погрузки партии в железнодорожный вагон (пункты 4.1, 5.1).

В ходе исполнения спорного договора ООО авансом перечислило предпринимателю 250000 рублей, что подтверждается платежными поручениями от 21.04.2003 N 98, от 23.04.2003 N 100, от 06.05.2003 N 102, от 19.05.2003 N 105, от 21.05.2003 N 106. Товар получен покупателем на сумму 109872 рубля (железнодорожная накладная N 21127301 от 14 мая 2003 года).

Суд первой инстанции решением от 23.03.2005 признал требования истца обоснованными и удовлетворил иск частично: взыскал с предпринимателя в пользу ООО сумму предварительной оплаты за пиломатериалы в размере 140128 рублей; проценты за пользование чужими денежными средствами - 11385 рублей 40 копеек и проценты за пользование коммерческим кредитом в период с 27.05.2003 по 15.12.2004 - 28336 рублей 99 копеек.

Постановлением апелляционной инстанции от 19.05.2005 решение отменено в части: в удовлетворении требований истца о взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом отказано. Суд второй инстанции исходил из того, что в спорном договоре не предусмотрено предоставление коммерческого кредита, поэтому основания для применения статьи 823 ГК РФ отсутствуют.

Суд кассационной инстанции оставил Постановление апелляционной инстанции без изменений.

При вынесении судебных актов по данному делу суды руководствовались статьями 395, 454, 457, 487, 506 и 823 ГК РФ.

Согласно статье 506 ГК РФ по договору поставки поставщик - продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

При этом в соответствии с пунктом 5 статьи 454 ГК РФ к отдельным видам договора купли-продажи (в том числе к поставке товаров) положения, предусмотренные параграфом 1 главы 30 ГК РФ, применяются, если иное не предусмотрено правилами ГК РФ об этих видах договоров.

Поскольку нормами ГК РФ о договоре поставки иное не предусмотрено, то к отношениям по договору поставки применяются положения параграфа 1 главы 30 ГК РФ, в том числе положения статей 457 и 487 ГК РФ.

В силу пункта 1 статьи 457 ГК РФ срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи, а если договор не позволяет определить этот срок, в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 314 ГК РФ.

Как установлено судами всех инстанций, предприниматель не выполнил в срок свою обязанность по поставке товаров.

Согласно пунктам 3 и 4 статьи 487 ГК РФ в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок (статья 457), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. При этом, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 ГК РФ со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя.

В связи с неисполнением ответчиком в срок своей обязанности по поставке товара суды на основании статьи 487 ГК РФ взыскали с него сумму предварительной оплаты за пиломатериалы, а также проценты за пользование чужими денежными средствами.

В то же время суды апелляционной и кассационной инстанций отклонили требование истца о взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом. Дело в том, что в силу пункта 1 статьи 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом. Как видно из приведенной нормы ГК РФ, предоставление коммерческого кредита должно быть предусмотрено соответствующим договором. Однако договор поставки от 09.04.2003 N 03/2003 не содержит условий о предоставлении коммерческого кредита. Поэтому требование истца о взыскании с ответчика процентов за пользование коммерческим кредитом не могло быть удовлетворено.

6. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 11.10.2005 N Ф03-А59/05-1/3080

Федеральный арбитражный суд округа отменил Постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, в соответствии с которым в иске о взыскании денежных средств за предоставление товарного кредита отказано, поскольку при рассмотрении дела было установлено, что договор от имени заемщика (получателя товарного кредита) подписан неуполномоченным лицом, в связи с чем договор, на котором истец основывает свои требования, является ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ.

Комментарий

Согласно статье 822 ГК РФ сторонами может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита). К такому договору применяются правила параграфа 2 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено таким договором и не вытекает из существа обязательства. Условия о количестве, об ассортименте, о комплектности, о качестве, о таре и (или) об упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров (статьи 465 - 485 ГК РФ), если иное не предусмотрено договором товарного кредита.

Таким образом, по договору товарного кредита одна сторона (кредитор) обязуется предоставить другой стороне (заемщику) вещи, определенные родовыми признаками (товары), в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить равное количество других полученных им вещей того же рода и качества и уплатить проценты за пользование товарным кредитом.

Открытое акционерное общество "Ликероводочный завод" (далее - ОАО) обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Торгсервис" (далее - ООО) о взыскании 1738934 руб. 42 коп., составляющих задолженность за товарный кредит, штрафа в сумме 1738934 руб. 42 коп. и процентов за пользование товарным кредитом в сумме 70948 руб. 52 коп.

Иск заявлен ОАО, поскольку ответчиком оплата по договору произведена частично.

До принятия судом решения истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) заявил отказ от иска в части взыскания суммы основного долга в связи с оплатой его ответчиком и уменьшил размер процентов за пользование товарным кредитом до 31996 руб. 39 коп.

Определением от 21.03.2005 суд принял отказ от иска и производство по делу в этой части прекратил на основании части 4 статьи 150 АПК РФ.

Решением от 01.04.2005 в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд признал договор от 05.01.2004 N 22 недействительной (ничтожной) сделкой в соответствии со статьей 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Указанное решение было принято в связи с тем, что суд установил, что указанный договор от имени генерального директора ООО подписан неустановленным лицом.

Постановлением апелляционной инстанции от 15.06.2005 решение от 01.04.2005 отменено на основании пункта 1 статьи 183 ГК РФ, в силу которого при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. При вынесении Постановления апелляция руководствовалась тем, что хотя договор товарного кредита был подписан неуполномоченным лицом, в последующем эта сделка была одобрена представляемым - генеральным директором ООО, поскольку она совершена в интересах представляемого. В связи с изложенным исковые требования были удовлетворены частично в размере 500000 руб. 39 коп. с применением статьи 333 ГК РФ, в силу которой, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Постановлением суда округа Постановление апелляции отменено, оставлено в силе решение суда по делу в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, 05.01.2004 ОАО (кредитор) и ООО (покупатель) заключили договор товарного кредита N 22, согласно которому кредитор взял на себя обязательство поставить ответчику ликероводочную продукцию в краткосрочный кредит, а ответчик обязался ее принять на условиях возвратности, срочности, платности.

Дополнительным соглашением к договору, которое является его неотъемлемой частью, предусмотрено, что при нарушении сроков погашения товарного кредита и начисленных по нему процентов покупатель платит кредитору штраф в размере непогашенного кредита и пени за задержку возврата многооборотной тары в размере 1% от залоговой суммы невозвращенной тары за каждый день просрочки.

По результатам исследования и оценки имеющихся в деле доказательств арбитражным судом первой инстанции установлено, что договор от 05.01.2004 от имени генерального директора ООО подписан неустановленным лицом. Таким образом, при подписании договора были нарушены пункт 1 статьи 53 ГК РФ, по которому юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, и статья 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", в соответствии с пунктом 3 которой единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.

Отменяя решение суда первой инстанции, арбитражный суд апелляционной инстанции исходил из того, что сделка, подписанная неуполномоченным лицом, в последующем была одобрена представляемым - генеральным директором ООО. При этом суд сделал вывод о том, что указанная сделка в силу статьи 183 ГК РФ совершена в интересах представляемого.

Однако, как указала кассация, данный вывод суда апелляционной инстанции сделан с неправильным применением норм материального права. По смыслу пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.05.1998 N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, статья 174 ГК РФ не применяется. В указанных случаях следует руководствоваться статьей 168 ГК РФ, при этом пункт 1 статьи 183 ГК РФ применяться не может.

Между тем в пункте 2 названного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ указано, что, если полномочия органа юридического лица определены в учредительных документах в соответствии с требованиями иного правового акта, принятого до введения в действие части первой ГК РФ, и орган юридического лица совершил сделку за пределами установленных полномочий, статья 174 ГК РФ не применяется. При оценке этих правоотношений следует исходить из положений статьи 168 ГК РФ. В случаях, когда сделка совершена органом юридического лица в соответствии с полномочиями, установленными иным правовым актом, при наличии ограничений в учредительных документах подлежит применению статья 174 ГК РФ.

Такое же разъяснение дано и в пункте 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.10.2000 N 57 "О некоторых вопросах практики применения статьи 183 ГК РФ".

7. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 06.09.2005 N Ф03-А59/05-1/2472

Исковые требования о взыскании с должника и поручителей по договору займа суммы долга, процентов на эту сумму и неустойки удовлетворены на основании статей 363, 807, 809 Гражданского кодекса РФ, поскольку при рассмотрении дела установлено, что заемщик не выполнил надлежащим образом своих обязательств по возврату полученных денежных средств, ограничившись частичным исполнением своего обязательства.

Комментарий

При заключении того или иного договора для каждой из сторон важно, чтобы другая сторона правильно и своевременно исполнила свои обязательства по нему.

Для достижения этого существуют способы обеспечения исполнения обязательств, к которым относятся неустойка, залог, удержание, поручительство, банковская гарантия и задаток.

Так, в силу статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Согласно же статье 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. При этом лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.

По данному делу специализированный кредитный потребительский кооператив "Сахалинское общество кредитования малого бизнеса" (далее - кооператив) обратился в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к предпринимателям без образования юридического лица М. В.П., Б. А.Г., П. В.П., Ш. Л.А., Ш. И.Л., Я. Е.В. о взыскании солидарно 37968 руб. 85 коп., из которых 24000 руб. - сумма основного долга по договору целевого займа от 19.06.2003 N КН00000425/ДЗ-02, 6300 руб. 87 коп. - проценты за пользование займом и 7667 руб. 98 коп. - неустойка.

Иск обоснован тем, что в связи с ненадлежащим исполнением предпринимателем М. В.П. обязательств по указанному договору сумма задолженности и неустойки по нему подлежит взысканию с М. В.П. и с других ответчиков, совместно поручившихся за исполнение ею заемных обязательств, на основании статей 309, 323, 363 ГК РФ.

Решением от 11.10.2004 иск удовлетворен. Решение мотивировано тем, что предприниматель М. В.П. ненадлежаще исполнила договорные обязательства по погашению займа и уплате процентов, в связи с чем сумма иска взыскана солидарно с М. В.П. и других ответчиков, которые являются ее поручителями по заемным обязательствам.

При вынесении решения в отношении М. В.П. суд руководствовался пунктом 1 статьи 807 ГК РФ, согласно которому по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества, и пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, по которому, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

В отношении поручителей иск удовлетворен на основании пункта 1 статьи 323 ГК РФ, в силу которого при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга, и статьи 363 ГК РФ, в соответствии с которой при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.

В судебном заседании апелляционной инстанции истец заявил отказ от иска к предпринимателям П. В.П. и Ш. И.Л.

Постановлением апелляционной инстанции от 13.05.2005 решение изменено: производство по делу в отношении предпринимателей П. В.П. и Ш. И.Л. прекращено на основании пункта 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) в связи с принятием арбитражным судом отказа от иска к этим ответчикам, в остальном решение оставлено без изменения.

Постановлением кассационной инстанции судебные акты оставлены в силе по следующим причинам.

Как следует из материалов дела, 19.06.2003 между кооперативом (займодавец) и предпринимателем М. В.П. (заемщик) заключен договор целевого займа N КН00000425/ДЗ-02 на сумму 48 000 руб. под 50% годовых на условиях поэтапного погашения сроком до 26.02.2004.

Пунктом 4.1 данного договора предусмотрена ответственность заемщика за нарушение сроков возврата займа и процентов в виде неустойки в размере 0,5% от суммы задолженности за каждый день просрочки.

Суд апелляционной инстанции установил, что в обеспечение обязательств по договору займа от 19.06.2003 между займодавцем и предпринимателями Б. А.Г., Ш. Л.А. и Я. Е.В. заключен договор совместного поручительства от той же даты N КН00000425/ДД-02.

В соответствии со статьями 807, 809 ГК РФ по договору займа займодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных вещей того же рода и качества и уплатить проценты на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Согласно статье 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства, лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно и в том же объеме, как и должник, если иное не предусмотрено договором.

Оценив имеющиеся в деле доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, судебные инстанции установили, что обязательства по возврату займа по договору от 19.06.2003 предприниматель М. В.П. исполнила ненадлежащим образом, возвратив истцу только 24000 руб. от всей суммы займа и уплатив проценты на указанную сумму.

В этой связи суд округа пришел к выводу, что требование истца о взыскании с ответчиков солидарно оставшейся суммы задолженности, а также неустойки, начисленной в соответствии с п. 4.1 договора займа, удовлетворено арбитражным судом на законном основании. Постановление апелляционной инстанции в части прекращения производства по делу в отношении предпринимателей П. В.П. и Ш. И.Л. в связи с отказом истца от иска к этим ответчикам также соответствует требованиям п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

В кассационной жалобе предприниматель М. В.П., указывала на то, что обязательства по договору от 19.06.2003 исполнены ею полностью, однако направленные ею в погашение задолженности денежные средства использованы истцом по своему усмотрению.

Но кассация этот довод не приняла, поскольку он опровергается имеющимися в деле доказательствами. Доказательства, подтверждающие полное погашение задолженности по займу, не представлены, поэтому доводы М. В.П., изложенные в жалобе, о том, что она надлежаще исполнила обязательства по договору от 19.06.2003, кассационной инстанцией отклоняются. При решении этого вопроса суд округа руководствовался пунктом 1 статьи 65 АПК РФ, по которому каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, именно она должна была представить доказательства, подтверждающие ее позицию.

Также в жалобе предприниматель М. В.П. указала, что, по ее мнению, прекращение производства по делу в отношении двух поручителей влечет увеличение ответственности для остальных поручителей, что является основанием для прекращения поручительства в силу пункта 1 статьи 367 ГК РФ и отказа в привлечении поручителей к ответственности.

Кассационная инстанция отклонила этот довод как необоснованный. Согласно пункту 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Однако предприниматель М. В.П. не представила доказательства наступления неблагоприятных последствий для поручителей вследствие прекращения производства по делу в отношении названных ответчиков, что является необходимым основанием для признания поручительства прекратившимся в силу пункта 1 статьи 367 ГК РФ.

8. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 06.09.2005 N Ф03-А24/05-1/2555

Поскольку один из ответчиков заявил о применении срока исковой давности, в удовлетворении иска в отношении этого ответчика было отказано на основании пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса РФ. В отношении второго ответчика иск удовлетворен, поскольку было установлено, что обязательство по возврату займа ответчик не выполнил (статьи 807 и 810 ГК РФ), и о применении срока исковой давности представитель этого ответчика до вынесения решения судом первой инстанции не заявлял.

Комментарий

Чаще всего предметом договора займа являются денежные средства. Вместе с тем в соответствии с Гражданским кодексом РФ предметом данного вида договора могут быть также иные вещи, определенные родовыми признаками (пункт 1 статьи 807 ГК РФ). При этом на заемщика возлагается обязанность вернуть не те же самые вещи (что происходит при аренде или безвозмездном пользовании), а равное количество полученных заемщиком вещей того же рода и качества.

Необходимо отметить, что такие вещи заемщик вправе использовать по своему усмотрению, а полученные в результате использования указанных вещей поступления (плоды, продукция, доходы) принадлежат по общему правилу (статья 136 ГК РФ) заемщику.

Также необходимо иметь в виду, что в отличие от договора займа, по которому передаются денежные средства, договор займа, предусматривающий передачу вещей, определенных родовыми признаками, предполагается беспроцентным (пункт 3 статьи 809 ГК РФ), если в нем прямо не предусмотрено иное.

В комментируемом случае открытое акционерное общество энергетики и электрификации "Камчатскэнерго" (далее - ОАО) обратилось в Арбитражный суд Камчатской области с иском к Администрации г. Петропавловска-Камчатского (далее - Администрация) и муниципальному учреждению "Дирекция службы заказчика по ЖКХ г. Петропавловска-Камчатского" (далее - Учреждение) о взыскании задолженности по договору займа от 30.06.2000 б/н в сумме 587148 руб. 52 коп., из которых 574038 руб. 83 коп. - стоимость переданного Учреждению топочного мазута и 13109 руб. 69 коп. - стоимость оказанных по договору займа услуг.

Иск обоснован ненадлежащим исполнением Учреждением обязательств по договору займа в части возврата мазута и оплаты оказанных истцом услуг, а также наличием оснований для привлечения к субсидиарной ответственности Администрации г. Петропавловска-Камчатского, являющейся учредителем основного должника по договору займа.

Как следует из материалов дела, между ОАО и Учреждением заключен договор займа от 30.06.2000 б/н, по которому истец обязался передать Учреждению в пользование 155 тонн топочного мазута с условием его возврата до 31.07.2000.

В отношении этого договора следует отметить, что поскольку договор определен его сторонами как договор займа, то на основании пункта 1 статьи 807 ГК РФ он должен предусматривать передачу топочного мазута в собственность, а не в пользование. При этом возвращаться должен не тот же мазут (это по понятным причинам невозможно), а равное количество мазута такого же качества.

Пунктом 1.3 договора установлено, что услуги истца по приемке-передаче и переработке топлива не входят в цену топлива и подлежат оплате Учреждением.

Предъявленные истцом для оплаты счета-фактуры от 17.07.2000 N 1948 и от 31.07.2000 N 2019 Учреждением не оплачены, что послужило основанием для обращения ОАО в арбитражный суд с настоящим иском.

Требование к Администрации истец обосновал субсидиарной ответственностью данного ответчика по пункту 2 статьи 120 ГК РФ, в силу которого при недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении Учреждения, субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества.

Решением от 01.12.2004 в иске отказано. Судебный акт мотивирован истечением трехлетнего срока исковой давности, о применении которой заявила Администрация в соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Кроме того, суд сделал вывод об отсутствии заключенного между сторонами договора об оказании услуг по переработке и хранению топлива, в связи с чем не принял в качестве доказательств представленные истцом для оплаты счета-фактуры от 17.07.2000 N 1948 и от 31.07.2000 N 2019, а также отклонил его доводы о перерыве течения срока исковой давности актами сверок взаиморасчетов между сторонами ввиду недоказанности их относимости к договору займа от 30.06.2000.

Постановлением апелляционной инстанции от 20.04.2005 решение от 01.12.2004 отменено. Иск ОАО к Учреждению удовлетворен на сумму 574038 руб. 83 коп. задолженности. В удовлетворении требований о взыскании стоимости услуг отказано по мотиву недоказанности их оказания и стоимости. В иске к Администрации отказано на основании пункта 2 статьи 199 ГК РФ в связи с истечением срока исковой давности, о применении которой заявил данный ответчик.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа не нашел оснований для отмены Постановления апелляционной инстанции в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12/15 ноября 2001 года N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности" заявление о применении исковой давности, сделанное одним из ответчиков, не распространяется на других соответчиков.

На этом основании суд округа отметил, что заявление Администрации о применении исковой давности, сделанное при рассмотрении дела в суде первой инстанции, не распространяется на требование истца к Учреждению, в связи с чем иск к данному ответчику подлежал рассмотрению по существу, что судом первой инстанции не было сделано. В связи с этим апелляционная инстанция правомерно отменила решение от 01.12.2004 и повторно рассмотрела дело в полном объеме.

Установив, что по договору от 30.06.2000 представителем Учреждения получено от истца 149,764 т мазута, которые Учреждением не оплачены, арбитражный суд апелляционной инстанции на основании статей 807, 810 ГК РФ и в соответствии с пунктом 4.1 договора от 30.06.2000 взыскал стоимость мазута с Учреждения как стороны по договору.

В связи с удовлетворением апелляцией требования о взыскании стоимости мазута необходимо пояснить следующее. Статьи 807 и 810 ГК РФ, на которые сослался суд апелляционной инстанции, устанавливают обязанность заемщика вернуть равное количество полученных вещей того же рода и качества и не предусматривают права взыскать их стоимость в случае невозврата. Однако, возможно, такое условие содержится в пункте 4.1 договора, на который сослался суд.

В отношении требования о взыскании стоимости оказанных по договору займа услуг кассация отметила, что поскольку суд апелляционной инстанции признал, что истцом не доказаны стоимость и сам факт оказания услуг, предусмотренных договором, то отказ в удовлетворении иска в этой части требований является правильным.

9. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 06.09.2005 N Ф03-А24/05-1/2346

Суд округа оставил в силе решение суда первой инстанции об отказе в иске о признании недействительным (ничтожным) договора займа и применении последствий его недействительности, поскольку, проанализировав договор и заключенное одновременно с ним соглашение о выделении квот на вылов рыбы, суд признал договор займа фактически не заключенным в связи с отсутствием в нем встречного обязательства заемщика (Департамента) по возврату полученных денежных средств (статьи 807, 810 Гражданского кодекса РФ).

Комментарий

Закрытое акционерное общество "Камчатимпэкс" (далее - ЗАО) обратилось в Арбитражный суд Камчатской области с иском к Администрации Камчатской области (далее - Администрация), Департаменту финансов и бюджетной политики Администрации Камчатской области (далее - Департамент) о признании на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) недействительным (ничтожным) договора целевого займа от 20.12.2001 N 17 на поставку топлива и о применении последствий недействительности этой сделки - о возврате неосновательного обогащения в сумме 12,0 млн. руб. и 3584244 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 18.04.2002 по 01.11.2004.

Заявлением от 28.02.2005 истец дополнил основание иска статьями 125, 817 ГК РФ, статьями 104, 118 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ) и статьями 17, 19 Бюджетного кодекса Камчатской области.

Иск заявлен в связи с тем, что, по мнению истца, заключенный договор займа не соответствовал закону.

Предметом заявленного иска является требование о признании недействительным договора целевого займа от 20.12.2001 N 17, в соответствии с которым ЗАО как займодавец обязалось предоставить Департаменту на нужды предприятий коммунального хозяйства Камчатской области в отопительный сезон 2001 - 2002 годов по графику - приложению N 1 к договору 12,0 млн. руб., а заемщик обязался возвратить эти денежные средства до 31.12.2002.

В этот же день ЗАО заключило соглашение о выделении квот с Администрацией, которым предусмотрено выделение этому предприятию промышленных квот на вылов рыбы в 2002 году в счет возврата займа, предоставленного Администрации для нужд коммунальных предприятий по договору от 20.12.2001 N 17, в объемах и по районам, указанным в протоколе заседания конкурсной комиссии по размещению областного государственного заказа по закупке и поставке нефтепродуктов.

Решением от 11.03.2005 в иске отказано со ссылками на осведомленность сторон при заключении договора займа и соглашения от 20.12.2001 о том, что выделение промышленных квот осуществляется Правительством РФ на конкурсной основе без взимания платы, а также на то, что договор займа является незаключенным.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Постановлением кассации решение оставлено в силе по следующим основаниям.

Как установил суд округа, суд первой инстанции при разрешении спора в соответствии со статьей 431 ГК РФ о толковании договора исследовал содержание двух заключенных истцом сделок как взаимосвязанных, их характер, а также поведение сторон, предшествующее заключению договора целевого займа, и, кроме того, их последующее поведение и установил, что Департамент действовал в публичных интересах, поскольку обязанность по обеспечению региона топливом лежит на Администрации.

Кроме того, судом первой инстанции установлено, что Приказом Госкомрыболовства РФ от 14.01.2002 N 22 по предложениям Камчатского рыбохозяйственного совета, утвержденным губернатором Камчатской области, распределены квоты для Дальневосточного рыбопромыслового бассейна на 2002 год, при этом истцу представлены квоты на минтай в объеме 4200 т (в соответствии с предложениями субъекта РФ).

После издания Приказа N 22 ЗАО перечислен весь объем заемных средств (частями) Департаменту платежными поручениями N 507, 881, 559, 1007, 1008 в апреле - августе 2002 года.

Истец не оспаривал вывод суда первой инстанции о том, что на момент подписания соглашения и на момент перечисления истцом спорных средств стороны знали, что в соответствии с пунктами 5 и 6 Положения о распределении квот на вылов (добычу) водных биоресурсов во внутренних морских водах, в территориальном море, утвержденного Приказом Госкомрыболовства РФ от 01.11.2001 N 344, выделение промышленных квот осуществлялось Правительством РФ без взимания платы, а не субъектами Российской Федерации (за плату). Несмотря на данное обстоятельство, в пункте 3 соглашения о выделении квот стороны предусмотрели, что если промышленные квоты на вылов рыбы в 2002 г. будут бесплатными, то предоставленный истцом заем по договору возврату не подлежит и считается благотворительным взносом.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции признал правомерным вывод суда первой инстанции о том, что фактически договор займа не заключался из-за отсутствия в договоре от 20.12.2001 N 17 встречного обязательства Администрации по возврату заемных средств.

Вместе с тем имеются основания для иной юридической оценки ситуации, о которой идет речь в комментируемом Постановлении. Действительно, в договоре займа от 20.12.2001 N 17 не предусмотрена указанная обязанность Администрации возвратить полученные денежные средства. Однако такая обязанность (обязанность возвратить полученные денежные средства до 31.12.2002) установлена в отношении заемщика (Департамента). Иные условия, в том числе условие пункта 1 статьи 807 ГК РФ о том, что договор займа считается заключенным после передачи денежных средств, сторонами договора - ЗАО и Департаментом - соблюдены. Поэтому представляется, что оснований считать договор займа незаключенным у суда не было. Тем более, что в самом договоре займа ничего не сказано о том, что перечисленные по нему денежные средства являются благотворительным взносом (это указано в соглашении от 20.12.2001).

В то же время имеются основания для признания договора займа недействительным как не соответствующего закону по статье 168 ГК РФ.

Дело в том, что в соответствии с пунктом 1 статьи 118 БК РФ, которая действовала до 01.01.2005, бюджетные учреждения, к которым относится Департамент, не имеют права получать кредиты у кредитных организаций и других физических и юридических лиц, за исключением ссуд из бюджетов и государственных внебюджетных фондов.

Между тем в силу пункта 3 статьи 104 БК РФ от имени субъекта РФ право осуществления государственных внутренних заимствований и выдачи государственных гарантий другим заемщикам для привлечения кредитов (займов) принадлежит единственному уполномоченному органу исполнительной власти субъекта РФ.

Поэтому если по правовым актам Камчатской области Департаменту не было предоставлено право заключать договоры займа от имени Камчатской области, а он его заключил, то данный договор займа является на основании статьи 168 ГК РФ недействительным.

10. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 23.08.2005 N Ф03-А24/05-1/2378

Суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительным как ничтожной сделки (статья 168 ГК РФ) договора займа. Основанием для отказа в иске послужило то, что стороны не согласовали предмет договора (статья 807 ГК РФ), в связи с чем оспариваемый истцом договор является незаключенным (пункт 1 статьи 432 ГК РФ).

Комментарий

Общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "Шина" обратилось в Арбитражный суд Камчатской области с иском к предпринимателю Ш. А.Ю., обществу с ограничений ответственностью (далее - ООО) "Легион-2" о применении последствий недействительности сделки - договора займа от 02.03.1998, заключенного между ООО "Шина" и ООО "Легион-2", правопреемником которого является предприниматель Ш. А.Ю.

По мнению ООО "Шина", указанная сделка ничтожна в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), так как противоречит требованиям статей 432, 808, 812 ГК РФ.

Как следует из материалов дела, 02.03.1998 между ООО "Легион-2" (займодавец) и ООО "Шина" (заемщик) заключен договор займа, по условиям которого займодавец обязался передать заемщику уголь каменный в количестве 3000 т.

Решением от 03.03.2005 в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на то, что отсутствие соглашения сторон по всем существенным условиям договора не является основанием для признания сделки ничтожной в силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ, по которому договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора; существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Производство по делу в отношении ООО "Легион-2" прекращено в связи с его ликвидацией.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа не нашел оснований для отмены решения в связи со следующим.

В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Статья 807 ГК РФ (пункт 1) предусматривает, что договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В связи с этим суд округа отметил, что суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований, сделав правильный вывод о том, что несогласованность существенных условий договора, в частности предмета сделки, на что ссылается истец в обоснование иска, является основанием для признания его незаключенным, что не влечет последствий, предусмотренных статьей 167 ГК РФ.

Также необходимо отметить, что в соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Поэтому если истец получил уголь в соответствии с договором займа, то в силу приведенной нормы ГК РФ даже при признании договора недействительным он не освобождается от обязанности вернуть такое же количество угля. Аналогичные последствия наступают и в случае, если соответствующий договор считается незаключенным, однако фактически предмет договора был передан не состоявшемуся заемщику. В такой ситуации имеются все основания говорить о неосновательном обогащении ответчика (статья 1102 ГК РФ).

11. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 12.07.2005 N Ф03-А73/05-1/1818

Федеральный арбитражный суд округа оставил без изменения вынесенное при новом рассмотрении дела Постановление апелляционной инстанции, которым отказано во взыскании с ответчика пени (штрафа), предусмотренной статьями 290, 291 Бюджетного кодекса Российской Федерации и другими нормами бюджетного законодательства, за невозврат основного долга и несвоевременную уплату процентов. Основанием для такого решения послужило то, что суд посчитал, что возникшие правоотношения являются гражданско-правовыми, а не бюджетными (глава 42 ГК РФ, статьи 807, 809, 810 ГК РФ).

Комментарий

В соответствии с ныне действующим законодательством РФ государственные органы от имени РФ вправе при соблюдении определенных условий финансировать физических и юридических лиц за счет средств федерального бюджета.

При этом согласно статьям 6 и 69 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ) бюджетные средства на возвратной и возмездной основах предоставляются только по договору бюджетного кредита, заключенному между уполномоченным государственным органом и юридическим лицом - получателем, которым может быть, в том числе государственное или муниципальное унитарное предприятие.

Министерство финансов РФ обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с исками к федеральному государственному унитарному предприятию "Производственное объединение "Амурмаш" (далее - ФГУП) о взыскании основного долга в общей сумме 2698494,16 рубля, 5098676,62 руб. процентов и 728110,10 руб. пени по кредитным договорам от 20.09.1993, от 06.04.1994, от 22.06.1994 (дела N А73-198/2004-35, А73-199/2004-35, А73-200/2004-35).

Определением от 12.04.2004 указанные дела объединены в одно производство.

Как видно из материалов дела, на основании договоров от 20.09.1993, от 06.04.1994 и от 22.06.1994 ЗАО "Дальпромстройбанк", являющееся поверенным Министерства финансов РФ, предоставило государственному предприятию "Амурмаш" (ныне ФГУП) целевые денежные средства федерального бюджета для финансирования конверсионных программ на возвратной основе в размере 415 000 руб., 749 000 руб. и 83 000 руб. (в деноминированном исчислении).

Поскольку принятые на себя обязательства по возврату целевых денежных средств "ПО "Амурмаш" не выполнило, Министерство финансов РФ, отменившее письмом от 20.06.2001 N 07-04-25/895 свое поручение на выполнение ЗАО "Дальпромстройбанк" функций по возврату задолженности с получателей средств федерального бюджета, на основании ст. 34 ФЗ РФ "О федеральном бюджете на 2003 год" обратилось с исками в суд.

Решением Арбитражного суда Хабаровского края от 19.04.2004 в удовлетворении исковых требований Министерству финансов РФ отказано по мотиву отсутствия надлежащих доказательств перечисления ответчику сумм кредитов по кредитному договору.

В процессе повторного рассмотрения дела суд апелляционной инстанции, исходя из представленных в материалах дела доказательств (акты сверок, график погашения задолженности, письма ответчика, акт проверки ОФК по Амурскому району), установил размер основной задолженности ФГУП по спорным кредитным договорам - 1005000 руб.

Поэтому Постановлением от 06.07.2004 решение арбитражного суда от 19.04.2004 изменено. С ФГУП в доход федерального бюджета взыскано 1005000 руб. основного долга по кредитным договорам, во взыскании процентов и пени истцу отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.11.2004 Постановление апелляционной инстанции от 06.07.2004 отменено, дело направлено на новое рассмотрение для определения размера ответственности должника - ФГУП за несвоевременный возврат кредита.

Постановлением апелляционной инстанции от 21.02.2005, принятым по результатам нового рассмотрения дела, с ФГУП в доход федерального бюджета взыскано 1005000 руб. основного долга, 771609,67 руб. процентов за пользование кредитом на основании статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации и установленной в кредитных договорах обязанности заемщика уплатить проценты на сумму займа и отказано во взыскании пени (штрафа) за несвоевременную уплату процентов за пользование кредитом и невозврат основного долга в сумме 2098272,50 руб.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, рассмотрев кассационную жалобу Министерства финансов РФ, не согласившегося с принятым по делу Постановлением апелляционной инстанции от 21.02.2005 в части отказа во взыскании штрафных санкций, не нашел оснований для отмены этого Постановления, так как спорные кредитные договоры заключены по нормам гражданского законодательства с коммерческим банком, поэтому суд правомерно счел правоотношения сторон по договору гражданско-правовыми, на которые не распространяются нормы бюджетного законодательства, и отказал истцу во взыскании штрафных санкций.

Однако в связи с подобным выводом возникает вопрос о том, может ли считаться Министерство финансов РФ надлежащим истцом по заявленным требованиям?

Дело в том, что Министерство финансов РФ обратилось в суд, руководствуясь статьей 34 Федерального закона от 24.12.2002 N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год", в силу которой Министерству финансов РФ предоставлено право требования от имени РФ возврата задолженности юридических лиц, субъектов РФ и муниципальных образований по бюджетным кредитам, предоставленным за счет средств федерального бюджета и внебюджетных средств, задолженности по договорам финансовой аренды (лизинга) имущества, приобретенного за счет средств федерального бюджета и внебюджетных средств, а также задолженности по договорам целевого финансирования юридических лиц, предусматривающим передачу акций в собственность Российской Федерации.

Поскольку суды апелляционной и кассационной инстанции частично удовлетворили требования Министерства финансов РФ, значит, они согласились с тем, что оно вправе было на основании статьи 34 Федерального закона N 176-ФЗ от 24.12.2002 обратиться в суд. Однако, как следует из указанной нормы, Министерство финансов РФ имеет право требования лишь по бюджетным кредитам, предоставленным за счет средств федерального бюджета и внебюджетных средств, а не по кредитам, предоставленным коммерческими банками, за счет бюджетных средств. Следовательно, признавая право Министерства финансов РФ на обращение в суд в силу статьи 34 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2003 год", суды должны были признать предоставленные ФГУП средства бюджетным кредитом, который, как указано выше, выдается по нормам БК РФ, и взыскать в пользу истца пеню по статьям 290, 291 БК РФ, о чем и просило Министерство финансов РФ.

12. Постановление ФАС Дальневосточного округа

от 15.11.2005 N Ф03-А59/05-1/3530

Федеральный арбитражный суд округа отменил решение суда первой инстанции на основании статей 361, 367, 418 Гражданского кодекса Российской Федерации, признав, что смерть гражданина-должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе. Поскольку доказательств того, что после смерти заемщика его обязательство по возврату займа перешло к наследникам либо к иным лицам, не представлено, суд пришел к выводу о прекращении обязательства, вытекающего из договора займа (статьи 807 и 810 ГК РФ). Поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, в иске к поручителям умершего гражданина было отказано.

Комментарий

Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено несколько способов обеспечения исполнения обязательств, которые используются в случае, если обязательство, например, по заключенному договору не выполняется или выполняется с какими-либо нарушениями.

Одним из таких способов является поручительство, которое состоит в том, что лицо, не являющееся стороной обязательства, обязывается полностью или частично отвечать перед кредитором по обязательству в случае, если должник не будет выполнять это обязательство (статья 361 ГК РФ). Поэтому, если должник обязательство все-таки не исполнил, кредитор вправе обратиться в суд с требованием об исполнении обязательства не только к должнику, но и к поручителю.

В комментируемом случае специализированный кредитный потребительский кооператив "Сахалинское общество кредитования малого бизнеса" (далее - кооператив) обратился в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к индивидуальным предпринимателям К. С.В., И. Н.М., Т. А.Н., ООО "Лион" о взыскании 46790 руб. 97 коп. задолженности по договору целевого займа от 30.06.2003 N КН00000438/Д3-02, заключенному истцом с индивидуальным предпринимателем К. С.В.

Иск обоснован тем, что в обеспечение исполнения обязательств предпринимателя К. С.В. по договору займа между истцом и другими ответчиками заключен договор группового поручительства от 30.06.2003 КН00000438/Д3-05. В связи с неисполнением заемщиком обязательств по договору займа должник и поручители подлежат привлечению к солидарной ответственности в соответствии со статьями 323, 361 - 363 ГК РФ.

Как следует из материалов дела, 30.06.2003 между кооперативом (займодавец) и предпринимателем К. С.В. (заемщик) заключен договор займа N КН00000438/Д3-02, по которому предпринимателю предоставлен заем на развитие предпринимательской деятельности в сумме 38400 руб. на срок до 06.01.2004 под 50 процентов годовых.

В обеспечение исполнения обязательств по договору займа между кооперативом и предпринимателями И. Н.М., Х. О.С., Т. А.Н. и ООО "Лион" заключен договор группового поручительства от 30.06.2003 N КН00000438/ДП-02, по условиям которого поручители обязались отвечать за исполнение заемщиком обязательств по договору займа в том же объеме, как и заемщик.

Неисполнение предпринимателем-должником (предпринимателем К. С.В.) обязательств по договору займа от 30.06.2003 послужило основанием для обращения кооператива в арбитражный суд с иском.

Решением от 17.05.2004 иск удовлетворен на основании статей 330, 363, 809, 810 ГК РФ. При этом суд пришел к выводу, что поскольку в силу статьи 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, а лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, то истец вправе требовать взыскания суммы долга и процентов со всех ответчиков.

14.02.2005 предпринимателем Т. А.Н. подано заявление о пересмотре решения, вступившего в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке статей 309 - 314 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Определением от 15.03.2005 заявление удовлетворено: решение от 17.05.2004 отменено, дело назначено к повторному рассмотрению.

Решением от 20.07.2005, принятым по результатам повторного рассмотрения дела, иск удовлетворен за счет предпринимателей И. Н.М., Х. О.С. и ООО "Лион", с которых в пользу истца в порядке солидарной ответственности взыскано 48762 руб. 61 коп. задолженности по договору займа от 30.06.2003 и расходов по государственной пошлине. В иске к предпринимателю Т. А.Н. отказано, поскольку подпись в договоре поручительства выполнена от его имени другим лицом. В отношении предпринимателя К. С.В. производство по делу прекращено на основании пункта 6 части 1 статьи 150 АПК РФ, в соответствии с которым арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что после смерти гражданина, являющегося стороной в деле, спорное правоотношение не допускает правопреемства.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Постановлением кассационной инстанции решение от 20.07.2005 отменено, в иске отказано по следующим причинам.

При повторном рассмотрении дела суд установил, что К. С.В. умер 14.09.2004. Указанное обстоятельство подтверждается справкой о смерти.

Вместе с тем суд пришел к выводу о том, что в силу статьи 363 ГК РФ поручители по договору от 30.06.2003 подлежат привлечению к ответственности за неисполнение К. С.В. вышеуказанных заемных обязательств. При этом суд отклонил довод предпринимателя И. Н.М. о прекращении поручительства из-за прекращения заемного обязательства вследствие смерти заемщика, сославшись на то, что смерть К. С.В. не повлекла прекращение его обязательств по договору займа от 30.06.2003, поскольку они не связаны с личностью должника.

Суд округа посчитал, что данные выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со статьей 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Из содержания указанной нормы права следует, что обязательство поручителя ограничено лишь обязанностью нести ответственность за должника, а не исполнять обязательство за него.

Согласно пункту 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства.

Пунктом 1 статьи 418 ГК РФ предусмотрено, что обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Исходя из общего правила данной нормы права, смерть гражданина-должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе.

Между тем наследников либо иных лиц, к которым перешла обязанность К. С.В. по исполнению заемных обязательств по договору от 30.06.2004, судом не выявлено. Производство по делу в отношении указанного лица прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 150 АПК РФ в связи с тем, что после его смерти спорное правоотношение не допускает правопреемства.

Переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти нормами ГК РФ о поручительстве не предусмотрен.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о сохранении после смерти должника обязательств по договорам займа и поручительства от 30.06.2003 противоречит статьям 361, 367, 418 ГК РФ.

13. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 28.09.2004 N А43-2911/2004-15-82

Поскольку ни заключенное сторонами соглашение, ни акт сверки взаиморасчетов не содержат условия о том, что предоставленная должнику рассрочка в уплате долга является коммерческим кредитом, в иске о взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом было отказано (статья 823 ГК РФ).

Комментарий

Согласно пункту 1 статьи 823 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

В некоторых случаях лица, уплатившие аванс либо предоставившие отсрочку (рассрочку) оплаты, требуют от своих контрагентов уплаты процентов, основываясь на положениях пункта 2 статьи 823 и статье 809 ГК РФ.

Однако судебная практика исходит из того, что соответствующий платеж (отсрочка или рассрочка) может быть квалифицирован в качестве коммерческого кредита только в том случае, если соответствующее условие прямо содержится в договоре. То есть аванс (отсрочка, рассрочка) является коммерческим кредитом, если стороны своим соглашением придали ему такой статус. Комментируемое дело является иллюстрацией такого подхода.

Закрытое акционерное общество "БЕРКОМ" (далее - ЗАО) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к открытому акционерному обществу "Российские железные дороги" в лице филиала "Горьковская железная дорога" (далее - ОАО) о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки уплаты 10000000 рублей долга, установленного решением Арбитражного суда Нижегородской области от 09.11.2000 по делу N А43-5197/00-15-173, за период с 01.07.2002 до момента подачи иска (1619823 рубля 57 копеек) и далее до погашения долга.

Впоследствии истец уточнил исковые требования и просил взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами как плату по коммерческому кредиту; размер иска увеличил до 1713431 рубля 10 копеек.

Иск заявлен на том основании, что ответчик до момента подачи иска не уплатил свою задолженность перед истцом, установленную решением суда.

Признав требования истца обоснованными, суд решением от 31.03.2004 удовлетворил иск в заявленной сумме.

Пересмотрев дело по жалобе ответчика, апелляционная инстанция Постановлением от 08.06.2004 отменила решение и отказала в иске. Постановление мотивировано тем, что соглашением сторон не предусмотрено предоставление коммерческого кредита, поэтому основания для применения статьи 823 ГК РФ отсутствуют.

Постановление апелляционной инстанции обжаловало ЗАО, по мнению которого вывод суда о неприменимости к спорным правоотношениям статьи 823 ГК РФ ошибочен, право на применение названной нормы возникло из акта выверки взаимных расчетов сторон от 17.01.2000, в котором ответчик признал наличие задолженности перед истцом и обязался погасить ее частями в определенные сроки. Данное условие акта истец расценил как соглашение о рассрочке исполнения денежного обязательства, соответствующее признакам коммерческого кредита. Поскольку в силу статьи 823 ГК РФ к коммерческому кредиту должны применяться правила главы 42 ГК РФ, ЗАО настаивало на необходимости применения статьи 809 ГК РФ и взыскании процентов по ставке рефинансирования.

Однако суд округа оставил обжалуемое Постановление без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям.

Предметом иска ЗАО являлись проценты, начисленные им на сумму долга, взысканного решением Арбитражного суда Нижегородской области от 09.11.2000 по делу N А43-5197/00-15-173.

Действующее законодательство предусматривает начисление процентов либо в качестве платы за пользование денежными средствами (статьи 809, 819, 823 ГК РФ), либо в качестве ответственности за ненадлежащее исполнение денежного обязательства (статья 395 и другие отсылающие к названной статье нормы ГК РФ).

Применение процентов в качестве платы за пользование денежными средствами должно быть предусмотрено договором сторон или определяться характером сложившихся между ними отношений: займа, кредита. В соответствии со статьей 823 ГК РФ предоставление коммерческого кредита обусловливается договором, исполнение которого связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками.

При рассмотрении комментируемого дела было установлено, что решением Арбитражного суда Нижегородской области по делу N А43-5197/00-15-173 взыскан долг по соглашению N 6-3301 от 04.10.1999. Вместе с тем суд установил, что условий о предоставлении коммерческого кредита данное соглашение не содержит. Нет таких условий и в акте выверки расчетов, подписанном спорящими сторонами 17.01.2000. Поэтому суд апелляционной инстанции сделал вывод об отсутствии оснований для применения правил статьи 823 ГК РФ.

Кассационная инстанция, кроме того, отметила, что характер возникших у ответчика из соглашения N 6-3301 обязательств не свидетельствует о наличии у истца права на начисление процентов. При принятии решения по делу N А43-5197/00-15-173 суд отказал истцу в иске о взыскании процентов, указав на неприменимость к спорным правоотношениям статьи 395 ГК РФ.

Соглашением от 04.10.1999 N 6-3301 о порядке прохождения ценных бумаг (векселей) при взаиморасчетах за поставленный газ предусматривалась передача векселей ООО "Межрегионгаз" в следующей последовательности: ООО "Межрегионгаз" - ОАО "Газпром" - ЗАО "Иртышполимер" - ГП "Горьковская железная дорога" - ОАО "Владимирэнерго" - ООО "Межрегионгаз". В пункте 3 соглашения определено, что векселя используются в качестве платежного средства среди участников взаиморасчетов, имеют строго целевой характер и замкнутый цикл обращения. Как установлено решением суда по делу N А43-5197/00-15-173, ГП "Горьковская железная дорога" (правопредшественник ОАО) получило от ЗАО "Иртышполимер" (правопредшественника ЗАО) векселя ООО "Межрегионгаз" общей номинальной стоимостью 10000000 рублей и передало их ОАО "Владимирэнерго", погасив тем самым задолженность перед названной организацией. Обязательства по оплате истцу полученных векселей в порядке, предусмотренном договором сторон от 21.09.1999 N 4-9/99 (денежными средствами, векселями третьих лиц, цессиями, обслуживанием железнодорожных перевозок), ответчик не исполнил.

Пунктом 4.1 соглашения N 6-3301 от 04.10.1999 установлен способ защиты прав лица, чьи интересы нарушены неисполнением условий многостороннего договора. Согласно названному пункту в случае нарушения условий соглашения виновная сторона обязана возместить убытки, возникшие вследствие ее действий у другого участника соглашения, в размере номинала ценной бумаги, а также выплатить пени.

В связи с изложенным суд округа пришел к выводу, что долг по соглашению N 6-3301 от 04.10.1999 по своей правовой природе является убытками. Начисление процентов на убытки нормами действующего законодательства не допускается. Поэтому у суда не было оснований для удовлетворения требований истца о взыскании процентов.

14. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 22.09.2004 N А29-8417/2003-1э

Кассационная инстанция отменила судебные акты нижестоящих инстанций и вынесла новое решение - об удовлетворении иска о взыскании долга по договору займа, поскольку пришла к выводу, что представленные истцу расписки, выданные истцу ответчицей в соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ, являются достаточным доказательством фактического получения заемщиком денежных средств, а неверно указанные в расписке паспортные данные ответчицы (с учетом того, что подлинность своей подписи ответчица не оспаривает) сами по себе не ставят под сомнение иные содержащиеся в расписках сведения.

Комментарий

В силу статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Таким образом, в силу закона допустимо использование расписки в подтверждение передачи денег.

Индивидуальный предприниматель К. Д.Н. обратился в Арбитражный суд Республики Коми с иском к гражданке О. А.М. (индивидуальному предпринимателю) о взыскании 59647 рублей 17 копеек, составляющих 55000 рублей задолженности по договору займа и 4647 рублей 17 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Иск заявлен в связи с невозвратом ответчицей полученных денежных средств.

Решением от 11.03.2004 суд отказал в удовлетворении заявленных требований, сославшись на статьи 431, 807 (часть 1), 808 (часть 2) и 812 (части 1 и 3) ГК РФ. При этом суд исходил из того, что представленная в обоснование иска расписка от 07.02.2003 не может служить доказательством заключения сторонами договора займа, поскольку не указывает на получение ответчиком денежных средств.

Постановлением апелляционной инстанции от 15.06.2004 решение оставлено без изменения. Вторая инстанция приняла от истца дополнительное доказательство - другую расписку заемщика, содержащую сведения о получении ответчиком 150000 рублей, но не признала ее документом, подтверждающим заключение договора займа, ввиду несоответствия указанных в расписке реквизитов паспорта заемщика паспортным данным О. А.М.

Изучив материалы дела, Федеральный арбитражный суд округа отменил принятые по делу судебные акты и вынес новое решение - об удовлетворении иска в связи со следующим.

Истец обратился в арбитражный суд с требованием о выполнении предпринимателем О. А.М. обязательства по возврату долга в сумме 55000 рублей на основании выданной расписки от 07.02.2003.

Правоотношения сторон по данному делу регулируются нормами параграфа 1 главы 42 ГК РФ о договоре займа.

В силу статьи 807 (пункта 1) ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно пункту 2 статьи 808 ГК РФ в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Из имеющейся в материалах дела расписки следует, что 07.02.2003 истец передал ответчице в долг 150000 рублей. Под текстом документа проставлена подпись О. А.М., скрепленная печатью предпринимателя. Доказательств того, что деньги заемщиком в действительности не получены или получены в меньшем размере, как того требует статья 812 ГК РФ при оспаривании договора займа по его безденежности, О. А.М. не представила.

При таких обстоятельствах кассация пришла к выводу, что представленная истцом расписка является достаточным доказательством передачи денежных средств ответчику. Поскольку же передача денег состоялась, договор займа в соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ является заключенным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, предусмотренные договором займа. Согласно расписке от 07.02.2003, выданной К. Д.Н., О. А.М. обязалась выплачивать ему по пять тысяч рублей с января 2003 года по июль 2005 года.

Статья 809 ГК РФ предоставляет займодавцу право на получение с заемщика процентов на сумму займа по ставке рефинансирования, существующей на день уплаты долга или его соответствующей части, если иное не предусмотрено договором займа. Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями закона (статья 309 ГК РФ). Ответчица не представила доказательств возврата заемных средств в оговоренные сторонами сроки, поэтому требования истца подлежали удовлетворению.

Как указывалось выше, суд апелляционной инстанции не признал представленную в качестве дополнительного доказательства расписку подтверждением факта передачи истцом ответчику суммы 150000 рублей ввиду противоречивости содержащихся в ней паспортных данных О. А.М.

Однако, по мнению кассационной инстанции, данное обстоятельство само по себе не может служить обстоятельством, опровергающим содержащиеся в расписке сведения, поскольку подлинность подписи в расписке ответчицей не оспорена. О фальсификации дополнительно представленного истцом доказательства ответчица в порядке, предусмотренном статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не заявляла. Закон и иные нормативные акты не содержат требований к форме расписки, не возлагают на займодавца обязанностей по проверке данных паспорта на предмет их соответствия реквизитам, указанным в расписке. При таких условиях несоответствие паспортных данных не может служить основанием для освобождения заемщика от обязанности по возврату полученного займа.

15. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 13.09.2004 N А79-1724/2004-СК2-1551

Поскольку факт получения денежных средств по договору займа был подтвержден надлежащими доказательствами (расходными кассовыми ордерами, расписками, актом сверки взаимных расчетов и т. п.), суд сделал вывод об обоснованности заявленных индивидуальным предпринимателем требований о возврате займа и уплате процентов за пользование денежными средствами и иск удовлетворил. При этом доводы ответчика о том, что индивидуальный предприниматель не вправе заниматься деятельностью, связанной с выдачей займов, суд отверг, указав при этом, что закон (в том числе и пункт 1 статьи 807 ГК РФ) не устанавливает каких-либо ограничений, касающихся круга лиц, имеющих право выступать займодавцами по договору займа.

Комментарий

Достаточно распространенной является точка зрения, согласно которой индивидуальные предприниматели и юридические лица, не являющиеся кредитными организациями, не вправе выдавать займы другим юридическим лицам и предпринимателям. Однако подобный взгляд не соответствует положениям Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), который различает понятия займа и кредита. В силу пункта 1 статьи 819 ГК РФ предоставлять деньги по кредитному договору может только банк или иная кредитная организация. В то же время согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ давать деньги взаймы по договору займа вправе любое лицо.

Вопрос о праве предпринимателей выдавать займы стал одним из главных при рассмотрении комментируемого дела.

Индивидуальный предприниматель Г. В.Г. обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском к сельскохозяйственному производственному кооперативу "Слава" (далее - СХПК) о взыскании 435326 рублей, составляющих задолженность по договорам займа, и 20000 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец уточнил сумму основного долга до 434007 рублей.

Иск заявлен в связи с невозвратом ответчиком предоставленных ему денежных средств.

Суд первой инстанции, посчитав недоказанным факт погашения долга, руководствуясь статьями 307, 309, 395, и 807 ГК РФ, решением от 26.04.2004 взыскал с СХПК 434007 рублей основного долга и частично проценты в сумме 11235 рублей 64 копеек, уменьшив их в связи с применением иной процентной ставки.

Постановлением апелляционной инстанции от 08.06.2004 решение оставлено без изменения по тем же основаниям.

Кассационная инстанция судебные акты нижестоящих инстанций оставила в силе.

При рассмотрении дела было установлено, что рассматриваемые правоотношения сторон возникли из договоров займа от 03.12.2002, 10.03.2003, 26.05.2003, 17.06.2003, 08.08.2003, 11.08.2003 и 15.08.2003, во исполнение которых индивидуальный предприниматель Г. В.Г. предоставил СХПК денежные средства на общую сумму 261792 рубля, а также авторезину и автомобильные шины на сумму 11800 рублей.

В силу статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.

В соответствии со статьей 807 (пунктом 1) ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Факт получения СХПК суммы займа установлен судебными инстанциями, не оспаривается последним и подтверждается документально. Расходные кассовые ордера от 03.12.2002 на сумму 15000 рублей, от 16.05.2003 на сумму 25000 рублей, от 16.05.2003 на сумму 6000 рублей, от 26.05.2003 на сумму 32000 рублей, от 18.06.2003 на сумму 30000 рублей, от 08.08.2003 на сумму 77364 рублей и от 11.08.2003 на сумму 55628 рублей, а также накладная на получение товара на сумму 11800 рублей свидетельствуют о получении ответчиком заемных средств. Кроме того, СХПК получал от истца зерновую продукцию. Согласно двустороннему акту сверки взаимных расчетов от 21.08.2003 сальдо в пользу истца составило 434007 рублей. Имеющаяся в деле расписка от 16.08.2003 подтверждает, что Г. Л.И., председатель СХПК, получила сумму займа в размере 434007 рублей в счет указанных договоров займа.

Документов, свидетельствующих об исполнении обязательства по возврату заемных средств, ответчик не представил.

При таких обстоятельствах, по мнению кассационной инстанции, судебные инстанции приняли правильное решение о взыскании с заемщика суммы долга и процентов на основании статьи 395 ГК РФ.

Однако необходимо отметить, что поскольку между истцом и ответчиком были заключены договоры займа, то проценты по ним подлежат взысканию на основании статьи 809 ГК РФ, в соответствии с пунктами 1 и 2 которой если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. При отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Кроме того, кассация не установила, на каком основании Г. В.Г. передал СХПК авторезину и автомобильные шины на сумму 11800 рублей и зерновую продукцию, которая указана в акте сверки взаимных расчетов от 21.08.2003, переданы они на основании договора займа или по договору поставки. Видимо, только потому, что председатель СХПК Г. Л.И. выдала предпринимателю Г. В.Г. расписку от 16.08.2003 о получении суммы займа в размере 434007 рублей, суд взыскал все денежные средства как сумму займа.

В своей жалобе ответчик полагал, что спорные договоры займа являются ничтожными, поскольку истец не имеет законных оснований заниматься деятельностью, связанной с выдачей займов.

Однако по этому поводу суд кассационной инстанции указал, что пункт 1 статьи 807 ГК РФ не устанавливает каких-либо ограничений круга субъектов договора данного вида.

16. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 15.08.2005 N А10-6780/04-Ф02-3796/05-С2

Суд удовлетворил требования истца о взыскании с ответчика суммы займа и процентов за пользование заемными средствами, поскольку факт получения ответчиком денежных средств в долг был подтвержден достаточными доказательствами (статьи 807, 809, 810 Гражданского кодекса РФ). Оставляя в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении иска, кассационная инстанция указала, что допущенные при получении займа нарушения положений законодательства о бухгалтерском учете и отчетности не влияют на законность самого договора и не являются основанием для оценки договора займа как ничтожной сделки в соответствии со статьей 168 ГК РФ.

Комментарий

Как известно, ошибки в бухгалтерском учете во многих случаях влекут за собой по тем или иным причинам (в том числе и в связи с искажениями данных о налогооблагаемой базе) налоговую и административную ответственность. При этом нередко возникает вопрос, влияют ли ошибки, допущенные при отражении в учете операций, связанных с теми или иными сделками, на законность (действительность) самих сделок? Такой вопрос возникает в связи с тем, что согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Расширительное толкование статьи 168 ГК РФ дает некоторым участникам гражданского оборота основания для выводов о том, что сделка может считаться ничтожной в том числе и тогда, когда имеют место нарушения налогового законодательства, связанные с неправильным отражением в бухгалтерском и налоговом учете операций, связанных с ее заключением и исполнением.

Однако судебная практика оценивает подобную ситуацию иначе и исходит из того, что нарушения налогового законодательства, допущенные в связи с заключением и исполнением той или иной сделки, не являются основанием для оценки самой сделки как недействительной (ничтожной).

Эта позиция нашла отражение и в комментируемом Постановлении.

Индивидуальный предприниматель Ц. М.Н. обратилась в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском к обществу с ограниченной ответственностью "КЦ "Таряан" (далее - ООО) о взыскании 4024712 руб., из них 3500000 руб. задолженности по договору денежного займа с процентами от 21.07.2003, 524712 руб. - сумма процентов, установленных договором займа.

Решением от 03.06.2005 иск удовлетворен.

В апелляционном порядке законность и обоснованность решения суда первой инстанции не проверялись.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции оставила в силе.

Как установил суд из материалов дела, 15.05.2003 между Ц. М.Н. (займодавец) и ООО (заемщик) заключен договор денежного займа с процентами. Согласно условиям договора, займодавец (истец) передает заемщику (ответчику) заем на сумму 3500000 руб., а заемщик обязуется вернуть указанную сумму займа в обусловленный договором займа срок и уплатить проценты, указанные в договоре займа. Возврат суммы займа должен быть осуществлен заемщиком до 20.10.2004 или досрочно. На сумму займа начисляются проценты в размере 12% годовых с момента получения суммы займа заемщиком до момента возврата ее займодавцу, заемщик обязан выплачивать проценты на сумму займа по возвращении суммы займа.

Истец передал ответчику наличные денежные средства в сумме 3500000 руб., что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 21.07.2003, показаниями свидетеля.

Сумма займа не была возвращена ответчиком в срок, установленный договором займа.

В силу пункта 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно пункту 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок, установленный договором займа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Таким образом, ответчик должен был своевременно возвратить сумму займа и уплатить проценты истцу. Однако он это не выполнил, чем нарушил требования статьи 309 ГК РФ, по которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В связи с этим сумма займа была взыскана судом с ответчика.

В своей кассационной жалобе ответчик указывал, что выводы суда о действительности договора займа не соответствуют положениям статьи 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", статьи 168 ГК РФ.

По этому поводу кассация отметила, что нарушение правил бухгалтерского учета в процессе исполнения обязательств по передаче денежных средств не является основанием для признания сделки недействительной.

17. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 20.07.2005 N А74-4859/04-Ф02-3415/05-С2

Исковые требования о взыскании суммы долга по договору займа (статьи 807, 809, 810 Гражданского кодекса РФ) и процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворены, так как суд пришел к выводу, что представленные ответчиком документы не могут служить доказательством получения истцом причитающегося ему долга, поскольку действовавшее от имени займодавца лицо не имело права действовать от его имени. Вывод об отсутствии у представителя соответствующих полномочий суд сделал на том основании, что при рассмотрении дела на основании заключения экспертизы было установлено, что подпись и печать на доверенности подделаны.

Комментарий

В ходе судебного разбирательства по арбитражному делу может возникнуть ситуация, когда одно из лиц, участвующих в деле, представило доказательство, а другой участник спора считает, что содержащиеся в этом доказательстве сведения не соответствуют действительности. В этом случае участник спора, сомневающийся в подлинности представленного другой стороной доказательства, может сделать заявление о его фальсификации в установленном процессуальным законодательством порядке.

Согласно пункту 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Общество с ограниченной ответственностью "Трансгазсервис" (далее - ООО) обратилось в Арбитражный суд Республики Хакасия с иском о взыскании с индивидуального предпринимателя М. С.В. 253438 рублей 08 копеек, в том числе: 200000 рублей - сумма долга по договору займа от 25.12.2002, 53438 рублей 08 копеек - проценты за пользование чужими денежными средствами.

Неуплата суммы долга по договору займа от 25.12.2002 послужила основанием для обращения ООО с иском в арбитражный суд.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Ж. А.И.

До принятия решения по делу истец в порядке статьи 49 АПК РФ уточнил исковые требования, увеличил сумму процентов за пользование чужими денежными средствами до 64203 рублей 16 копеек.

Решением суда первой инстанции от 25.03.2005 исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции от 26.05.2005 решение суда первой инстанции изменено. Исковые требования удовлетворены частично в размере 255683 рублей 33 копеек, в том числе 200000 рублей - сумма основного долга, 55683 рубля 33 копейки - проценты за пользование чужими денежными средствами. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда округа судебные акты оставлены без изменения, а кассационная жалоба ответчика без удовлетворения в связи со следующим.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В силу пункта 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Кроме того, согласно статьям 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением определенных случаев.

В обоснование исковых требований истец представил копии: договора беспроцентного займа от 25.12.2002, по условиям которого заем предоставлен ИП М. С.В. на срок один месяц до 26.01.2003, платежного поручения от 25.12.2002 N 97 о перечислении истцом ИП М. С.В. суммы в размере 200000 рублей.

При этом, как уже указывалось, истец заявил, что ответчик полученные денежные средства не возвратил.

Возражая против заявленных требований, ответчик указал, что обязательства по возврату суммы займа им исполнены через гражданина Ж. А.И., что подтверждается доверенностью, выданной ООО, на получение денежных средств в размере 200000 рублей от ИП М. С.В.

На основании статьи 161 АПК РФ истцом сделано заявление о фальсификации доказательств - доверенности на получение денежных средств на имя Ж. А.И.

В рамках рассмотрения данного заявления Арбитражным судом Республики Хакасия назначено проведение почерковедческой и технико-криминалистической экспертизы доверенности, представленной ИП М. С.В.

Согласно экспертному заключению от 22.01.2005 N 506, подпись, выполненная в графе "Руководитель" в доверенности без номера от 26.01.2003, выданной ООО Ж. А.И. на получение от ИП М. С.В. денежных средств в размере 200000 рублей, выполнена не П. И.Н. - директором, а другим лицом; оттиск круглой гербовой печати ООО нанесен не подлинной печатью юридического лица, а другим клише.

Исследовав доводы и возражения сторон, представленные доказательства, суд первой инстанции исключил из числа доказательств доверенность без номера от 26.01.2003 на имя Ж. А.И. и признал обоснованными заявленные требования, поскольку иных доказательств возврата полученных денежных средств у ответчика не было.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции по существу, изменив подлежащие взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами с учетом ставки рефинансирования, действующей на момент предъявления иска и вынесения решения, - 13% годовых, поскольку в силу пункта 1 статьи 395 ГК РФ при взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента (ставки рефинансирования) на день предъявления иска или на день вынесения решения.

В отношении доказанности факта возврата денежных средств истцу в кассационной жалобе ответчика было указано, что факт передачи денежных средств ООО через гражданина Ж. А.И. был установлен в ходе проверки по факту мошенничества гражданами М. С.В., М. В.М., Ж. А.И. Однако суд кассационной инстанции прямо не высказался по этому доводу, отметив только, что, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, пояснения третьего лица, первая и апелляционная инстанции пришли к обоснованному выводу о получении ответчиком заемных денежных средств и недоказанности ответчиком исполнения заемных обязательств надлежащему лицу.

18. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 15.07.2005 N А33-7818/04-С1-Ф02-3362/05-С2

Суд признал доказанным тот факт, что часть денежных средств в иностранной валюте была перечислена заемщику во исполнение заключенного сторонами договора займа несмотря на отсутствие в платежных документах ссылки на номер и дату договора. Придя к выводу, что денежные средства перечислены истцом ответчику во исполнение займодавцем договора займа, суд на основании пункта 1 статьи 807 ГК РФ признал договор заключенным и вынес решение о взыскании не только суммы основного долга, но и суммы процентов, предусмотренных договором (статьи 809, 810 ГК РФ).

Комментарий

Компания с ограниченной ответственностью "Чингис Хаан Банк" (далее - компания) обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Сибволокно" (далее - ООО) о взыскании 10072186,46 доллара США, в том числе: 7999919 долларов США - сумма займа, 2072267,46 доллара США - сумма процентов за пользование займом.

Нарушение ответчиком условий об обеспечении возврата займа, неуплата процентов за пользование займом, наличие просроченной задолженности перед другими кредиторами явились основанием для обращения истца с иском в арбитражный суд.

Определением арбитражного суда от 31 мая 2004 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмера спора, привлечено "Orion Resources Limited", юридическое лицо по законодательству Гонконга, Китай, 2102, 21/Ф Коско Тауэр, 183 Куинс Роад, Централ, Гонконг, Китай.

В соответствии со статьей 48 АПК РФ произведена замена истца - компании на его процессуального правопреемника - "Orion Resources Limited".

В порядке, установленном статьей 49 АПК РФ, истец до принятия решения по делу увеличил размер исковых требований и просил взыскать с ответчика 7999919 долларов США - сумму займа и 2285960,26 доллара США - проценты за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование исковых требований истец представил в суд первой инстанции копии: договоров займа от 21.11.2002, от 20.09.2002, от 29.08.2002, дополнительного соглашения к договору займа, графика платежей "В" к договору займа, платежных документов о предоставлении займа, платежных документов о зачислении займа на счет истца в ОАО "Братский АНКБ", справки ОАО "Братский АНКБ", расчет суммы процентов.

При этом истец указал, что во исполнение условий договора займа от 21.11.2002 с учетом дополнительного соглашения к нему от 30 апреля 2003 года предоставил ответчику заем на сумму 7999919 долларов США. По условиям договора заем должен быть возвращен через 24 месяца после предоставления первой части займа. В качестве обеспечения своевременного исполнения обязательств по договору займа ответчик должен был представить в залог принадлежащее ему недвижимое и движимое имущество. Договоры залога в обеспечение исполнения ответчиком своих обязательств не заключены и не представлены займодавцу. Кроме того, ответчиком нарушены условия договора займа по уплате процентов. Договором займа предусмотрена в качестве оснований для досрочного взыскания займа и процентов неспособность заемщика производить выплаты по договору займа, а также наличие просроченной задолженности по привлеченным деньгам от иных кредиторов.

Возражая против заявленных требований, ООО указало, что по договору займа от 21.11.2002 N 01/02 денежные средства не получало.

Давая оценку представленным платежным документам в качестве доказательств перечисления займодавцем заемщику денежных средств, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности исковых требований в части суммы займа в размере 6999919 долларов США, 2278836,97 доллара США - процентов за пользование займом. При этом суд руководствовался статьями 307, 309, 807, 810, 432, 329, 809, 317 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении требования в части займа в сумме 1000000 долларов США и процентов на эту сумму, суд первой инстанции признал, что платеж от 02.09.2002 в сумме 1000000 долларов США не относится к спорному договору займа.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 14 января 2005 года иск удовлетворен частично. С ООО в пользу "Orion Resources Limited" взыскана в рублях сумма, эквивалентная 9278755,97 доллара США, из которых 6999919 долларов США - возврат займа, 2278836,97 доллара США - проценты за пользование займом по курсу на день платежа. Во взыскании 1407123,29 доллара США отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 22 апреля 2005 года решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Суд апелляционной инстанции согласился с правовой квалификацией спорных правоотношений, данных судом первой инстанции. Исследовав представленные истцом доказательства исполнения обязательств по перечислению заемщику денежных средств, суд апелляционной инстанции установил, что ответчику были переданы денежные средства в сумме 6999919 долларов США, из которых 1999974 доллара США были зачислены на банковский счет ответчика в общество с ограниченной ответственностью "КБ "Ярбанк", 4999945 долларов США - на банковский счет ответчика в открытое акционерное общество "Братский АНКБ". При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не принял довод ООО о том, что договор займа не заключен.

Кассационная инстанция судебные акты нижестоящих инстанций оставила в силе.

До рассмотрения кассационной жалобы суд округа разрешил ходатайство ООО об отложении ее рассмотрения в связи с тем, что генеральный директор и юрист находятся в заграничной командировке. При этом представлены направленные по факсу приказ о командировании и. о. генерального директора и адвоката в Австрию, командировочные удостоверения.

Представитель "Orion Resources Limited", присутствующий в судебном заседании, возразил против заявленного ходатайства, указав, что в суде первой инстанции интересы ответчика представляли начальник юридического отдела и юрисконсульт ООО по доверенностям. Отсутствие на момент рассмотрения кассационной жалобы генерального директора ответчика и адвоката не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы.

Рассмотрев ходатайство ООО, Федеральный арбитражный суд не нашел оснований для его удовлетворения, поскольку определение суда кассационной инстанции о принятии кассационной жалобы к производству получено ООО до момента убытия в заграничную командировку генерального директора ответчика и адвоката, и при наличии юридической службы ООО имело возможность направить полномочного представителя в суд.

Дополнительно суд округа отметил, что в соответствии со статьей 286 АПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность решений и Постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливает правильность применения норм материального и процессуального права по имеющимся в деле материалам. Дополнительные доказательства в суде кассационной инстанции не принимаются, и оценка им не дается.

Рассматривая кассационную жалобу по существу, кассационная инстанция пришла к следующим выводам.

Согласно статье 807 ГК РФ по договору займа одна сторона передает в собственность другой стороне деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег или равное количество вещей.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег, то есть данный вид договора является реальным.

Факт передачи ответчику денежных средств был доказан истцом, поскольку имеющиеся в материалах дела платежные документы, межбанковские сообщения, выписки по счетам, справка ОАО "Братский АНКБ", заявление на перевод валюты с транзитного на текущий валютный счет в ООО "КБ "Ярбанк" подтверждают данный факт.

Согласно части 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Так как основания для возврата суммы займа, предусмотренные заключенным между сторонами договором займа, возникли, то ответчик обязан возвратить полученные денежные средства.

Статья 809 ГК РФ предусматривает, если иное не предусмотрено законом или договором займа, что займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Учитывая, что стороны в договоре займа предусмотрели уплату за пользование займом 20% годовых, проценты за пользование займом правомерно взысканы.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что договор займа от 21.11.2002 N 01/02 не заключался, поскольку в платежных поручениях о перечислении денежных средств имеется ссылка на договор займа без даты и номера, суд округа не принял.

В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, обязано доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Для того, чтобы доказать, что названный договор займа не заключался, ООО необходимо было представить доказательства, что перечисленные истцом денежные средства были получены ответчиком по другому договору займа. Однако такие доказательства ООО не представило.

19. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 06.07.2005 N А69-1538/04-8-9-Ф02-3174/05-С2

Арбитражный суд отказал в иске Министерству финансов РФ к Правительству Республики Тыва, поскольку признал выданную Правительством Республики гарантию в обеспечение исполнения обязательств акционерного общества недействительной (статья 168 ГК РФ). Основанием для вывода о недействительности (ничтожности) гарантии послужило то, что гарантия была подписана единолично Президентом Республики, в то время как Конституция Республики Тыва соответствующих полномочий Президенту не предоставляет.

Комментарий

Министерство финансов РФ обратилось в Арбитражный суд Республики Тыва с иском к Правительству Республики Тыва о взыскании за счет казны Республики Тыва 21261264,44 евро, в том числе 12782297,16 евро - основного долга, 1939399,98 евро - процентов, 662430,73 евро - страховой комиссии, 5877136,57 евро - штрафных процентов.

Иск предъявлен в связи со следующим.

14 декабря 1995 года между ВО "Росвнешторг", действовавшим по поручению ОАО, и компанией "Вемекс Хандель ГмбХ" (ФРГ) был заключен внешнеторговый контракт N 643/01133179/53823/276/25 на покупку технологического оборудования для ОАО.

Ввиду отсутствия у ОАО собственных денежных средств поставки оборудования по указанному контракту оплачивались за счет средств, привлеченных Внешэкономбанком по индивидуальному кредитному соглашению от 16/23 февраля 1996 года N 5/0231/6367 (далее - соглашение), заключенному с консорциумом немецких банков "АКА" (Франкфурт-на-Майне). Данный кредит должен был служить исключительно для оплаты 85% стоимости контракта и погашаться 10 равными последовательными полугодовыми платежами.

Задолженность ОАО перед Правительством РФ в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 05.11.1992 N 848 "Об использовании иностранных кредитов, предоставляемых РФ на основании межправительственных соглашений, и о порядке расчетов по ним" была оформлена в виде долгового обязательства от 13.02.1996 N 89-1-1-4 (далее - долговое обязательство) между ОАО (плательщик), Министерством финансов Российской Федерации и Внешэкономбанком (агент).

В соответствии с долговым обязательством Министерство финансов РФ обязалось за счет средств федерального бюджета погашать кредит консорциума немецких банков "АКА", за счет которого был профинансирован контракт на поставку оборудования для ОАО на общую сумму 25000000,25 немецкой марки. В свою очередь, ОАО обязалось возместить в федеральный бюджет все суммы, выплаченные или подлежащие выплате Министерством финансов РФ в пользу консорциума "АКА" по соглашению (пункт 1.1 долгового обязательства).

Согласно пункту 1.2 долгового обязательства, ответственность плательщика распространяется на:

- суммы основного долга по соглашению, подлежащие уплате кредиторам и составляющие в общей сложности 85% стоимости вышеуказанного контракта;

- суммы процентов, начисляемых и подлежащих взиманию кредиторами по соглашению;

- суммы страховых премий, уплаченных и/или подлежащих уплате Правительством Российской Федерации и/или агентом в связи с исполнением соглашения;

- суммы всех комиссий, начисляемых и подлежащих взиманию кредиторами по соглашению;

- суммы всех расходов, понесенных Правительством Российской Федерации и/или агентом в связи с исполнением долгового обязательства.

Погашение задолженности плательщик должен был осуществлять последовательными полугодовыми платежами в период с 1996 по 2001 год на один календарный месяц раньше сроков, предусмотренных соглашением (пункты 2.3.1, 2.3.3 долгового обязательства). На непогашенную задолженность по долговому обязательству Внешэкономбанком в пользу Министерства финансов РФ ежеквартально начисляется страховая комиссия по ставке 2% годовых (пункт 2.3.3 долгового обязательства).

В соответствии с пунктом 2.6 долгового обязательства вовремя не погашенная задолженность плательщика считается просроченной и на нее начисляются штрафные проценты по ставке, применяемой для просроченных платежей по условиям соглашения, плюс 1%.

Долговое обязательство, заключенное ОАО, Министерством финансов РФ и Внешэкономбанком, было обеспечено гарантией Правительства Республики Тыва от 29 декабря 1995 года N 07-13/346-0 (далее - гарантия). В соответствии с гарантией Правительство Республики Тыва обязалось отвечать перед Правительством РФ солидарно с ОАО за исполнение последним своих обязательств по долговому обязательству.

Из гарантии от 29 декабря 1995 года N 07-13/346-0 следует, что в случае неисполнения, ненадлежащего или несвоевременного исполнения ОАО своих обязательств ответственность гаранта распространяется на сумму основного долга в размере 25000000 немецких марок, а также на суммы платежей по процентам, комиссиям и другим платежам, подлежащим взиманию с плательщика по долговому обязательству.

Министерство финансов РФ и Внешэкономбанк полностью выполнили принятые на себя обязательства. По состоянию на 1 июня 2004 года Внешэкономбанком в адрес консорциума немецких банков "АКА" по соглашению произведены платежи в размере 14721697,14 евро, из них: 12782297,16 евро - основной долг, 1939399,98 евро - проценты.

Факт погашения Министерством финансов РФ через Внешэкономбанк задолженности по соглашению за счет средств федерального бюджета подтверждается письмами консорциума немецких банков "АКА" в адрес Внешэкономбанка, в которых указаны подлежащие оплате суммы, а также платежными свифтами Внешэкономбанка формы МТ 202 о переводе денежных средств.

ОАО и Правительство Республики Тыва принятые на себя обязательства по погашению задолженности в установленные сроки не выполнили, несмотря на неоднократные требования о платежах, направляемые Внешэкономбанком в их адрес. По состоянию на 1 июня 2004 года задолженность Правительства Республики Тыва перед федеральным бюджетом, возникшая в соответствии с гарантией от 29 декабря 1995 года N 07-13/346-0, составляет 21261164,44 евро.

Решением от 21 декабря 2004 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 17 марта 2005 года решение от 21 декабря 2004 года отменено. Принято новое решение об отказе в иске.

Поскольку решение арбитражного суда первой инстанции от 21 декабря 2004 года отменено Постановлением апелляционной инстанции от 17 марта 2005 года, суд округа проверял законность Постановления апелляционной инстанции.

Постановлением суда кассационной инстанции Постановление суда апелляционной инстанции оставлено в силе по следующим причинам.

При оценке сделки гарантии от 29.12.1995 N 07-13/346-0, подписанной от имени Правительства Республики Тыва Президентом Республики Тыва Ш., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Президент Республики Тыва вышел за рамки своих полномочий.

Согласно пункту 1 статьи 125 ГК РФ от имени РФ и субъектов РФ могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В соответствии со статьей 82 Конституции Республики Тыва компетенция Правительства Республики Тыва определяется Законом "О Правительстве Республики Тыва".

Как установлено в статье 6 указанного Закона Республики Тыва, Правительство формируется в составе главы Правительства, его заместителей, министров, председателей государственных комитетов и является коллегиальным органом.

Согласно статье 18 Закона Республики Тыва "О Правительстве Республики Тыва" решения, имеющие нормативный характер или наиболее важное значение, принимаются в форме постановлений, а решения по оперативным и текущим вопросам издаются в форме распоряжений.

Судом апелляционной инстанции установлено, что гарантия Правительства Республики Тыва подписана единолично Президентом Республики Тыва. Доказательства принятия Правительством Республики Тыва постановлений или распоряжений о предоставлении гарантии за исполнение обязательств ОАО перед Министерством финансов РФ в материалах дела отсутствуют.

Поскольку решение о выдаче гарантии Правительство Республики Тыва не принимало и впоследствии сделку гарантии не одобрило, указанная гарантия не соответствует требованиям закона и является недействительной в силу статьи 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

Как представляется, имеется еще одно обстоятельство, дающее основание для вывода о недействительности выданной гарантии. Дело в том, что соответствующая сделка была совершена в декабре 1995 года, когда уже действовала часть первая Гражданского кодекса РФ, согласно которой гарантия в качестве меры обеспечения исполнения обязательств может выдаваться только банками, иными кредитными учреждениями или страховыми организациями, к числу которых Правительство Республики Тыва не относится (статья 368 ГК РФ). То есть Правительство Республики Тыва было не вправе выдавать банковскую гарантию в обеспечение обязательств акционерного общества.

20. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 14.06.2005 N Ф04-3608/2005(12036-А46-30)

В связи с тем, что ответчик не возвратил истцу долг по договору товарного кредита (статья 822 ГК РФ), суд удовлетворил требования истца о взыскании с ответчика основного долга в денежной форме и суммы неустойки в связи с просрочкой возврата кредита, поскольку при рассмотрении дела было установлено, что по условиям договора истец был вправе требовать возврат долга в натуральной либо денежной форме по своему выбору.

Комментарий

По общему правилу (пункт 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ) кредит - это денежные средства, которые предоставлены банком или иной кредитной организацией заемщику по кредитному договору в размере и на условиях, предусмотренных этим договором, и которые заемщик обязуется возвратить и уплатить на них проценты.

Однако Гражданскому кодексу РФ известно и такое понятие, как товарный кредит (статья 822 ГК РФ). Под товарным кредитом подразумеваются уже не денежные средства, а вещи, определенные родовыми признаками, которые предоставляются одной стороной другой с условием о возврате не тех же самых, а аналогичных переданным вещей. Однако правовой режим товарного кредита сходен с правовым режимом кредита обычного, поскольку в силу статьи 822 ГК РФ к договору товарного кредита применяются нормы о кредитном договоре.

Часто стороны включают в договор товарного кредита условие о том, что заемщик либо возвращает кредитору вещи, аналогичные переданным, либо уплачивает ему определенную в договоре стоимость этих вещей. Это условие позволяет кредитору взыскать в суде с заемщика, не исполнившего свои обязательства по возврату вещей, денежные средства, составляющие их стоимость.

Общество с ограниченной ответственностью "Селекционно-семеноводческая фирма "Семена" (далее - ООО) обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к закрытому акционерному обществу "Заря" (далее - ЗАО) о взыскании основного долга в размере 880000 рублей, неустойки за несвоевременное исполнение обязательств в размере 70400 рублей по договору товарного кредита N 5 от 17.05.2004, всего в сумме 950400 рублей.

Истец обратился в суд, считая, что ответчик свои обязательства по возврату заемных средств не исполнил.

Решением от 18.02.2005 Арбитражного суда Омской области иск удовлетворен. Суд мотивировал решение тем, что доводы ответчика о том, что он не получал от истца пшеницу в долг, не подтверждаются материалами дела, а доказательств, подтверждающих возврат долга, не имеется.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялись.

Постановлением Федерального арбитражного суда округа решение оставлено в силе по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между сторонами был заключен договор N 5 от 17.05.2004, в соответствии с которым истец обязался предоставить товарный кредит в виде семян яровой мягкой пшеницы первой репродукции первого класса сорта Чернява 13 в количестве 88 тонн, а ответчик обязался возвратить полученный кредит до 15.10.2004 путем предоставления по выбору кредитора (истца) продовольственной пшеницы третьего класса либо уплатой суммы настоящего договора, равной 880000 рублей.

Выполнение истцом своих обязательств по передаче товарного кредита подтверждается товарной накладной N 15 от 17.05.2004.

В соответствии со статьей 822 ГК РФ сторонами может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита). К такому договору применяются правила параграфа 2 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено таким договором и не вытекает из существа обязательства.

Согласно пункту 2.2 договора стороны предоставили право кредитору потребовать вместо получения зерна в натуральном выражении его денежной компенсации, которая составляет 880000 рублей.

В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу статьи 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Факт передачи зерна подтверждается товарной накладной N 15 от 17.05.2004 (то есть истец надлежащим образом выполнил свои обязательства). В то же время ответчик не представил доказательств выполнения встречного обязательства. Отказ от договора по основаниям, предусмотренным договором или законом, он не заявлял.

В связи с этим, по мнению кассационной инстанции, суд первой инстанции правомерно взыскал с ответчика в пользу истца сумму основного долга и неустойку.

21. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 31.03.2005 N Ф04-1606/2005(9843-А02-10)

Поскольку в договоре поставки отсутствует условие о том, что перечисляемый ответчику аванс в счет будущей поставки продукции является коммерческим кредитом (статья 823 ГК РФ), суд отказал покупателю в иске о взыскании суммы процентов за пользование коммерческим кредитом, удовлетворив заявленные требования лишь в части взыскания суммы неустойки в связи с допущенной поставщиком просрочкой.

Комментарий

Согласно пункту 1 статьи 823 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

Однако, как показывает судебная практика, в том числе комментируемое Постановление, одного условия договора об уплате аванса, предварительной оплаты или о предоставлении отсрочки или рассрочки не достаточно. В договоре обязательно должно быть указано, что аванс, предварительная оплата, отсрочка или рассрочка являются коммерческим кредитом.

Почему же коммерческий кредит более выгоден, чем обычный аванс, предварительная оплата, отсрочка или рассрочка оплаты товаров?

Дело в том, что в силу пункта 2 статьи 823 ГК РФ к коммерческому кредиту соответственно применяются правила главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства. Это означает, что к коммерческому кредиту, среди прочих норм главы 42 ГК РФ, применяется пункт 1 статьи 809 ГК РФ, по которому, если иное не предусмотрено законом или договором, проценты на сумму займа (коммерческого кредита) начисляются с момента его предоставления.

В отличие от этого по нормам ГК РФ, регулирующим уплату аванса, предварительной оплаты, а также предоставление отсрочки (рассрочки) оплаты товара (пункт 4 статьи 487, пункт 4 статьи 488 ГК РФ) проценты на сумму аванса, предварительной оплаты, отсрочки или рассрочки подлежат уплате по общему правилу со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы (со дня, когда по договору товар должен был быть оплачен, до дня оплаты товара покупателем), то есть за меньший период времени.

Федеральное государственное унитарное предприятие "Казанское авиационное производственное объединение им. С. П. Горбунова", г. Казань, (далее - ФГУП) обратилось в Арбитражный суд Республики Алтай с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Торговый дом завода приборных подшипников", г. Горно-Алтайск, и обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Завод приборных подшипников", г. Томск, о взыскании 271641 руб. аванса за поставку подшипников по договору N 95/Д-3-693 от 03.09.2001 и процентов за пользование коммерческим кредитом за период с 03.02.2003 по 04.08.2004, неустойки в сумме 37173 руб. 12 коп. за недопоставку продукции в тот же период.

Исковые требования мотивированы ненадлежащим исполнением договорных обязательств по поставке подшипников, в связи с чем истец обратился за возвратом аванса, неустойки за нарушение договорных обязательств по поставке подшипников и процентов за предоставление коммерческого кредита. В правовое обоснование истец сослался на статьи 307, 309, 310, 487, 809, 823, 395 ГК РФ.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между ООО "Завод приборных подшипников" (поставщик) и ФГУП (покупатель) заключен договор N 952/3 от 03.09.2001 с протоколом разногласий.

После урегулирования протокола разногласий стороны пришли к соглашению о том, что поставка подшипников в соответствии с пунктами 4.1 и 4.6 договора осуществляется поставщиком в течение 40 календарных дней после поступления на его расчетный счет предварительной оплаты в размере 70% от стоимости товара. Количество подшипников, подлежащих поставке, установлено в подписанных сторонами спецификациях.

Пунктом 5.1 договора предусмотрено, что в случае нарушения одной из сторон обязательств по договору эта сторона выплачивает неустойку из расчета действующей ставки рефинансирования Центрального банка РФ за каждый день просрочки.

На основании письма ООО "Завод приборных подшипников" от 15.02.2002 о правопреемстве в заключенный договор внесены изменения о замене ООО "Завод приборных подшипников" на ООО "Торговый дом завода подшипниковых приборов".

Судом установлено и ответчиками не оспаривается факт 100% оплаты истцом счетов ООО "Торговый дом завода подшипниковых приборов".

Материалами дела подтверждено нарушение ООО "Торговый дом завода подшипниковых приборов" договорных обязательств по поставке подшипников в установленный срок.

В связи с вышеизложенным Арбитражный суд Республики Алтай решением от 06.12.2004 частично удовлетворил требования истца в сумме 37173 руб. 12 коп. неустойки с возмещением расходов по государственной пошлине в сумме 8519 руб. 76 коп. В удовлетворении остальной части иска к ООО "Торговый дом завода приборных подшипников" отказано. В иске к ООО "Завод приборных подшипников" отказано.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены вынесенного решения и удовлетворения кассационной жалобы ФГУП, которое просило взыскать в его пользу проценты за пользование коммерческим кредитом.

При этом Федеральный арбитражный суд округа отметил, что полно и всесторонне исследовав материалы дела, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности иска в части неустойки и удовлетворил исковые требования.

В части требований о возврате предварительной оплаты в иске отказано, так как суд первой инстанции исходил из того, что обязанность поставщика по договору поставки возвратить полученный аванс возникает только при уведомлении истцом ответчика об одностороннем отказе от получения подшипников в порядке, предусмотренном пунктами 1 и 3 статьи 523 ГК РФ. Доказательств, свидетельствующих об одностороннем отказе истца от поставки ответчиком подшипников, истцом суду не представлено.

В связи с этим необходимо обратить внимание на следующее. Истец основывал свое требование о возврате аванса на статье 487 ГК РФ, в пункте 3 которой установлено, что в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. В то же время суд при вынесении решения сослался на то, что на основании пунктов 1 и 3 статьи 523 ГК РФ истец должен был до заявления такого требования отказаться от заключенного договора поставки. Представляется, что по этому вопросу позиция суда правильна, поскольку, требуя возврата предоплаты, истец фактически отказался от договора (договор уже не мог быть исполнен) и в силу статьи 523 ГК РФ должен был это оформить в виде отказа от договора.

Что касается процентов за пользование ответчиком денежными средствами как коммерческим кредитом, то кассационная инстанция указала на то, что само по себе условие договора о предварительной оплате продукции не является условием о предоставлении коммерческого кредита.

Анализируя позицию суда в части отказа во взыскании процентов за предоставление предварительной оплаты как коммерческого кредита, кассационная инстанция посчитала, что суд пришел к правильному выводу о том, что заключенный между сторонами договор не содержит условий коммерческого кредита, так как им не предусмотрено начисление процентов на стоимость предварительной оплаты за продукцию.

В соответствии с пунктом 1 статьи 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

В договоре от 03.09.2001 стороны действительно предусмотрели предварительную оплату продукции, однако договор не содержит условий о том, что предварительная оплата является коммерческим кредитом, обязанность поставщика уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты, соответствующую цене подшипников, также не предусмотрена.

Довод жалобы о том, что условие о предварительной оплате является само по себе коммерческим кредитом и не должно быть специально предусмотрено в договоре, был проверен судом и отклонен с надлежащей оценкой.

Как указано выше, предварительная оплата за продукцию может рассматриваться как коммерческий кредит только в том случае, если это следует из существа обязательства, что не противоречит положениям Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.98 N 13/14, в пунктах 12, 13 которого указано, что проценты, взимаемые за пользование коммерческим кредитом (в том числе суммами аванса, предварительной оплаты), являются платой за пользование денежными средствами. При отсутствии в законе или договоре условий о размере и порядке уплаты процентов за пользование коммерческим кредитом судам следует руководствоваться нормами статьи 809 ГК РФ. Проценты за пользование коммерческим кредитом подлежат уплате с момента, определенного законом или договором. Если законом или договором этот момент не определен, следует исходить из того, что такая обязанность возникает с момента получения товаров, работ или услуг (при отсрочке платежа) или с момента предоставления денежных средств (при авансе или предварительной оплате) и прекращается при исполнении стороной, получившей кредит, своих обязательств либо при возврате полученного в качестве коммерческого кредита, если иное не предусмотрено законом или договором. Договором купли-продажи может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя до дня передачи товара либо возврата денежных средств продавцом при отказе покупателя от товара. В этом случае проценты взимаются как плата за предоставленный коммерческий кредит (статья 823 ГК РФ).

А поскольку в договоре от 03.09.2001 не было условий ни о том, что денежные средства являются коммерческим кредитом, ни о начислении процентов со дня получения аванса, то оснований для взыскания за пользование ответчиком денежными средствами как коммерческим кредитом суд не нашел.

22. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 21.06.2005 N Ф04-3905/2005(12371-А46-36)

Поскольку истец не представил доказательств, подтверждающих возникновение заемных обязательств, в том числе не доказал факт перечисления ответчику денежных средств по договору займа (статья 807 ГК РФ), а ответчик отрицал получение займа, в удовлетворении иска о взыскании суммы займа было отказано.

Комментарий

По смыслу соответствующих норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) доказать определенные обстоятельства - это значит представить доказательства, подтверждающие, что указанные обстоятельства имели место.

Доказательствами же по делу в соответствии со статьей 64 АПК РФ являются полученные в предусмотренном АПК РФ и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. При этом в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио - и видеозаписи, иные документы и материалы.

Министерство финансов Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к открытому акционерному обществу АК "Омскэнерго" (далее - ОАО) о взыскании 31527299 рублей 72 копеек по договору займа N 23 от 27.06.97.

До принятия решения истец в соответствии со статьей 49 АПК РФ увеличил исковые требования до 32585338 рублей 78 копеек, в том числе 5000000 рублей - сумма основного долга по займу, 11544861 рубль 11 копеек - проценты за пользование заемными средствами, 15760477 рублей 67 копеек - пени за просрочку возврата процентов и 280000 рублей - пени за просрочку возврата основного долга.

Исковые требования мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору займа.

Как следует из искового заявления, по договору займа N 23 от 27.06.97 Министерством топлива и энергетики РФ (кредитор) предоставлены ОАО (заемщик) целевые денежные средства на возвратной основе в сумме 5000000 деноминированных рублей. Выдача кредита осуществлена на основании поручения Правительства РФ N АБ-П14-05191 от 07.02.97.

Решением от 07.10.2004 в удовлетворении иска отказано в связи с недоказанностью исковых требований.

Постановлением апелляционной инстанции от 28.02.2005 решение оставлено без изменения. Суд апелляционной инстанции не нашел оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы Министерства финансов РФ, материалы дела, проверив в соответствии со статьями 274, 284, 286 АПК РФ законность и обоснованность решения и Постановления, кассационная инстанция нашла их законными, обоснованными, соответствующими нормам процессуального и материального права.

В соответствии со статьей 125 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) от имени РФ осуществляют имущественные права и обязанности, выступают в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной федеральным законом и другими актами, определяющими статус этих органов.

Статьей 39 Федерального закона от 30.12.2001 N 194-ФЗ "О федеральном бюджете на 2002 год", статьей 34 Федерального закона от 24.12.2002 N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год", статьей 34 Федерального закона от 23.12.2003 N 186-ФЗ "О федеральном бюджете на 2004 год" право требования от имени РФ возврата задолженности юридических лиц по бюджетным кредитам, предоставленным за счет средств федерального бюджета и внебюджетных средств, предоставлено Министерству финансов РФ.

В связи с этим суд округа отметил, что иск предъявлен Министерством финансов РФ обоснованно.

В соответствии с частью 1 статьи 64, статьями 71, 168 АПК РФ арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств.

Статьей 65 АПК РФ установлена обязанность сторон доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений.

В копии платежного поручения N 64, представленной истцом, указана дата его составления 26.06.97, то есть на день раньше, чем заключен договор займа, основанием перечисления указано поручение Правительства РФ, ссылок на договор, который является основанием иска, платежное поручение не содержит.

В связи с тем, что ответчик отрицал получение займа, судом было предложено истцу представить подлинные документы (оригиналы), подтверждающие выдачу займа. Истец не представил истребуемых документов, что явилось в совокупности с другими материалами дела основанием для правомерного вывода суда о недоказанности иска.

По этим причинам кассация пришла к выводу о том, что суд первой инстанции, отказывая во взыскании задолженности, процентов и неустойки по договору займа, обоснованно исходил из того, что в соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, в то время как истец свои требования не доказал.

23. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 15.09.2005 N Ф04-5869/2005(14608-А67-30)

Поскольку ответчику по договору займа, на котором истец (Министерство финансов РФ) основывает свои требования, денежные средства из федерального бюджета не предоставлялись (вместо денежных средств по распоряжению Министерства финансов ответчику были переданы векселя коммерческого банка), суд не признал возникшие правоотношения бюджетным кредитом и пришел к выводу, что подлежат применению нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие отношения из договора займа (статья 807 ГК РФ и другие положения главы 42 Гражданского кодекса РФ). С учетом того, что истец пропустил установленный ГК РФ срок исковой давности, а ответчик до вынесения судом решения сделал заявление о его применении, в удовлетворении иска было отказано (пункт 2 статьи 199 ГК РФ).

Комментарий

При рассмотрении комментируемого дела истец - Министерство финансов Российской Федерации свои требования основывал на том, что предоставленные ответчику - открытому акционерному обществу энергетики и электрификации "Томскэнерго" (далее - ОАО) денежные средства являются бюджетным кредитом. Согласно статье 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ) бюджетный кредит - форма финансирования бюджетных расходов, которая предусматривает предоставление средств юридическим лицам или другому бюджету на возвратной и возмездной основах.

БК РФ устанавливает особенности выдачи бюджетных кредитов государственным (муниципальным) унитарным предприятиям и юридическим лицам, не являющимся такими предприятиями.

Так, в соответствии со статьей 76 БК РФ бюджетный кредит может быть предоставлен юридическому лицу, не являющемуся государственным или муниципальным унитарным предприятием, на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством РФ с учетом положений БК РФ и иных нормативных актов, только при условии предоставления заемщиком обеспечения исполнения своего обязательства по возврату указанного кредита. Кредит предоставляется на возмездной основе (под проценты). Способами обеспечения исполнения обязательств по возврату бюджетного кредита могут быть только банковские гарантии, поручительства, залог имущества, в том числе в виде акций, иных ценных бумаг, паев, в размере не менее 100 процентов предоставляемого кредита. Обеспечение исполнения обязательств должно иметь высокую степень ликвидности. При неспособности заемщика обеспечить исполнение обязательств по бюджетному кредиту указанными способами бюджетный кредит не предоставляется. Обязательным условием предоставления бюджетного кредита является проведение предварительной проверки финансового состояния получателя бюджетного кредита финансовым органом или по его поручению уполномоченным органом. Уполномоченные органы имеют право на проверку получателя бюджетного кредита в любое время действия кредита. Уполномоченные органы проводят также проверку целевого использования бюджетного кредита. Бюджетный кредит может быть предоставлен только тем юридическим лицам, которые не имеют просроченной задолженности по ранее предоставленным бюджетным средствам на возвратной основе.

Что касается бюджетных кредитов государственным и муниципальным унитарным предприятиям, то в силу статьи 77 БК РФ они могут быть как процентными, так и беспроцентными. Получатели бюджетного кредита обязаны предоставлять информацию и отчет об использовании бюджетного кредита в органы, исполняющие бюджет, и контрольные органы соответствующих законодательных (представительных) органов.

Итак, по данному делу Министерство финансов РФ обратилось в Арбитражный суд Томской области с иском к ОАО о взыскании по договору займа N 50-в от 02.12.1996 в пользу Министерства финансов РФ для зачисления в доход федерального бюджета РФ 20606121 руб. 31 коп., в том числе 4371171,38 руб. основного долга, 1944442,74 руб. процентов за пользование заемными средствами, 2338381,81 руб. штрафных процентов (пени) за несвоевременную уплату процентов за пользование заемными средствами, 11952125 руб. 38 коп. штрафных процентов (пени) за просрочку возврата основного долга.

Определением от 16.06.2004 Арбитражного суда Томской области к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца были привлечены Министерство промышленности и энергетики РФ, открытое акционерное общество "Саяно-Шушенская ГЭС им. П. С. Непорожнего" (далее - Саяно-Шушенская ГЭС) и КБ "Менатеп".

В обоснование исковых требований истец сослался на то, что на основании заключенного с Министерством топлива и энергетики РФ (далее - Министерство) договора от 02.12.1996 N 50-в ОАО предоставлен заем в размере 4371171380 неденоминированных рублей на срок до 19.06.1997 со взиманием ежемесячно платы за пользование в размере 6% годовых в соответствии с договором вексельного кредитования от 02.12.1996 N 1898 под поручительство Министерства финансов РФ; финансирование ответчика по договору осуществлялось на основании Указа Президента РФ "О дополнительных мерах по обеспечению промышленности и населения электрической и тепловой энергией в 1996 - 1997 гг." от 01.08.1996 N 1129, распоряжения Правительства РФ от 31.10.1996 N 1661 и в соответствии со статьями 37 - 39 Федерального закона "О федеральном бюджете на 1996 год"; в соответствии со статьей 11 Федерального закона "Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР", который действовал до 01.01.2000, предоставленный ответчику заем относится к расходам федерального бюджета; статьей 6 БК РФ финансирование бюджетных расходов в виде предоставления средств юридическим лицам на возвратной и возмездных основах отнесено к бюджетным кредитам; возврат предоставленных по договору средств, а также плата за пользование ими в соответствии со статьями 38, 39 Федерального закона "О федеральном бюджете на 1996 год" должны осуществляться в федеральный бюджет, данное положение закреплено также в федеральных законах о федеральном бюджете на соответствующий год (1997 - 2004 гг.); таким образом, по мнению истца, предоставленные ответчику средства являются бюджетным кредитом и к спорным правоотношениям в соответствии со статьей 1 БК РФ и статьей 8 Федерального закона "О введении в действие БК РФ" применяются нормы БК РФ; неисполнение ответчиком обязательства по договору является нарушением норм бюджетного законодательства, а также статей 309, 310, 401, 405, 807 - 814 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Как следует из материалов дела, 02.12.1996 между Министерством и ОАО (заемщиком) заключен договор займа на предоставление средств в денежной форме N 50-в, в соответствии с условиями которого Министерство предоставляет заемщику средства на возвратных условиях в денежной форме в сумме 4371171380 неденоминированных рублей в целях погашения задолженности по заработной плате Саяно-Шушенской ГЭС с передачей векселей непосредственно Саяно-Шушенской ГЭС.

Договором займа N 50-в от 02.12.1996 также предусматривалось, что заем предоставляется простыми беспроцентными векселями, полученными Министерством в КБ "Менатеп", в соответствии с договором вексельного кредитования от 02.12.1996 N 1898 на общую сумму 4371171380 неденоминированных рублей со сроком платежа "по предъявлении, но не ранее": 16.04.1997 - 427377173 руб.; 16.05.1997 - 1855281029 руб.; 19.06.1997 - 2088513178 руб. (неденоминированных).

Вексельный кредит Министерство предоставляло ОАО по условиям договора займа на условиях оплаты 6% годовых на срок до 19.06.1997 со сроками погашения (с учетом уплаты процентов): 16.04.1997 - 525000000 руб.; 16.05.1997 - 1875000000 руб.; 19.06.1997 - 2100000000 руб. (неденоминированных).

Во исполнение условий договора займа Министерство передало 14.12.1996 Б. В.А. - представителю Саяно-Шушенской ГЭС, действовавшему по доверенности ОАО N 48 от 06.12.1996, векселя КБ "Менатеп" на выдачу заработной платы на общую сумму 4371171380 неденоминированных руб., что подтверждается актом приема-передачи векселей КБ "Менатеп" от 14.12.1996, расходным кассовым ордером от 14.12.1996, а также доверенностью N 48 от 06.12.1996, выданной ОАО на получение Саяно-Шушенской ГЭС векселей КБ "Менатеп" по договору займа в вексельной форме N 50-в, доверенностью N 923 от 06.12.1996, выданной Саяно-Шушенской ГЭС заместителю генерального директора Б. В.А. на получение векселей КБ "Менатеп" на сумму 4371171380 руб. (неденоминированных) согласно договору займа N 50-в.

Неисполнение заемщиком своих обязательств по возврату суммы займа явилось основанием для обращения с настоящим иском в арбитражный суд.

Решением от 10.02.2005, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 16.06.2005, исковые требования оставлены без удовлетворения.

Суд исходил из того, что Министерство финансов РФ обратилось с иском за пределами срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком при рассмотрении дела.

Суд округа, проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, оставил судебные акты в силе в связи со следующим.

Кассационная инстанция согласилась с выводом суда о том, что договор займа от 02.12.1996 N 50-в не содержит признаков договора бюджетного кредита, из него не усматривается, что средства получены из федерального бюджета. Предоставление ответчику заемных средств путем передачи векселей КБ "Менатеп" также не свидетельствует о предоставлении займа из бюджетных средств - активов РФ. В то время как согласно статье 6 БК РФ бюджетный кредит - это форма финансирования бюджетных расходов, то есть по договору бюджетного кредита должны предоставляться бюджетные средства. А в силу пункта 1 статьи 76 БК РФ бюджетный кредит предоставляется на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством РФ.

Поэтому кассационная инстанция согласилась, что между Министерством и ОАО возникли гражданско-правовые отношения по договору займа. Следовательно, истребование сумм не возвращенного ответчиком в установленные сроки займа должно осуществляться с обязательным учетом установленного ГК РФ срока исковой давности.

Согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Статьей 196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года. В силу пункта 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

В связи с этим истец должен был обратиться за защитой нарушенного права в срок до 19.06.2000 (по последнему платежу), однако исковое заявление Министерства финансов поступило в Арбитражный суд Томской области 10.06.2004.

В соответствии со статьей 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Доказательств, свидетельствующих о наличии перерыва течения срока исковой давности, в деле не имеется.

Согласно статье 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям.

Поэтому отказ в иске в полном объеме суд округа признал правомерным.

24. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 29.09.2005 N Ф04-6742/2005(15249-А03-8)

Кассационная инстанция отменила принятые по иску судебные акты о взыскании убытков, составляющих стоимость невозвращенного зерна, переданного предпринимателем в долг обществу с ограниченной ответственностью (статья 822 ГК РФ), и вынесла новое решение - об отказе в иске. Основанием для отказа в иске послужило то, что вступившим в законную силу решением, принятым арбитражным судом по другому делу, в котором участвовали те же лица (статья 69 АПК РФ), в аналогичном иске было отказано.

Комментарий

Предприниматель М. С.Р. (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Алтайского края с иском к сельскохозяйственному производственному кооперативу "Береговской" (далее - СПК) о взыскании с ответчика 57500 руб. убытков, составляющих стоимость невозвращенного зерна. Иск заявлен в связи с тем, что ответчик не возвратил истцу взятое в 2001 году в долг зерно.

В качестве 3-го лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет иска, к участию в деле привлечено ООО "Панкрушихинский элеватор" (далее - ООО).

Обратившись с иском о взыскании убытков, предприниматель М. С.Р. ссылался на следующие обстоятельства. В 2001 году у ООО хранилось принадлежащее предпринимателю зерно пшеницы 3-го класса. На основании направленного истцом отношения от 05.11.2001 ООО перевело принадлежащие предпринимателю 32,5 т пшеницы на СПК. Последний распорядился передать ее ООО "АП-Транзит". В подтверждение факта передачи пшеницы ответчику истец представил накладную от 10.11.2001, в которой содержится указание на наличие между сторонами (истцом и ответчиком) договора займа и факта передачи этой же пшеницы ООО "АП-Транзит" - доверенность на имя директора этого общества Г. Н.И. Кроме того, истцом представлены: отношение от 05.11.2001, составленные между предпринимателем, СПК и ООО акты сверки за январь, май 2002 г. и журналы учета зернопродуктов в ООО.

В обоснование своих требований истец ссылался на следующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ):

- на статью 8 ГК РФ, согласно пункту 1 которой гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

- на статью 307 ГК РФ, по которой в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ;

- на статью 808 ГК РФ, в соответствии с которой договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Предприниматель ссылался именно на эти нормы, поскольку он не представил в письменной форме договор займа, заключенный между ним и ответчиком.

Представитель 3-го лица подтвердил доводы истца о том, что в 2001 - 2002 гг. истец передал ответчику 32,5 т зерна, которое находилось на хранении в ООО.

Решением от 28.02.2005, оставленным без изменения Постановлением от 15.06.2005, арбитражный суд требования истца признал правомерными и взыскал с ответчика в пользу истца сумму иска.

Кассационная инстанция посчитала неправильными принятые по делу судебные акты, отменила их, как принятые с нарушением норм процессуального права, и вынесла новое решение об отказе в иске в связи со следующим.

В соответствии с правилами статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований либо возражений.

В силу пункта 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Между тем суд округа отметил, что содержащаяся в принятых по данному делу решениях в отношении представленных истцом доказательств правовая оценка отличается от оценки этих же доказательств, которые были предметом исследования при рассмотрении в 2004 году арбитражного дела N А03-2727/04-8. По названному делу за взысканием задолженности за переданные ответчику в 2001 г. 32,5 т пшеницы 3-го класса обращалось ООО КХ М. С.Р. В качестве основания для отказа в иске арбитражный суд указал на недоказанность исковых требований. При этом арбитражный суд дал правовую оценку как ненадлежащим представленным истцом доказательствам. В частности, суд указал на недоказанность доводов истца о том, что передача ответчику 32,5 т пшеницы осуществлялась предпринимателем М. С.Р. по договору займа, т. к. доказательств заключения такой письменной сделки стороны суду не представили.

Также в ходе рассмотрения названного дела и исследуя представленный ООО журнал учета хлебопродуктов за 2001 год, суд установил наличие в нем записей по учету хранения зерна предпринимателя, записи о списании 32,5 т принадлежащей предпринимателю пшеницы на СПК и об отпуске этого количества зерна организации "Транзит", однако в качестве надлежащего доказательства - передачи зерна на хранение ООО и выдачи этого зерна ООО "АП-Транзит" данный журнал учета зернопродуктов суд не принял. Следует отметить, что названный журнал не прошнурован, содержит множество вырванных страниц и не может рассматриваться в качестве бухгалтерского документа.

В результате, при вынесении решения по делу N А03-2727/04-8 арбитражный суд указал на недоказанность доводов истца о том, что от имени крестьянского хозяйства либо предпринимателя ООО передавалось зерно на хранение и это зерно отпускалось конечному получателю. Решение арбитражного суда по этому делу вступило в законную силу.

Кассационная инстанция обратила внимание на то, что обстоятельства дела и представленные в обоснование иска доказательства по ранее рассмотренному арбитражным судом и настоящему делу одинаковы. Тем не менее при рассмотрении данного дела, где истцом выступает предприниматель М. С.Р., а не глава крестьянского хозяйства М. С.Р., те же ответчик и 3-е лицо, арбитражный суд сделал в отношении одних и тех же доказательств прямо противоположные выводы, что противоречит правилам АПК РФ и является основанием для отмены принятых по настоящему делу решений.

Ответчик в кассационной жалобе сослался и на истечение срока исковой давности. По этому поводу суд округа отметил, что в данном случае такой срок не мог быть применен по названным выше основаниям и в связи с тем, что между сторонами отсутствовало соглашение о сроке исполнения ответчиком обязательств по возврату зерна.

Действительно, согласно пункту 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.

Поскольку письменного соглашения с указанием срока возврата зерна между истцом и ответчиком нет, следовательно, срок исковой давности начнет течь только после предъявления истцом требования к ответчику об исполнении обязательства. Следовательно, истец может предъявить такое требование.

25. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 21.07.2005 N Ф04-4571/2005(13151-А03-36)

Кассационная инстанция оставила в силе Постановление апелляционной инстанции, которым гражданину было отказано в иске о взыскании долга по договору займа. Принимая такое решение, Федеральный арбитражный суд округа исходил из того, что истец не доказал факт предоставления денежных средств истцу надлежащими (письменными) доказательствами, а ответчик отрицал их получение.

Комментарий

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусматривает, что сделки могут заключаться в устной и письменной (простой или нотариальной) форме (пункт 1 статьи 158 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 159 ГК РФ сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма, может быть совершена устно.

Согласно пункту 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пунктами 2 и 3 статьи 434 ГК РФ. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т. п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований.

В силу пункта 1 статьи 161 ГК РФ в обязательном порядке должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения, сделки юридических лиц между собой и с гражданами, а также сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, - независимо от суммы сделки.

Нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях, указанных в законе, и в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась (пункт 2 статьи 163 ГК РФ).

Если приведенные требования не соблюдаются, то это влечет за собой определенные последствия.

Так, несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки (статья 162 ГК РФ).

А в соответствии с пунктом 1 статьи 165 ГК РФ несоблюдение нотариальной формы влечет во всех случаях недействительность сделки. Такая сделка считается ничтожной.

По данному делу истец - гражданин З. В.М. 09.10.2003 обратился в суд общей юрисдикции с иском о взыскании долга по договору займа. 09.02.2004 судом было вынесено Определение о прекращении производства по делу в связи с неподсудностью.

После этого З. В.М. обратился в Арбитражный суд Алтайского края с иском к закрытому акционерному обществу "Молодежное" (далее - ЗАО) о взыскании 6753997 рублей задолженности по договору займа от 12.10.95, в том числе 4569000 рублей суммы займа, 2184987 рублей процентов за пользование заемными средствами.

Как установлено судом, по договору от 12.10.95 акционер АО "Молодежное" (правопредшественник ответчика) З. В.М. оказал временную целевую финансовую помощь (заем) АО "Молодежное" на производственные нужды предприятия в сумме 150000 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу ММВБ на 01.10.95. АО "Молодежное", в свою очередь, обязалось вернуть указанную сумму в рублевом эквиваленте по курсу ММВБ на день возврата долга в срок до 12.10.2000. Пунктом 2 договора стороны предусмотрели, что сумма займа передается заемщику наличными при подписании договора.

Поскольку сумма займа не была возвращена в установленный договором срок, истец обратился в суд с настоящим требованием.

До принятия решения по делу истец уменьшил требования в части процентов до 1617806 рублей. Изменение размера иска в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) принято к рассмотрению судом.

Суд счел доказанным факт передачи денег во исполнение договора займа, приняв во внимание положения пункта 2 договора займа и показания свидетеля В., и решением от 09.06.2004 исковые требования с учетом изменения удовлетворил.

Постановлением апелляционной инстанции от 21.04.2005 решение отменено, в иске отказано. Апелляционная инстанция пришла к выводу о незаключенности договора займа, поскольку надлежащих доказательств передачи денег истец не представил, а ответчик отрицает их получение.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, в которой истец просил отменить принятое Постановление апелляционной инстанции, материалы дела, проверив законность и обоснованность судебных актов, суд кассационной инстанции нашел обжалуемое Постановление законным, обоснованным, соответствующим нормам процессуального и материального права в связи со следующим.

В силу части 1 статьи 64, статей 71, 168 АПК РФ арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств.

Статьей 65 АПК РФ установлена обязанность сторон доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений.

По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей (пункт 1 статьи 807 ГК РФ).

Из указанных норм следует, что истец должен был доказать факт передачи денежных средств ответчику. Это говорило бы и о заключении договора займа, и о его исполнении.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, сослался на то, что указанная в договоре сумма согласно пункту 2 договора была передана в момент подписания договора, что подтверждается также показаниями свидетеля В., присутствовавшего при подписании договора и передаче денег.

Между тем, как указала кассация, суд первой инстанции не учел положений статьи 808 ГК РФ, по которой договор займа между физическим и юридическим лицом должен быть заключен в письменной форме, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей, и пункта 1 статьи 162 ГК РФ, в силу которого несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Суд округа сослался на эти нормы ГК РФ, поскольку, как уже указывалось, согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ договор займа считается заключенным только с момента передачи денег или других вещей. Если нет доказательств передачи денег, то договор займа не является заключенным.

Апелляционная инстанция обоснованно указала, что пункт 2 договора указывает на момент передачи денег и не подтверждает фактическое исполнение З. В.М. обязательств по договору займа. Показания свидетеля В. также не являются надлежащим доказательством передачи денег, поскольку не отвечают требованиям пункта 2 статьи 808 и статьи 162 ГК РФ.

В связи с изложенным кассация сделала вывод, что представленные истцом в обоснование иска доказательства в соответствии со статьей 68 АПК РФ не являются допустимыми по настоящему делу.

В Постановлении N 6661/00 от 03.07.2001 Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил, что договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Истец не представил документальных доказательств, подтверждающих требования материального права в части передачи денег. Поэтому иск является недоказанным.

В подтверждение выводов суд апелляционной инстанции сослался также на действия истца по передаче О. В.М. 102550000 неденоминированных рублей по договору от 03.09.95 с ЗАО, то есть совершенные ранее. При меньшей сумме заем был оформлен истцом надлежащим образом, с составлением приходно-кассовых ордеров.

26. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 28.06.2005 N Ф04-4007/2005(12501-А03-16)

Федеральный арбитражный суд округа отменил Постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, удовлетворившего иск о взыскании денежных средств по договору займа, поскольку в соответствии с письменным указанием ответчика займодавец перечислил в счет договора займа денежные средства третьим лицам, договор займа считается заключенным с даты перечисления денежных средств, а ответчик с указанной даты становится лицом, обязанным возвратить займодавцу сумму займа в установленные договором сроки (пункт 1 статьи 807 ГК РФ).

Комментарий

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) содержит определенные правила о порядке заключения договора.

Так, в силу статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Договор заключается посредством направления оферты одной из сторон и ее акцепта другой стороной.

При этом согласно пункту 1 статьи 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора. Акцептом же признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии (пункт 1 статьи 438 ГК РФ).

В соответствии со статьей 433 ГК РФ договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224 ГК РФ). Договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

В Арбитражный суд Алтайского края обратилось общество с ограниченной ответственностью (ООО) "Вагон-Сервис" с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Система быстрого питания (ООО СБП) "Подорожник-Барнаул". Иск заявлен о взыскании 30787 руб. 07 коп. задолженности по договору займа, 6465 руб. 28 коп. неустойки в размере 0,1% от суммы займа за период с 07.04.2004 по 02.11.2004.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на неисполнение ответчиком обязательств (невозврат денег) по договору займа от 06.10.2003 N 40-З-ВС-2003.

Как установлено судом, между истцом (займодавцем) и ответчиком (заемщиком) был подписан договор займа от 06.10.2003 N 40-З-ВС-2003. Согласно условиям указанного договора займодавец предоставляет заемщику денежные средства в сумме 48000 руб. для использования в своих целях и интересах, а заемщик обязуется возвратить такую же сумму денег в срок до 06.04.2004.

Ответчик направил в адрес истца распорядительное письмо от 06.10.2003, в котором просил в счет договора займа от 06.10.2003 N 40-З-ВС-2003 произвести перечисление денежных средств в размере 30787 руб. 07 коп. на указанные ответчиком расчетные счета.

Платежными поручениями от 13.10.2003 NN 243, 244, 245 истец перечислил денежные средства в сумме 30787 руб. 07 коп. на указанные ответчиком счета.

Согласно имеющимся в материалах дела платежным поручениям оплата произведена по письму истца б/н от 06.10.2003 в счет договора займа от 06.10.2003 N 40-З-ВС-2003.

Кроме того, факт перечисления денежных средств по письму ответчика и договору займа подтверждается выписками из лицевого счета истца за 13 и 14 октября 2003 г.

Решением от 02.02.2005 исковые требования удовлетворены.

Суд пришел к выводу, что ответчик не исполнил принятые на себя обязательства по возврату займа. Отмена решения общего собрания о назначении Г. А.В. генеральным директором ответчика не влияет на исполнение обязательств последнего по договору займа.

Постановлением апелляционной инстанции от 07.04.2005 решение отменено и в иске отказано. По мнению суда апелляционной инстанции, договор займа является незаключенным, поскольку денежные средства заемщику не передавались.

Суд кассационной инстанции отменил Постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда, руководствуясь следующим.

Давая оценку договору займа, судебные инстанции пришли к противоположным выводам о заключении договора. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что договор займа заключен, так как истец в соответствии с письмом ответчика от 06.10.2003 перечислил денежные средства на расчетные счета работников ответчика. Отменяя решение и отказывая в удовлетворении иска, апелляционная инстанция пришла к выводу, что денежные средства в собственность ответчику как заемщику истцом не передавались, не перечислялись в нарушение условий договора на его расчетный счет.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, следовательно, как указала кассационная инстанция, до перечисления денег условия договора займа являются необязательными для сторон и стороны в любой момент могут предусмотреть иной порядок передачи суммы займа, чем указан в подписанном ими договоре, что не противоречит статье 421 ГК РФ, а также нормам главы 28 ГК РФ.

Ответчик просил перечислить сумму займа по договору на счета третьих лиц, истец перечислил сумму по договору от 06.10.2003 N 40-З-ВС-2003, совершив действия, которые в соответствии со статьей 438 ГК РФ являются акцептом.

В соответствии с частью 1 статьи 224 ГК РФ момент перечисления денег является передачей денег по договору займа. С момента перечисления денег договор займа в силу статьи 807 ГК РФ считается заключенным на условиях, которые изложены в договоре, за исключением условий о перечислении суммы займа на расчетный счет.

Поскольку ответчик принятые на себя обязательства по возврату заемных средств не исполнил, то, по мнению суда округа, суд первой инстанции принял правильное решение о взыскании с ООО "СБП "Подорожник-Барнаул" задолженности и неустойки.

27. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 20.04.2005 N А43-13769/2004-15-340

Поскольку в договоре поставки стороны предусмотрели, что продукция и транспортные расходы, подлежащие оплате в рассрочку, признаются поставкой на условиях коммерческого кредита (статья 823 Гражданского кодекса РФ), а неустойка в случае просрочки оплаты подлежит взысканию сверх убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами, суд, установив, что покупатель частично не выполнил своих обязательств по оплате товара, помимо суммы основного долга взыскал с ответчика сумму процентов за пользование коммерческим кредитом, проценты за пользование чужими денежными средствами (пункт 3 статьи 486 ГК РФ) и штрафную неустойку.

Комментарий

В случае, когда поставленный товар оплачивается в рассрочку, в договоре поставки может быть установлено, что поставщик предоставляет покупателю коммерческий кредит, поскольку согласно пункту 1 статьи 823 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

На что надо обратить внимание, подписывая договор с таким условием? Прежде всего, на то, чтобы в тексте договора было прямо указано, что одна сторона предоставляет другой коммерческий кредит в виде рассрочки оплаты товара, как это было сделано сторонами комментируемого Постановления. Без такого указания предоставленная рассрочка не будет признана коммерческим кредитом.

Что касается процентов за пользование кредитом, то даже если их размер в договоре не указан, вне зависимости от этого они начисляются на основании пункта 1 статьи 809 ГК РФ. Размер таких процентов определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. Этим коммерческий кредит отличается от обычной рассрочки по оплате за товар.

В Арбитражный суд Нижегородской области обратилось открытое акционерное общество "Балахнахлебопродукт" (далее - ОАО) с иском к организации научного обслуживания "Племенной птицеводческий завод "Пачелма" ГНУ МНТЦ "Племптица" Российской академии сельскохозяйственных наук (далее - организация) о взыскании 321709 рублей 48 копеек задолженности по оплате за комбикорм, поставленный по договору от 13.02.2004 N П-13.02/329, 16939 рублей 86 копеек процентов на основании статей 809 и 823 ГК РФ, 16269 рублей 63 копеек процентов по статье 395 ГК РФ и 41768 рублей 25 копеек неустойки, начисленной на основании пункта 5.3 договора.

Иск заявлен истцом по причине неполной оплаты полученной покупателем продукции.

До принятия решения по делу истец в порядке, предусмотренном в статье 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), увеличил исковые требования и просил взыскать 321709 рублей 48 копеек основного долга, 24674 рубля 02 копейки процентов за пользование коммерческим кредитом, 22263 рубля 66 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами и 61655 рублей 74 копейки штрафной неустойки.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 309, 333, 486, 823 ГК РФ, взыскал с ответчика 321709 рублей 48 копеек основного долга, 24674 рубля 02 копейки платы за пользование денежными средствами, 22263 рубля 66 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, 22263 рубля 66 копеек неустойки и наложил арест на имущество организации в размере 430302 рублей 90 копеек.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Кассационной инстанцией решение оставлено в силе.

Судами установлено, что спорящие стороны заключили договор от 13.02.2004 N П-13.02/329, в соответствии с которым ОАО (поставщик) поставляет продукцию по цене, в количестве и ассортименте согласно дополнительным соглашениям, а организация (покупатель) оплачивает ее стоимость.

Также в этом договоре (в пункте 3.6) истец и ответчик предусмотрели, что "продукция и (или) транспортные расходы, отнесенные на покупателя, подлежащие оплате в рассрочку, признаются поставкой на условиях коммерческого кредита (статья 823 ГК РФ). На сумму коммерческого кредита начисляются проценты по ставке 14 процентов годовых, начиная с предпоследнего дня срока, на который предоставлена рассрочка. Процентная ставка, начиная с даты поставки до предпоследнего дня рассрочки, равняется нулю процентов годовых".

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Оценив условия договора, а также действия сторон по отпуску и приемке продукции, в частности, то, что во исполнение принятых обязательств истец в период с 17.02.2004 по 11.03.2004 отпустил комбикорм на сумму 1576959 рублей 48 копеек, о чем свидетельствуют накладные, счета-фактуры, доверенности и квитанции о приеме груза, а ответчик перечислил 1255250 рублей по платежным поручениям, судебные инстанции признали, что стороны заключили смешанный договор, содержащий элементы договоров поставки и коммерческого кредита, и применили соответствующие нормы гражданского законодательства.

Так, при взыскании суммы основного долга суды руководствовались нормами статьи 309 ГК РФ, в силу которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями, и статьи 486 ГК РФ, которая устанавливает, что покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства.

Поскольку ответчик не представил доказательств оплаты всей поставленной ему продукции, то неоплаченная часть стоимости продукции была взыскана с него.

Интересным представляется тот факт, что по данному делу с ответчика одновременно были взысканы проценты за пользование коммерческим кредитом, проценты за пользование чужими денежными средствами и штрафная неустойка.

Дело в том, что, как уже указывалось выше, пунктом 3.6 договора, заключенного между истцом и ответчиком, установлено, что продукция и (или) транспортные расходы, отнесенные на покупателя, подлежащие оплате в рассрочку, признаются поставкой на условиях коммерческого кредита (статья 823 ГК РФ). На сумму коммерческого кредита начисляются проценты.

На основании этого договорного условия и статьи 823 ГК РФ взысканы проценты за пользование коммерческим кредитом.

Однако договор между ОАО и организацией содержал пункт 5.2, по которому за нарушение срока оплаты покупатель уплачивает проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) по ставке 14 процентов годовых с момента истечения срока оплаты по день фактической оплаты долга.

Кроме того, пункт 5.3 договора предусматривал, что при нарушении срока оплаты покупатель уплачивает неустойку в размере 0,1 процента от суммы в день с момента истечения срока оплаты до момента фактического погашения долга. Неустойка имеет штрафной характер и взыскивается сверх убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Руководствуясь этими положениями договора, применив при этом к штрафной неустойке статью 333 ГК РФ (об уменьшении неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства), суд взыскал с ответчика в дополнение к процентам за пользование коммерческим кредитом и проценты за пользование чужими денежными средствами, и неустойку.

Использование стольких мер гражданской ответственности за несвоевременное исполнение обязательства по оплате за товар стало возможным в силу того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 394 ГК РФ соответствующие меры, предусматривающие возможность взыскания убытков сверх неустойки, были предусмотрены договором.

Следует, однако, отметить, что устанавливать в договоре условие о том, что за нарушение срока оплаты покупатель уплачивает проценты за пользование чужими денежными средствами по статье 395 ГК РФ, не было необходимости, поскольку это предусмотрено пунктом 3 статьи 486 ГК РФ.

Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. В суд кассационной инстанции в качестве доказательства поставки ему некачественной продукции ответчик представил результаты экспертизы Пензенской областной ветеринарной лаборатории от 10.03.2004 N 487 и протоколы испытаний Испытательной лаборатории по агрохимическому обслуживанию сельскохозяйственного производства ФГУ "ГЦАС "Пензенский" от 15.03.2004 N 214 и от 24.03.2004 N 264, которые не были предметом исследования в суде первой инстанции.

Но, исходя из своих полномочий, кассационная инстанция в силу части 2 статьи 287 АПК РФ не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении суда первой инстанции. Поэтому указанные документы не были приняты во внимание. Причем суд округа отметил, что представленные организацией новые документы могут быть использованы для разрешения возникшего спора о качестве товара в самостоятельном порядке.

28. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 04.10.2004 N А17-250/6/10

Признав договор о финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ смешанным договором, содержащим элементы различных договоров (пункт 3 статьи 421 ГК РФ), в том числе элементы договора целевого займа (статья 814 ГК РФ), суд удовлетворил иск о взыскании с ответчика суммы займа и процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку ответчик не представил суду доказательств того, что полученные денежные средства были использованы им в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Комментарий

При предоставлении денежных средств на условиях договора займа во многих случаях для займодавца важно, чтобы предоставляемые денежные средства были использованы заемщиком эффективно, в связи с чем займодавец должен иметь возможность осуществлять контроль за использованием денежных средств.

Для реализации этих целей можно применять такую юридическую конструкцию, как целевой заем, предусмотренный статьей 814 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). В силу этой нормы при заключении договора займа с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем) заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа. В случае невыполнения заемщиком условия договора о целевом использовании суммы займа, а также при необеспечении возможностей для осуществления контроля, займодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

То, как данная норма работает на практике, иллюстрирует рассматриваемое Постановление.

Государственное учреждение "Российский фонд технологического развития" Министерства промышленности, науки и технологий РФ (далее - фонд) обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с иском к государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Ивановская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации" (далее - ГОУ) о взыскании 3597223 рублей 39 копеек, в том числе 2498071 рубля 80 копеек задолженности по договору о финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ от 11.04.1997 N 144-692-1 и 1099151 рубля 59 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Иск предъявлен в связи с невозвратом ГОУ полученных денежных средств фонду - правопреемнику Государственного комитета Российской Федерации по науке и технологиям.

Решением от 08.04.2004 суд, руководствуясь статьями 309, 395, 421, 814 ГК РФ, удовлетворил исковые требования в полном объеме, поскольку они основаны на договоре, содержащем элементы договора займа, и фактическом исполнении его истцом-займодавцем.

Постановлением апелляционной инстанции от 24.06.2004 решение суда оставлено без изменения.

Постановлением суда округа судебные акты по данному делу оставлены в силе.

Как следует из комментируемого Постановления, Государственный комитет РФ по науке и технологиям и ГОУ заключили договор от 11.04.1997 N 144-692-1 о финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ на возвратной основе.

По условиям договора Государственный комитет РФ по науке и технологиям выделяет ГОУ на финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ 2500000 рублей (деноминированных), а ГОУ обязуется возвратить полученные средства до февраля 2001 года (пункты 2.1, 3.1 и 3.3 договора). При этом в договоре содержались также условия о выполнении ответчиком научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

В связи с этим и на основании пункта 3 статьи 421 ГК РФ, согласно которому стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор), а к их отношениям по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора, суд первой инстанции квалифицировал заключенный сторонами договор как смешанный, содержащий элементы договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ, регулируемого нормами главы 38 ГК РФ, и договора займа, регулируемого нормами главы 42 ГК РФ.

Факт перечисления истцом ответчику в период с апреля 1997 года по февраль 2000 года денежных средств в размере 2498071 рубля 80 копеек документально подтвержден и сторонами не оспаривался.

В то же время ответчик не представил доказательств исполнения обязательств по указанному договору, в том числе доказательств выполнения им научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, для осуществления которых и предоставлялись денежные средства истцом.

Поэтому суд первой инстанции, установив нарушение условий договора целевого займа, на основании пункта 2 статьи 814 ГК РФ, в соответствии с которым в случае невыполнения заемщиком условий договора о целевом использовании займа займодавец вправе потребовать возврата суммы займа, удовлетворил иск о взыскании 2498071 рубля долга.

Проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1099151 рубль 59 копеек суд взыскал, руководствуясь статьей 395 ГК РФ, предусматривающей ответственность за неисполнение денежного обязательства.

Однако представляется, что в данном случае следует использовать положения статей 809 и 814 ГК РФ, предусматривающих уплату процентов по договорам займа, даже если в самом договоре условие о процентах отсутствует.

Как уже указывалось, в силу пункта 2 статьи 814 ГК РФ в случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении обязанностей, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, займодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

А согласно пункту 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Таким образом, по договору, заключенному между истцом и ответчиком, могли быть взысканы проценты за пользование заемными средствами, а не за пользование чужими денежными средствами.

В кассационной жалобе ответчик утверждал, что суд первой инстанции неправомерно оставил без рассмотрения вопрос о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица АОЗТ ИПФ "Эхо", являвшегося соискателем проекта по договору между истцом и ответчиком.

Суд кассационной инстанции, установив, что ходатайство о привлечении третьего лица ответчиком не заявлялось, дополнительно отметил, что договор от 11.04.1997 N 144-692-1 заключен двумя сторонами (истцом и ответчиком) и в силу статьи 308 ГК РФ не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

29. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 30.09.2004 N А43-19040/2003-4-598

Несмотря на то, что, по мнению кассационной инстанции, договор займа был квалифицирован первой и апелляционной инстанциями как недействительная сделка ошибочно (статья 168 ГК РФ), судебные акты нижестоящих инстанций оставлены в силе, поскольку они являются правильными по существу. К такому выводу Федеральный арбитражный суд округа пришел в связи с тем, что на основании судебных актов нижестоящих инстанций с ответчика были взысканы: фактически полученная и не возвращенная сумма основного долга, а также проценты за пользование чужими денежными средствами, размер которых соответствует размеру процентов, которые подлежат уплате по договору займа в тех случаях, когда условие о размере процентов в самом договоре займа отсутствует (пункт 1 статьи 809, статья 395 ГК РФ).

Комментарий

В настоящее время, когда ставка рефинансирования Центрального банка РФ периодически снижается, истцам выгодно использовать возможность, предоставленную им пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), согласно которому при взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска.

Таким образом, если иск предъявлен, то вне зависимости от того, уменьшилась ли ставка рефинансирования или нет, суд вправе взыскать в пользу истца проценты за пользование чужими денежными средствами по ранее действовавшей, более высокой ставке, что и было сделано судом при рассмотрении комментируемого дела.

Закрытое акционерное общество "Промышленно-финансовая компания "Нижегородпищепром" (далее - ЗАО) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к федеральному государственному унитарному предприятию "Росспиртпром" в лице филиала "Арзинский спиртовой завод" (далее - ФГУП) о взыскании 6361544 рублей 72 копеек задолженности по договорам займа N 11 от 15.08.2002 и N 35 от 06.12.2002, процентов за пользование займом в сумме 790062 рубля 92 копейки и 482390 рублей 21 копейки за просрочку возврата займа.

Неисполнение заемщиком обязательств по вышеназванным договорам явилось основанием для обращения ЗАО в арбитражный суд с иском.

До вынесения судом решения по существу заявленных требований истец в порядке, установленном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ), изменил основание иска в части взыскания с ответчика денежных средств, предоставленных по договору займа N 35 от 06.12.2002, и просил удовлетворить данное требование на основании норм неосновательного обогащения, ибо указанный договор подписан со стороны ответчика неуполномоченным лицом. По договору займа N 11 от 15.08.2002 он просил взыскать сумму займа в размере 4361544 рублей 72 копеек, проценты за пользование займом в сумме 552528 рублей 67 копеек и по статье 395 ГК РФ в сумме 333945 рублей 76 копеек.

Решением от 03.03.2004 суд первой инстанции удовлетворил требования истца по договору займа N 11 от 15.08.2002, как основанные на нормах статей 809, 810 ГК РФ и признанные ответчиком в полной сумме. Договор займа N 35 от 06.12.2002 суд признал недействительным по статье 168 ГК РФ, сумму долга и проценты за пользование денежными средствами взыскал с заемщика со ссылкой на статьи 1102, 1107 ГК РФ, применив при этом ставку рефинансирования, равную 16 процентам.

Апелляционная инстанция Постановлением от 10.06.2004 оставила без изменения решение.

Постановлением Федерального арбитражного суда округа судебные акты оставлены в силе.

При рассмотрении дела было установлено, что ЗАО (займодавец) и ФГУП (заемщик) заключили договор займа от 15.08.2002 N 11, согласно которому займодавец предоставил заемщику заем в размере 6861544 рублей 72 копеек сроком до 25.12.2002 с уплатой по нему 15 процентов годовых за пользование денежными средствами. 06.12.2002 стороны заключили договор займа N 35 на сумму 2000000 рублей со сроком возврата до 01.07.2003 и с аналогичным условием о взимании процентов. Факт получения денежных средств в указанных суммах ответчик подтвердил в отзыве на иск.

В силу пункта 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Так как истец доказал факт перечисления ответчику заемных средств, а ответчик не представил доказательств их возврата, то на основании статьи 810 ГК РФ полученная сумма займа по договору N 11 была взыскана с ответчика.

Согласно пункту 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Поскольку заключенным между истцом и ответчиком договором займа было предусмотрено начисление процентов за пользование заемными средствами в размере 15 процентов годовых, то неуплаченные проценты в размере, исчисленном по данной ставке, были взысканы с ответчика на основании приведенной нормы ГК РФ.

Но в связи с тем, что ответчик допустил просрочку возврата суммы займа и уплаты процентов по нему, с ответчика были также взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами по пункту 1 статьи 395 ГК РФ, в соответствии с которым за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. При этом размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Что касается суммы займа, процентов за пользование заемными средствами по договору займа N 35 от 06.12.2002 и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленными из-за невозврата в срок этих средств, то суд первой инстанции согласился с доводами истца о недействительности этого договора и взыскал сумму займа как неосновательное обогащение по пункту 1 статьи 1102 ГК РФ, в силу которого лицо, приобретшее или сберегшее имущество без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), и проценты на основании пункта 2 статьи 1107 ГК РФ, согласно которому на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Апелляционная инстанция поддержала выводы суда первой инстанции.

Обращает на себя внимание то, что Федеральный арбитражный суд округа дал иную юридическую оценку обстоятельствам, связанным с заключением договора займа, указав на следующее. Договор займа подписан от имени ФГУП исполняющим обязанности директора филиала Е. Ю.В. и не содержит ссылку на доверенность, на основании которой действовало данное лицо. Между тем в материалах дела имеется доверенность на исполняющего обязанности директора филиала Е. Ю.В., выданная генеральным директором ФГУП, на право заключения и подписания от имени доверителя договоров.

Кроме того, пунктом 20 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" предусмотрено, что при разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала (представительства) от имени филиала и без ссылки на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его доверенности, следует выяснить, имелись ли у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в положении о филиале и доверенности; сделки, совершенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица.

Поэтому кассационная инстанция сочла необходимым указать, что с учетом приведенного разъяснения и материалов дела у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для признания договора займа N 35 недействительным по статье 168 ГК РФ. Однако данное обстоятельство не повлияло на правомерность решения о взыскании с должника суммы займа и процентов за пользование чужими денежными средствами и не может служить основанием к отмене судебных актов.

Не оспаривая вывод кассационной инстанции относительно того, что оснований для признания недействительным договора займа N 35 не было, поскольку договор займа был заключен уполномоченным лицом от имени ФГУП, хочется обратить внимание на следующее.

Согласно пункту 1 статьи 288 АПК РФ основаниями для изменения или отмены решения, Постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются, в том числе нарушение либо неправильное применение норм материального права.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 288 АПК РФ неправильным применением норм материального права является применение закона, не подлежащего применению.

В данном случае суд первой инстанции применил норму, не подлежащую применению, - статью 168 ГК РФ, однако кассация не изменила и не отменила его решение и Постановление апелляционной инстанции, а оставила их в силе.

По мнению ответчика, суд первой инстанции неправомерно применил ставку рефинансирования банка в размере 16 процентов, в то время как на момент принятия решения учетная ставка составляла 14 процентов годовых.

Однако в связи с указанным возражением кассационная инстанция отметила следующее.

В пункте 1 статьи 395 ГК РФ предусмотрено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Согласно пункту 3 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14 от 08.10.1998 "О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами" при взыскании суммы долга в судебном порядке и при отсутствии в договоре соглашения о размере процентов суд вправе определить, какую учетную ставку банковского процента следует применить: на день предъявления иска или на день вынесения решения суда.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно применил ставку рефинансирования в размере 16 процентов, действующую на момент предъявления иска.

Также предметом рассмотрения кассационной инстанции был довод ответчика о том, что истец изменил и предмет, и основание иска по требованию о взыскании задолженности по договору N 35 от 06.12.2002, что не допускается, так как пункт 1 статьи 49 АПК РФ говорит о возможности изменения либо предмета, либо основания иска (иначе это будет уже совсем другой иск).

По этому доводу суд округа отметил, что основание иска - это обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждении исковых требований к ответчику. Предмет иска - материально-правовое требование к ответчику о совершении определенных действий, признании наличия или отсутствия правоотношения, о его изменении или прекращении.

Как видно из заявленного ЗАО "ПФК "Нижегородпищепром" ходатайства от 03.03.2004, истец в порядке, установленном в статье 49 АПК РФ, изменил только основание иска, поскольку первоначально он просил взыскать сумму займа, проценты за пользование им и проценты за просрочку их возврата, а затем просил взыскать сумму неосновательного обогащения и проценты на нее.

30. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 04.03.2005 N А79-4410/2004-СК2-4240

Поскольку в договоре поставки отсутствует условие о том, что полученные поставщиком денежные средства в порядке предварительной оплаты являются коммерческим кредитом (статья 823 ГК РФ), в иске о взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом отказано. Также было отказано во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (статья 395 и пункт 4 статьи 487 ГК РФ), поскольку предоплата была возвращена ответчиком до наступления срока поставки, в связи с чем отсутствуют основания для квалификации пользования денежными средствами как неправомерных действий.

Комментарий

Согласно статье 823 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом. При этом к коммерческому кредиту применяются правила главы 42 "Заем и кредит", если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства.

Таким образом, предоставление коммерческого кредита - это возникновение денежного обязательства у одной стороны перед другой по договору, исполнение которого связано с передачей в собственность денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, которое другая сторона должна выполнить в определенном договором порядке.

Как видно из статьи 823 ГК РФ, коммерческий кредит может выражаться в уплате аванса, в предварительной оплате, в отсрочке и рассрочке оплаты товаров, работ или услуг. При этом (в отличие от ситуаций, когда на отсрочку, рассрочку, предварительную оплату не распространяется режим коммерческого кредита) на соответствующие суммы (рассрочки, отсрочки и т. п.) начисляются проценты с момента соответствующего предоставления (статья 809 ГК РФ), а не с момента, когда товар (работы, услуги) должен был быть передан.

Однако в комментируемом случае суды соответствующее требование истца не удовлетворили.

ООО "ЭККА" обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Агрофирма "Батырь" (далее - Агрофирма) о взыскании на основании статей 809, 823 ГК РФ 21038 рублей процентов за пользование денежными средствами, перечисленными в порядке предварительной оплаты по договору N 15 от 03.09.2003, а также процентов по статье 395 ГК РФ в размере 21038 рублей.

Требования истца мотивированы тем, что ответчик не исполнил обязательства по поставке зерна в установленный покупателем срок; сделка по соглашению сторон признана несостоявшейся; возврат предварительно уплаченных средств произведен с просрочкой.

Решением суда от 14.09.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 16.11.2004, в удовлетворении исковых требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил судебные акты в силе.

Судами установлено, что 3 сентября 2003 года спорящими сторонами был заключен договор N 15, по условиям которого Агрофирма (поставщик) обязалась в срок до 30 декабря 2003 года поставить ООО (покупателю) зерно фуражное.

Во исполнение названного договора истец перечислил на расчетный счет ответчика по платежному поручению N 88 от 04.09.2003 в качестве предварительной оплаты зерна 300000 рублей, а также передал вексель Сбербанка РФ номинальной стоимостью 500000 рублей.

В связи с отказом истца от договора поставки и заявлением требования о возврате денежных средств (письмо от 27.10.2003) ответчик перечислил истцу 200000 руб. платежным поручением N 2 от 10.11.2003, 150000 руб. платежным поручением N 3 от 13.11.2003, 200000 руб. платежным поручением N 1 от 11.02.2004, 200000 руб. платежным поручением N 6 от 26.02.2004, 50000 руб. платежным поручением N 6 от 27.02.2004. Таким образом, вся сумма предварительной оплаты ответчиком возвращена.

Истец просил взыскать с ответчика проценты, начисленные по ставке рефинансирования по правилам статей 823, 809, а также статьи 487 ГК РФ.

Однако первая и апелляционная инстанции отказали в иске о взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом, исходя из того, что договором поставки N 15 от 03.09.2003 не предусмотрено предоставление коммерческого кредита, поэтому основания для применения статьи 823 ГК РФ отсутствуют.

Истец посчитал такой вывод ошибочным, поскольку он расценивал условие о предоплате, содержащееся в договоре поставки, как соглашение о коммерческом кредите. Так как в силу статьи 823 ГК РФ к коммерческому кредиту должны применяться правила главы 42 ГК РФ, ООО настаивало на необходимости применения статьи 809 ГК РФ и взыскании процентов по ставке рефинансирования.

Но суд кассационной инстанции согласился с принятыми судебными актами по следующей причине. Согласно статье 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, может предусматриваться предоставление коммерческого кредита в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки оплаты товаров. Условий о предоставлении коммерческого кредита договор поставки N 15 от 03.09.2003 не содержит. Поэтому суд сделал вывод об отсутствии оснований для применения правил статьи 823 ГК РФ и отказал истцу во взыскании процентов за пользование коммерческим кредитом.

Таким образом, суд исходил из того, что аванс, предварительная оплата, отсрочка и рассрочка оплаты за полученный товар могут считаться коммерческим кредитом только в том случае, если соответствующее условие содержится в самом договоре. В противном случае они будут признаны обычной предоплатой (авансом, отсрочкой и т. п.).

Отказ во взыскании процентов по статьям 487, 395 ГК РФ суды первой и апелляционной инстанций мотивировали тем, что возврат полученных денежных средств в сумме 300000 рублей произведен до истечения срока поставки. В счет оплаты суммы 500000 рублей переданы не денежные средства, а вексель.

По мнению истца, на сумму переданного в счет платежа векселя должны начисляться проценты, поскольку вексель был предъявлен ответчиком к оплате в день его получения от истца. В связи с данными аргументами истца Федеральный арбитражный суд округа пришел к следующему выводу.

Статьей 487 ГК РФ (пункт 4) предусмотрено, что при неисполнении продавцом обязанности по передаче предварительно оплаченного товара на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 ГК РФ со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена.

Возврат уплаченных денежных средств в размере 350000 рублей по требованию истца ответчик произвел до 13 ноября 2004 г., т. е. до срока исполнения обязательства по поставке. Во взыскании процентов, начисленных на сумму 450000 рублей, суд обоснованно отказал, поскольку средством платежа являлся вексель. Статьей 395 ГК РФ установлена ответственность за пользование денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица. Довод истца о получении ответчиком денежных средств по векселю в день передачи ему ценной бумаги не нашел документального подтверждения, а потому не мог быть принят судом во внимание.

31. Постановление ФАС Волго-Вятского округа

от 27.01.2005 N А17-419/9

Соглашение о новации, в соответствии с которым сумма подлежащих уплате процентов была признана суммой основного долга по договору займа, признано мнимой сделкой (пункт 1 статьи 170 ГК РФ). Основанием для вывода о мнимом характере сделки послужило то, что соглашение о новации не соответствует требованиям пункта 1 статьи 414 ГК РФ, поскольку данным соглашением, по мнению суда, не изменяется ни предмет, ни способ исполнения обязательства. Дополнительным аргументом в пользу оценки соглашения как мнимой сделки послужило то, что в нарушение пункта 1 статьи 807 ГК РФ отсутствовал факт передачи денежных средств от кредитора к заемщику.

Комментарий

По общему правилу гражданско-правовой договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (пункт 1 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ). Такой договор является консенсуальным.

Однако ряд договоров (их называют реальными) считается заключенным с момента передачи денег или других вещей вне зависимости от того, когда оферент получил акцепт. К таким договорам относится и договор займа (пункт 1 статьи 807 ГК РФ).

Поэтому в случае, если договор займа был подписан, но денежные средства по нему не перечислялись, он не признается заключенным. Однако при рассмотрении комментируемого дела в схожей ситуации соглашение, содержащее элементы договора займа, было признано недействительным.

Открытое акционерное общество "Ивэнергомаш" (далее - ОАО) обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Инвестиционная фирма "Акцепт-инвест" (далее - ООО) о признании недействительным (ничтожным) соглашения от 12.01.2000 о прекращении обязательства новацией.

Иск заявлен в связи с тем, что, по мнению истца, указанное соглашение является мнимой сделкой.

Суд первой инстанции решением от 19.10.2004 удовлетворил заявленное требование, придя к выводу, что соглашение от 12.01.2000 заключено для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия. При этом суд руководствовался пунктом 1 статьи 170 ГК РФ. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Федеральный арбитражный суд округа, рассматривая дело по жалобе ЗАО "Гринвест" (далее - ЗАО), не привлеченного к участию в деле, оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Как установил суд, 12.01.2000 ОАО и ООО заключили соглашение о прекращении обязательства новацией, содержащее договоренность о прекращении первоначального заемного обязательства, оформленного в виде соглашения от 05.01.1999 на сумму основного долга в размере 4495576 рублей 07 копеек и начисленных процентов за пользование займом в размере 8991152 рублей 14 копеек, путем замены его на новое заемное обязательство на следующих условиях: основная сумма займа составляет 13486728 рублей 21 копейку; проценты за пользование заемными средствами составляют 200 процентов годовых, начисляются и погашаются ежемесячно.

Таким образом, стороны договорились об отнесении к сумме займа неуплаченных процентов и о начислении на сумму процентов новых процентов по ставке, превышающей в четыре раза действовавшую на тот момент ставку рефинансирования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).

Проанализировав материалы дела и вышеуказанную норму ГК РФ, суд округа пришел к выводу о том, что в соглашении от 12.01.2000 не произведена замена первоначального заемного обязательства, оформленного соглашением от 05.01.1999, новым обязательством; не предусмотрен иной предмет обязательства либо иной способ его исполнения.

Согласно пункту 1 статьи 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Однако предмет как первоначального, так и нового обязательства был один и тот же: обязанность уплатить деньги. Способ исполнения также не менялся.

В силу положений статьи 807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Как следует из текста соглашения от 12.01.2000 и подтверждается сторонами сделки, займодавец не передавал и не намеревался передать заемщику денежные средства в сумме 8991152 рублей 14 копеек.

При таких обстоятельствах кассация согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что соглашение от 12.01.2000 является мнимой сделкой, совершенной без намерения создать правовые последствия.

Однако тот факт, что денежные средства по соглашению от 12.01.2000 не передавались, на основании пункта 1 статьи 807 ГК РФ говорит лишь о его незаключенности.

Согласно пункту 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Исходя из этого, по мнению суда округа, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требование о признании соглашения от 12.01.2000 недействительным (ничтожным).

Между тем представляется, что это соглашение является ничтожным в силу статьи 168 ГК РФ, по которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В своей жалобе ЗАО указывало, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, поскольку в результате заключения договоров уступки права требования от 24.10.2001 и от 23.03.2004 ООО, а затем ООО "Сталь-Инвест-Иваново" выбыли из обязательства, и правообладающим лицом стал новый кредитор - ЗАО. По указанным договорам было уступлено право требования с должника - ОАО задолженности в размере 39244168 рублей 16 копеек, установленной Определением Арбитражного суда Ивановской области по делу N 253/1-Б. Указанное требование основано, в том числе на соглашении от 12.01.2000. При таких условиях суд не применил подлежащие применению статьи 382, 384, 386 ГК РФ и не решил вопрос о замене ненадлежащего ответчика или о привлечении к делу второго ответчика. ОАО ранее предъявлял иск к ООО о признании спорного соглашения ничтожным, и в связи с отказом от иска производство по делу N 140/10-124/20/10 в части этого соглашения было прекращено Определением суда от 13.02.2003. Суд неправильно истолковал статью 414, не применил статьи 307, 818, подлежащие применению, и применил статьи 807, 810 ГК РФ, хотя спорное соглашение является договором новации, а не договором займа. Вывод о ничтожности сделки в силу того, что сделка мнимая и отсутствуют правовые последствия ее заключения, противоречит материалам дела. Требования ООО, основанные на соглашении от 12.01.2000, рассмотрены в рамках дела о банкротстве ОАО и Определением от 11.04.2001 включены в реестр требований кредиторов.

ОАО в отзыве и устно в судебном заседании отклонило доводы кассационной жалобы, просило оставить в силе оспариваемые судебные акты как законные и обоснованные, пояснив следующее. Исковые требования ОАО к ООО по делу N 124/20/10 не совпадают по предмету и основаниям с настоящим иском. Утверждение ЗАО о том, что оно является кредитором ОАО, следует считать спорным, так как в рамках дела N 253/1-Б заявление ЗАО, ООО "Ивановская управляющая компания", ООО "Славянский дом и К" о включении в реестр требований кредиторов с суммой требования в размере 39244168 рублей 16 копеек не рассмотрено и производство по делу приостановлено. Представленный в материалы дела договор уступки права требования от 23.03.2004 не отвечает требованиям статьи 432 ГК РФ, поскольку в нем не определен предмет договора. В нарушение статьи 414 ГК РФ в соглашении от 12.01.2000 не предусмотрено изменение предмета или способа исполнения обязательства, а лишь замена одного заемного обязательства другим заемным обязательством на аналогичных условиях. Ни одна из сторон не исполнила обязательства по данному соглашению. В соглашение незаконно включено условие о выплате процентов за пользование займом в размере 200 процентов годовых, а также о начислении процентов на проценты. Соглашение от 12.01.2000 подписано в целях осуществления дарения имущественного права требования к ОАО в преддверии процедуры банкротства, что является нарушением статей 423 и 575 ГК РФ.

ООО в отзыве и устно в судебном заседании также просило оставить решение суда без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, поскольку соглашение от 12.01.2000 является ничтожной сделкой в силу нарушения статей 10, 53, 168, 414, 423, 575 ГК РФ. Кроме того, по его мнению, договор уступки права требования от 23.03.2004, подписанный между ООО "Сталь-Инвест-Иваново" и ЗАО, считается незаключенным, так как в нем не определен предмет договора. 22.03.2004 ООО "Сталь-Инвест-Иваново" уже уступило право требования ООО "Промтехпоставка". Поэтому притязания заявителя жалобы являются несостоятельными. В силу статьи 166 ГК РФ оснований для привлечения к участию в деле ЗАО и иных лиц не имелось. Независимо от наличия судебного акта о ничтожности сделки все участники гражданского оборота, в том числе ее совершившие, должны исходить из того, что сделка являлась ничтожной и не породила никаких прав и обязанностей.

Суд кассационной инстанции не принял во внимание доводы ЗАО, поскольку ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166 ГК РФ). Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункт 1 статьи 167 ГК РФ). Поэтому решение суда о признании недействительным соглашения от 12.01.2000, заключенного ОАО и ООО, не может рассматриваться как судебный акт, принятый о правах и обязанностях ЗАО.

32. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа

от 17.03.2005 N Ф04-1379/2005(9359-А03-13)

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты по делу без изменений, так как соглашение, заключенное между истцом и ответчиком в 1993 году, не могло противоречить статье 38 Бюджетного кодекса РФ, вступившего в силу 01.01.2000, и соответствовало законодательству, действовавшему в момент его заключения.

Комментарий

При разрешении данного дела суды первой и апелляционной инстанций по заявлению ответчика применили срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Согласно этой норме ГК РФ в ныне действующей редакции срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Однако эта редакция действует лишь со дня вступления в силу Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ "О внесении изменений в статью 181 части 1 ГК РФ", то есть с 25.07.2005. До этого момента, в том числе и в период рассмотрения комментируемого дела, действовала следующая редакция пункта 1 статьи 181 ГК РФ: иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

По данному делу открытое акционерное общество "Поспелихинский элеватор - ПОЭЛ" (далее - Элеватор) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к открытому акционерному обществу "Алтайзернопродукт" (далее - ОАО) о признании соглашения N 8 от 15.10.93, заключенного акционерным обществом "Алтайзернопродукт" с Поспелихинским элеватором о предоставлении бюджетной ссуды в части уплаты процентов, недействительным.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, привлечены Министерство финансов РФ (далее - Министерство), Управление Федерального казначейства по Алтайскому краю.

Как следует из материалов дела, на основании соглашения N 8 от 15.10.93 акционерное общество "Алтайзернопродукт" (реорганизовано в ОАО) из выделенной Министерством и Федеральной контрактной корпорацией "Росхлебопродукт" (далее - ФКК) бюджетной ссуды перечислило Элеватору на его бюджетный счет 250000 неденоминированных рублей для оплаты зерна и маслосемян урожая 1993 года. Элеватор в пункте 2 оспариваемого соглашения обязался использовать выделенные средства строго по целевому назначению, а также возвратить полученную сумму, включая 10 процентов годовых за пользование бюджетной ссудой, в срок до 01.12.93.

Полагая, что у ответчика отсутствует право предоставлять денежные средства под проценты в силу статьи 38 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ), истец обратился в суд с настоящим требованием.

Решением от 16.09.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 30.11.2004, в удовлетворении требований отказано.

Принимая решение, суд указал, что БК РФ введен в действие с 01.01.2000, следовательно, на момент заключения спорного соглашения данный нормативный акт не действовал и не имеет обратной силы, в связи с чем соглашение от 15.10.93 в момент его заключения не могло противоречить нормам БК РФ. Кроме того, суд, в связи с заявлением ответчика, применил положение о сроке исковой давности, установленное пунктом 1 статьи 181 ГК РФ в корреспонденции с пунктом 3 статьи 42 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, действовавшим на момент заключения соглашения.

Суд кассационной инстанции посчитал, что суды полно исследовали все доводы и возражения, представленные сторонами, и пришел к выводу о том, что отказ в удовлетворении иска о признании недействительным соглашения в части уплаты процентов является законным и обоснованным в связи со следующим.

В своей жалобе Элеватор полагал, что суд не учел положения статьи 8 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 159-ФЗ "О введении в действие БК РФ", согласно которым в данном споре должны применяться нормы БК РФ (статья 38).

Согласно статье 38 БК РФ принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные средства выделяются в распоряжение конкретных получателей бюджетных средств с обозначением направления их на финансирование конкретных целей. Любые действия, приводящие к нарушению адресности предусмотренных бюджетом средств либо к направлению их на цели, не обозначенные в бюджете при выделении конкретных сумм средств, являются нарушением бюджетного законодательства Российской Федерации.

По мнению суда округа, суд апелляционной инстанции обоснованно сослался на то, что соглашение не нарушает положений статьи 38 БК РФ.

Также кассация отметила, что условия соглашения не могли противоречить норме права, не существовавшей в природе на момент заключения соглашения.

Что касается ссылки Элеватора на статью 8 Федерального закона "О введении в действие БК РФ", то по этой норме БК РФ применяется к бюджетным правоотношениям, возникшим после введения его в действие. По бюджетным правоотношениям, возникшим до введения в действие БК РФ, он применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие. К отношениям, возникшим из договоров, одной из сторон которых является орган государственной власти и управления или орган местного самоуправления, в том числе из договоров (контрактов), заключенных на поставку продукции, выполнение работ и оказание услуг, а также к отношениям по предоставлению бюджетных ссуд, кредитов и бюджетных инвестиций, которые возникли и не прекратились до 1 января 2000 года, применяются нормы БК РФ.

По обжалуемому соглашению Элеватор должен был вернуть деньги и уплатить проценты в срок до 01.12.93, что, видимо, он и сделал, поскольку встречные требования о взыскании с него этих сумм не заявлялись ответчиком.

Следовательно, на отношения, вытекающие из соглашения N 8 от 15.10.93, действие БК РФ не распространяется.

Кроме того, во исполнение Указа Президента РФ "О формировании федеральных и региональных продовольственных фондов в 1993 году" N 218 от 12.02.93 Министерством были предусмотрены денежные средства, которые по соглашению с ФКК предоставлялись последней. В свою очередь, ФКК предоставляла ссуды заготовительным организациям с уплатой процентов либо без них.

В материалах дела имеется соглашение N 12-Л от 02.04.93, согласно которому ФКК предоставила ответчику по настоящему делу ссуду на условиях беспроцентности, 13.10.93 аналогичная по цели использования ссуда была предоставлена ответчику с условием возврата полученной суммы с уплатой 10 процентов годовых. Уплата процентов в размере 10 процентов годовых за кредит предусмотрена пунктом 4 названного Указа Президента РФ.

Суд апелляционной инстанции правомерно указал на то, что истец не доказал предоставления ФКК кредита ОАО в сумме 250 миллионов рублей без взимания процентов.

33. Постановление ФАС Поволжского округа

от 01.11.2005 N А72-9544/2004-21/37-6

Суд округа отменил судебные акты по делу, приняв в части требований новое решение об их удовлетворении, а в другой части - отправив дело на новое рассмотрение, так как судебные инстанции не учли требования статей 312 и 807 Гражданского кодекса РФ.

Комментарий

В комментируемом Постановлении рассматривался вопрос о включении в реестр требований кредиторов третьей очереди в связи с принятием судом решения о признании должника - открытого акционерного общества "Завод "Искра" (далее - завод "Искра") банкротом и открытия конкурсного производства.

В силу пункта 4 статьи 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередности: в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также компенсация морального вреда; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений по авторским договорам; в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами. При этом требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.

Кредитор - открытое акционерное общество "Ульяновский механический завод" (далее - УМЗ) обратился в суд на основании следующих норм:

- пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве, согласно которому с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в пункте 1 статьи 134 этого Закона, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства, и

- статьи 137 Закона о банкротстве, в соответствии с пунктом 1 которой при определении размера требований кредиторов третьей очереди учитываются требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

Итак, в рамках рассмотрения дела о банкротстве завода "Искра" УМЗ предъявило к заводу "Искра" требование о включении в реестр требований кредиторов должника третьей очереди в сумме 34457800 руб. 09 коп. В порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), кредитор увеличил размер требований до 38346599,94 руб.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 10.04.2005 завод "Искра" признан несостоятельным, и в отношении него открыто конкурсное производство. Сведения о введении процедуры конкурсного производства были опубликованы в "Российской газете" от 30.04.2005. В связи с этим УМЗ обратился в суд со своим требованием.

Из анализа материалов дела следует, что в целях реализации программы мероприятий по выводу завода "Искра" из кризисного экономического положения между заводом "Искра" и Федеральным государственным унитарным предприятием "Ульяновский механический завод" (далее - ФГУП "УМЗ") подписан договор долгосрочного займа от 02.11.2001 N 177.

Согласно п. 1.1 договора займодавец (ФГУП "УМЗ") предоставляет заемщику (завод "Искра") денежные средства в сумме 100000000 руб. на срок до 31.12.2006 с начислением 9,25% годовых. Пунктом 2.2 договора стороны согласовали, что заем предоставляется по письменным заявкам заемщика о перечислении денежных средств третьим лицам. Письменные заявки заемщика являются неотъемлемой частью договора. Фактом, подтверждающим передачу заемных средств, являются копии платежных поручений или иного финансово-расчетного документа, подтверждающих оплату за заемщика (п. 2.3 договора).

В период с 30.11.2001 по 28.05.2003 завод "Искра" направил письменные заявки в адрес займодавца, в которых со ссылкой на договор займа от 02.11.2001 N 177 просил перечислить денежные средства своим контрагентам по договорам, а также погасить задолженности по своим налоговым обязательствам. На основании данных писем, которые признаются неотъемлемой частью договора займа от 02.11.2001 N 177, ФГУП "УМЗ" производило перечисление денежных средств указанным заемщиком лицам.

Факт перечисления денежных средств и их зачисление на счета третьих лиц, указанных в письменных обращениях заводом "Искра", подтверждается платежными поручениями за период с 30.11.2001 по 09.04.2002 и не оспаривается должником. Письмами ОАО "Орбита", ОАО "Завод "Автосвет", ОАО "Кировский завод по обработке цветных металлов", ОАО "Котовский лакокрасочный завод", ООО "База Электроники", ОАО "Металлургический завод "Электросталь", ООО МНП "Химик", ОАО "Поликонд", Ульяновской региональной компании, ЗАО "ЭГИЭЛ", ОАО "Подольский химико-металлургический завод", ОАО "Чувашкабель", ГП "Завод тугоплавких металлов", ООО "Росхим", ОАО "Кузнецкий завод конденсатов", ЗАО "Торговый дом "Северсталь-Инвест", ОАО "Ангстрем", ОАО "Компания "Славич", ОАО "Донской завод радиодеталей", ООО "Спец Тех Мае", ЗАО "Химреактив", ЗАО "Каустик", ОАО "Ресурс", ОАО "Ульяновскэнерго", ООО "Кольчугинская металлургическая компания" подтверждается получение денежных средств от УМЗ за завод "Искра" по его письмам, где последним от названных лиц была получена продукция.

Актом сверки по состоянию на 01.01.2004, подписанным между УМЗ и заводом "Искра", задолженность последнего (заемщика) составила 34457800 руб. 09 коп.

Определением от 26.07.2005 суд первой инстанции признал правильными возражения конкурсного управляющего и отказал в удовлетворении требований завода о включении его в реестр требований кредиторов должника.

Постановлением апелляционной инстанции от 06.09.2005 Определение суда оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа отменил все принятые по делу судебные акты, принял новое решение: включить в реестр требований кредиторов завода "Искра" третьей очереди требование УМЗ частично в размере 34457800 руб. 09 коп. В части требований УМЗ в размере 3888799 руб. 85 коп. суд округа направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда в ином составе судей. Такое Постановление принято в связи со следующим.

Согласно пункту 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Поэтому предъявление не подтвержденных судебным актом требований кредиторов, выступающих в деле о банкротстве, признается одним из способов судебной защиты гражданских прав.

Для подтверждения размера своих требований УМЗ представил доказательства того, что он перечислил денежные средства в сумме 34457800 руб. 09 коп. на основании договора займа от 02.11.2001 N 177, заключенного с заводом "Искра", контрагентам последнего, в том числе письма этих контрагентов.

По этой причине и в силу статьи 312 ГК РФ, по которой, если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом и несет риск последствий непредъявления такого требования, УМЗ исполнил обязательства по предоставлению займа надлежащим лицам, указанным заемщиком.

В связи с этим кассация отметила, что суды двух инстанций, проверяя обоснованность заявления конкурсного кредитора, без учета имеющихся в деле доказательств, не опровергнутых должником и конкурсным управляющим, дали неправильную классификацию обязательственным отношениям сторон.

Также суд округа обратил внимание на то, что вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ должник каких-либо доказательств, подтверждающих прекращение денежного обязательства по займу, не представил.

Суды двух инстанций без учета имеющихся в деле доказательств и их надлежащей оценки сделали ошибочный вывод о незаключенности договора займа.

Согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или иных вещей, определенных родовыми признаками.

Сам факт отсутствия в некоторых платежных поручениях оснований платежа не исключает иных доказательств, явно свидетельствующих о наличии заключения между сторонами договора займа. Кроме этого, иных договоров между сторонами не заключалось.

В развитие подписанного договора займа заемщиком направлялись письменные обращения в адрес УМЗ, в которых содержались ссылки на указанный договор, вследствие чего УМЗ перечислял денежные средства контрагентам завода "Искра", а также была погашена задолженность должника по налоговым обязательствам.

Следовательно, стороны в качестве основания для передачи и получения денежных средств использовали договор займа от 02.11.2001.

Вместе с тем сам факт получения денежных средств не оспаривается и конкурсным управляющим, при этом последним делается ссылка, что данные хозяйственные операции являются самостоятельными. Данный довод арбитражного управляющего противоречит наличию имеющихся в деле письменных доказательств и воле сторон, направленной на исполнение только договорного обязательства.

В соответствии с пунктом 4 статьи 170 АПК РФ в мотивировочной части решения должны быть, в частности, указаны: доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

В силу пункта 2 статьи 271 АПК РФ в Постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть, в том числе указаны обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии Постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

По мнению суда округа, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций в нарушение указанных выше норм АПК РФ, принимая судебные решения, не дали аргументированных обоснований и не мотивировали, почему оплаты, производимые УМЗ по письмам должника со ссылкой на договор займа, не могут подтверждать наличие заемных отношений.

На основании писем завода "Искра" от 21.02.2002 N 306, от 15.03.2002 N 443, от 18.04.2002 N 687, N 683 от 07.05.2002, N 759 от 20.05.2002, N 827 от 16.12.2002, N 2067 от 17.06.2002, от 18.07.2002 N 1177, от 10.09.2002 N 1502, от 19.09.2002 N 1563, от 02.10.2002 N 1810 и от 30.08.2002 N 1448, в которых имеются непосредственные указания на договор займа от 02.11.2001 N 177, УМЗ произвел перечисление платежей за завод "Искра" в целях исполнения обязанностей последнего по уплате налогов и обязательных платежей за период с 30.11.2001 по 04.01.2003. Справкой Управления Федеральной налоговой службы России по Ульяновской области от 16.02.2005 N 16-07/828 подтверждается, что оплаты в сумме 21945559,50 руб. отражены в карточке лицевых счетов по налогам завода "Искра". Таким образом, завод "Искра" распорядился полученными заемными денежными средствами в сумме 21945559,50 руб. по собственному усмотрению, которые учтены налоговыми органами за общество, и, соответственно, последний обязан возвратить их заимодавцу.

Как указала кассация, не учтены судами и те обстоятельства, что договоры купли-продажи от 07.12.2001 NN 32, 33, по которым ОАО "Российская электроника" продает ФГУП "УМЗ" (ныне - УМЗ) принадлежащие ему акции эмитента - завода "Искра", за которые механический завод оплачивает денежные средства, являются самостоятельными сделками и не имеют какого-либо правового отношения к обязательствам завода "Искра" возвратить полученные средства займодавцу - УМЗ. Судебная инстанция, ссылаясь на договоры продажи акций, не указала их взаимосвязь с договором займа. Суд апелляционной инстанции, проверяя законность и обоснованность судебного решения, не указал мотивов, по которым отклонил доводы УМЗ по факту направления в его адрес заемщиком писем, в которых завод "Искра" непосредственно делал ссылки на договор займа от 02.11.2001 N 177.

В связи с изложенным суд округа сделал вывод, что анализ имеющихся в деле документов свидетельствует о принятии судебных актов в части требований в сумме 34457800,09 руб. без учета норм материального права и без всестороннего исследования обстоятельств дела.

Требования УМЗ в части 3888799,85 руб., увеличенные в порядке статьи 49 АПК РФ, также основанные на письмах завода "Искра" и представленных УМЗ платежных поручениях за период с 19.01.2004 по 19.02.2004, подлежат оценке при новом рассмотрении дела.

34. Постановление ФАС Поволжского округа

от 29.09.2005 N А12-6654/05-С35

Постановлением Федерального арбитражного суда округа оставлено в силе решение, которым с ответчика взыскана задолженность по договору беспроцентного займа, на основании статей 309, 314, 807, 810 Гражданского кодекса РФ, поскольку суд пришел к выводу, что ответчик своих обязательств по возврату полученных денежных средств не выполнил.

Комментарий

Как видно из комментируемого Постановления, между истцом - обществом с ограниченной ответственностью "ВМУ-2 Южсантехмонтаж-Плюс", г. Волгоград, и ответчиком - обществом с ограниченной ответственностью "Южсантехкомплект", г. Волгоград, были заключены договоры беспроцентного займа.

Однако по общему правилу (пункт 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ) займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Таким образом, если в договоре займа не указано, какой он - процентный или беспроцентный, то в большинстве случаев он будет считаться процентным, и проценты будут начисляться в соответствии с приведенной нормой ГК РФ.

Но в некоторых случаях договор займа предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное (пункт 3 статьи 809 ГК РФ). Это имеет место, когда договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон и когда по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками.

Итак, по данному делу истец обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к ответчику о взыскании задолженности в сумме 389224 руб. 97 коп. Иск заявлен в связи с тем, что ответчик не возвратил истцу указанную сумму денежных средств.

Решением от 04.05.2005 арбитражный суд иск удовлетворил в полном объеме.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялись.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены судебного акта по следующим причинам.

Как следует из материалов дела, между истцом (займодавцем) и ответчиком (заемщиком) заключены договоры беспроцентного займа N 43 от 26.05.2004, N 44 от 27.05.2004, N 45 от 31.05.2004, N 46 от 04.06.2004, N 47 от 07.06.2004, в соответствии с которыми займодавец предоставил заемщику заем путем перечисления денежных средств на его расчетный счет третьими лицами - дебиторами займодавца по его письменным просьбам.

Из указанного видно, что истец соединил в своем исковом заявлении несколько требований по нескольким договорам займа на основании пункта 1 статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), в силу которого истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам.

Факт предоставления беспроцентного займа подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком. Однако обязательства по возврату заемных денежных средств ответчиком исполнены ненадлежащим образом. Наличие задолженности в сумме 389224 руб. 97 коп. подтверждено материалами дела и не было оспорено ответчиком.

При таких обстоятельствах, как указал суд округа, арбитражный суд в соответствии со статьей 309 ГК РФ, по которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями, и статьей 314 ГК РФ, согласно которой, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода; в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства, признал обоснованными требования истца и взыскал с ответчика задолженность в сумме 389224 руб. 97 коп.

При вынесении решения суд первой инстанции также руководствовался следующими нормами ГК РФ:

- пунктом 1 статьи 807 ГК РФ, в соответствии с которым по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества, и

- пунктом 1 статьи 810 ГК РФ, по которой заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Суд кассационной инстанции не согласился с доводом кассационной жалобы ответчика о том, что он не был извещен о времени и месте судебного разбирательства.

Как следует из протокола предварительного судебного заседания от 28.04.2005, в судебном заседании участвовал представитель ответчика по доверенности. Наличие в протоколе предварительного судебного заседания подписи представителя ответчика по доверенности об объявлении ему определения о назначении дела к судебному разбирательству в судебном заседании арбитражного суда на 04.05.2005 в 12 час. 10 мин. свидетельствует о надлежащем извещении ответчика в соответствии с требованиями статей 121, 123 АПК РФ.

Доводы кассационной жалобы о нарушении арбитражным судом требований статей 8, 9, 131, 135 АПК РФ суд округа признал несостоятельными. Ответчик через своего представителя по доверенности был извещен о времени и месте судебного разбирательства, имел возможность в соответствии со статьей 131 АПК РФ представить отзыв на исковое заявление и обеспечить участие своего представителя в судебном разбирательстве.

Доверенность юрисконсульта была отменена заявлением директора ответчика от 01.08.2005, поступившим в суд 02.08.2005. Следовательно, до указанной даты доверенность представителя действовала и наделяла его определенными полномочиями.

Довод кассационной жалобы о том, что арбитражным судом принято решение без учета встречных денежных требований ответчика по договору аренды недвижимого имущества с оборудованием N 2 от 01.04.2004, заявленных еще до принятия арбитражным судом иска о взыскании займа, по мнению кассации, не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.

Истцом в суд кассационной инстанции представлены исковое заявление ответчика к истцу о взыскании 261592 руб. задолженности по договору аренды недвижимого имущества с оборудованием N 2 от 01.04.2004 и процентов за пользование чужими денежными средствами и определение Арбитражного суда Волгоградской области о принятии данного искового заявления и возбуждении производства по делу. Таким образом, ответчик обратился в арбитражный суд с самостоятельным исковым требованием о взыскании с истца задолженности. Следовательно, отсутствуют основания для зачета встречного однородного требования ответчика в порядке статьи 410 ГК РФ.

В то же время ответчик вправе был предъявить истцу встречный иск для рассмотрения его совместно с первоначальным иском на основании статьи 132 АПК РФ, поскольку в силу пункта 3 этой статьи встречный иск принимается арбитражным судом в случае, если:

1) встречное требование направлено к зачету первоначального требования;

2) удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;

3) между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела.

35. Постановление ФАС Поволжского округа

от 16.08.2005 N А12-35265/04-С40

Федеральный арбитражный суд округа оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций, которыми истцу отказано в иске о признании недействительным договора товарного кредита, поскольку истец в нарушение статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" и статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ не доказал, что его права и законные интересы акционера нарушены заключенным договором.

Комментарий

В случае, если гражданское право того или иного лица нарушено, это лицо может защищать свое право определенными способами, установленными в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). При этом в силу статьи 11 ГК РФ защита гражданских прав может осуществляться в суде в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, или в административном порядке.

Однако при подаче иска в арбитражный суд не стоит забывать требование части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), согласно которой заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Причем на основании части 1 статьи 65 АПК РФ факт нарушения прав и законных интересов должен быть доказан истцом. В противном случае арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении иска, как это произошло по данному делу.

По данному делу в Арбитражный суд Волгоградской области обратился гражданин Г. Е.Н., г. Каменск, Ростовская область, с иском к открытому акционерному обществу "Молсыркомбинат - Волжский" (далее - ОАО), г. Волжский, Волгоградская область, Обществу с ограниченной ответственностью "Саранскстройсервис" (далее - ООО), г. Саранск, третье лицо - Закрытое акционерное общество "Специализированный регистратор - Держатель реестра акционеров газовой промышленности Волгоградский - филиал "ДРАГа-Волгоград" (далее - ЗАО), г. Волгоград, о признании недействительным договора товарного кредита от 01.11.2002 N 1-11.

Иск заявлен, поскольку, по мнению истца, указанная сделка нарушает его права и законные интересы как акционера ОАО.

Иск предъявлен в арбитражный суд, поскольку в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 33 АПК РФ дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров, рассматривают арбитражные суды.

Как следует из материалов дела, 01.11.2002 между ООО (продавец) и ОАО (покупатель) был заключен договор N 1-11 товарного кредита, согласно которому продавец обязался передать в собственность покупателя имущество - компрессор винтовой аммиачный ТЕ-140 в количестве 3 штук по цене 1500000 руб. за штуку, включая НДС, общей стоимостью 4500000 руб., включая НДС. Покупатель обязался принять имущество и в срок до 01.01.2004 произвести оплату. Факт передачи компрессоров подтверждается накладными N 187 от 05.11.2002, N 191 от 14.11.2002, N 197 от 26.11.2002.

Решением от 28.03.2005 в иске отказано. Отказ мотивирован тем, что истцом не доказано, какие его права как акционера ОАО нарушены договором товарного кредита и к каким неблагоприятным последствиям привела совершенная ОАО и ООО сделка.

Суд апелляционной инстанции Постановлением от 30.05 - 06.06.2005 отказ в удовлетворении иска признал законным и обоснованным.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции правовых оснований для их отмены не нашел в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, заключенная с нарушением требований к сделке, предусмотренных этим Федеральным законом, может быть признана недействительной по иску общества и акционера.

В соответствии с пунктом 38 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера.

Согласно представленной реестродержателем справке о проведенных по состоянию на 24.02.2005 по лицевому счету N 30943 операциях указанный счет Г. Е.Н., как акционеру ОАО, открыт 16.01.2004. Следовательно, как на момент заключения договора товарного кредита, так и на момент наступления срока оплаты по договору Г. Е.Н. акционером ОАО не являлся.

Согласно части 1 статьи 4 АПК РФ право на обращение в суд с иском имеет лицо, права или законные интересы которого нарушены или оспорены.

В силу части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Однако, как отметила кассация, доказательства, подтверждающие нарушение прав и законных интересов акционера, истцом не представлены. Не представлены и доказательства, подтверждающие наступление для истца неблагоприятных последствий в результате заключения ООО и ОАО договора товарного кредита.

Вывод о неправомерности принятых по делу судебных актов истец обосновывал тем, что договор товарного кредита нарушил его права как акционера, поскольку, приобретая акции, он предполагал получать прибыль в виде дивидендов, а вместо этого ответчик получил долг, выплата которого может привести ОАО к банкротству.

Между тем, согласно балансу ОАО по состоянию на 01.01.2004, размер его активов значительно превышает сумму его кредитных обязательств. В силу этого, по мнению суда округа, довод истца о возможности банкротства ОАО в результате совершения сделки товарного кредита является несостоятельным. Кроме того, ОАО, имея прибыль от хозяйственной деятельности, вправе принять решение о невыплате дивидендов, которые гарантированным источником дохода акционера не являются.

36. Постановление ФАС Поволжского округа

от 11.08.2005 N А55-13203/04-45

Кассационная инстанция оставила в силе Постановление суда апелляционной инстанции, которым изменено решение суда по данному делу и иск удовлетворен в части признания договора недействительным. При этом судебные инстанции руководствовались статьями 69 и 76 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Комментарий

Прокурор Самарской области, г. Самара, обратился в Арбитражный суд Самарской области к Администрации Большеглушицкого района Самарской области (далее - Администрация), с. Большая Глушица, крестьянско-фермерскому хозяйству "Корбан" (далее - хозяйство), Самарская область, с иском о признании недействительным (ничтожным) кредитного договора от 20.04.2004 и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Прокурор мотивировал исковые требования тем, что кредитный договор от 20.04.2004 не соответствует статье 76 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ), является недействительным (ничтожным) и суду следует применить последствия недействительности ничтожной сделки, обязав заемщика возвратить кредитные средства в соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Как видно из материалов дела, между ответчиками заключен кредитный договор от 20.04.2004, в соответствии с которым хозяйству предоставлен заем в сумме 20500 руб. на срок до 01.10.2004 для осуществления посевной.

В обеспечение исполнения заемщиком кредитного обязательства между теми же сторонами заключен договор о залоге от 20.04.2004, по которому хозяйством передано в залог имущество - УАЗ 3303 бортовой общей стоимостью 25000 руб.

Как установлено судами, кредитный долг возвращен заемщиком 30.09.2004.

Решением от 24.12.2004 арбитражный суд отказал в удовлетворении иска, указав на то, что оспариваемый договор является договором займа, поэтому отсутствуют основания для признания его не соответствующим статье 76 БК РФ. К правоотношениям сторон нормы БК РФ неприменимы. Кредитный договор соответствует закону.

Постановлением апелляционной инстанции от 30.03.2005 решение от 24.12.2004 изменено: исковые требования удовлетворены в части признания договора от 20.04.2004 недействительным (ничтожным). В остальной части решение оставлено без изменения.

Изменяя решение, суд апелляционной инстанции со ссылкой на статьи 76 (п. 2, 4), 139 (п. 2) БК РФ указал на то, что указанный договор является бюджетным кредитом, не соответствует закону и является недействительной (ничтожной) сделкой.

Суд кассационной инстанции, проверив законность Постановления апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы заявителя, считает Постановление законным и не подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно статье 69 БК РФ предоставление бюджетных средств осуществляется, среди прочего, в форме бюджетных кредитов юридическим лицам (в том числе налоговых кредитов, отсрочек и рассрочек по уплате налогов и платежей и других обязательств).

При этом в силу статьи 6 БК РФ бюджетный кредит - форма финансирования бюджетных расходов, которая предусматривает предоставление средств юридическим лицам или другому бюджету на возвратной и возмездной основах.

В соответствии со статьей 76 БК РФ бюджетный кредит может быть предоставлен юридическому лицу, не являющемуся государственным или муниципальным унитарным предприятием, на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством РФ с учетом положений БК РФ и иных нормативных актов, только при условии предоставления заемщиком обеспечения исполнения своего обязательства по возврату указанного кредита (пункт 1). Бюджетный кредит предоставляется на условиях возмездности и возвратности (пункт 2). Оценка имущества, предоставленного в обеспечение получения бюджетного кредита, осуществляется в соответствии с законодательством РФ (пункт 4). Обязательным условием предоставления бюджетного кредита является проведение предварительной проверки финансового состояния получателя бюджетного кредита финансовым органом или по его поручению уполномоченным органом. Уполномоченные органы имеют право на проверку получателя бюджетного кредита в любое время действия кредита. Уполномоченные органы проводят также проверку целевого использования бюджетного кредита (пункт 6).

Также по п. 2 ст. 139 БК РФ в целях предоставления местным бюджетам субсидий для долевого финансирования приоритетных социально значимых расходов местных бюджетов в составе бюджета субъекта РФ может быть образован региональный фонд софинансирования социальных расходов. Целевое назначение, условия и порядок предоставления и расходования указанных субсидий устанавливаются законами субъекта РФ.

По мнению кассации, признавая кредитный договор недействительным (ничтожным), суд апелляционной инстанции правомерно, со ссылкой на статьи 76 (пункты 2, 4), 69 БК РФ указал на то, что поскольку средства, предоставленные заемщику по кредитному договору, являются бюджетными, то с момента заключения спорного договора юридические лица стали участниками бюджетных правоотношений. В связи с этим нормы ГК РФ к правоотношениям сторон неприменимы.

37. Постановление ФАС Поволжского округа

от 19.07.2005 N А12-35823/04-С47-V/15

Суд округа оставил без изменения Постановление апелляционной инстанции, которым отменено решение по делу и отказано в иске о признании недействительными кредитного договора и генерального соглашения о кредитной линии, поскольку требования статьи 13 Федерального закона "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг" и статья 156 Бюджетного кодекса РФ к отношениям по указанным договорам не применяются.

Комментарий

По данному делу истец - Управление Федеральной антимонопольной службы по Волгоградской области основывал свои требования о признании недействительными кредитного договора и генерального соглашения на статье 13 Федерального закона от 23.06.1999 N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг" (далее - Закон о защите конкуренции).

Согласно статье 1 этого Федерального закона предметом его регулирования являются отношения, влияющие на конкуренцию на рынке ценных бумаг, рынке банковских услуг, рынке страховых услуг и рынке иных финансовых услуг (далее - рынок финансовых услуг) и связанные с защитой конкуренции на рынке финансовых услуг.

При этом в силу статьи 3 указанного Закона финансовая услуга - это деятельность, связанная с привлечением и использованием денежных средств юридических и физических лиц. В целях этого Закона в качестве финансовых услуг рассматриваются осуществление банковских операций и сделок, предоставление страховых услуг и услуг на рынке ценных бумаг, заключение договоров финансовой аренды (лизинга) и договоров по доверительному управлению денежными средствами или ценными бумагами, а также иные услуги финансового характера.

Необходимо также отметить, что Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", вступающим в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования, (то есть с 27.10.2006, поскольку официальный текст Закона опубликован в "Российской газете" 27 июля 2006 года), Закон о защите конкуренции признан утратившим силу.

По данному делу истец обратился в арбитражный суд с иском к Администрации г. Волжского (далее - Администрация) о признании недействительными кредитного договора N 160/03-ю от 24.11.2003 и генерального соглашения N 2 о кредитной линии от 12.03.2004, заключенных между ОАО "Банк Возрождение" (далее - банк) и муниципальным образованием г. Волжский в лице Управления финансов Администрации г. Волжского.

Исковые требования обоснованы тем, что в нарушение требований статьи 13 Закона о защите конкуренции не была выбрана финансовая организация в порядке открытого конкурса.

Решением от 16.02.2005 Арбитражного суда Волгоградской области исковые требования удовлетворены. Оспариваемые соглашения признаны недействительными (ничтожными) в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, по которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения, как противоречащих статье 13 Закона о защите конкуренции.

Постановлением апелляционной инстанции от 07.04.2005 решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано на основании статьи 13 Закона о защите конкуренции, в соответствии с которой перечень финансовых организаций, привлекаемых для осуществления отдельных операций со средствами соответствующего бюджета, определяется путем проведения открытого конкурса или открытого аукциона.

Постановление мотивировано тем, что оспариваемые сделки кредитной организации не подпадают под понятие "отдельных операций со средствами соответствующего бюджета", для осуществления которых привлекаются финансовые организации по указанной статье Закона о защите конкуренции, и спорные правоотношения не регулируются данной статьей.

Судебная коллегия кассационной инстанции пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы, в которой истец просил изменить Постановление апелляционной инстанции суда, исключив из его мотивировочной части пункты, касающиеся: утверждения о том, что поскольку оспариваемые кредитный договор и генеральное соглашение не являются банковскими операциями, указанными в ч. 1 ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", то к ним, соответственно, не применима статья 13 Закона о защите конкуренции, и утверждения о том, что в силу отсутствия в статье 13 Закона о защите конкуренции указания на конкретные операции, которые могут совершать финансовые организации с бюджетными средствами, и отсутствия такого перечня в иных правовых актах, указанная статья к спорным правоотношениям не применима.

Из материалов дела следует, что на основании Постановления Главы Администрации от 21.11.2003 N 4157 между банком и Управлением финансов Администрации 24.11.2003 заключен кредитный договор N 160/03-ю, согласно которому заемщику открывается кредитная линия с лимитом 23 млн. руб. для покупки техники для предприятий жилищно-коммунального хозяйства города.

12.03.2004 на основании Постановления Главы Администрации от 12.03.2004 N 780 между теми же лицами заключено генеральное соглашение N 2 о кредитной линии, согласно которому заемщику открыта кредитная линия с лимитом 30 млн. руб. на срок до 10.03.2005.

Согласно статье 13 Закона о защите конкуренции перечень финансовых организаций, привлекаемых для осуществления отдельных операций со средствами соответствующего бюджета, определяется путем проведения открытого конкурса.

Положения указанной статьи конкретизируют положения статьи 156 Бюджетного кодекса Российской Федерации, согласно которой кредитные организации могут привлекаться для осуществления операций по предоставлению средств бюджета на возвратной основе. При этом по общему правилу обслуживание счетов бюджета является полномочием Банка России, и лишь в случае отсутствия учреждений Банка России на соответствующей территории или невозможности обслуживания ими счетов бюджетов для выполнения этих функций привлекаются кредитные организации.

Единственная форма определения перечня финансовых организаций, привлекаемых для осуществления отдельных операций со средствами соответствующего бюджета, предусмотрена статьей 13 Закона о защите конкуренции.

По мнению кассационной инстанции, операциями со средствами соответствующего бюджета являются открытие и обслуживание счетов бюджетов, предоставление бюджетных средств на возвратной основе и т. д. Банковские операции, совершенные при предоставлении кредита ответчиком по оспариваемому договору и соглашению из своих собственных средств, не означают, что они совершались со средствами муниципального бюджета.

Следовательно, как указал Федеральный арбитражный суд округа, вывод апелляционной инстанции суда о неприменении статьи 13 Закона о защите конкуренции к оспариваемым сделкам соответствует требованиям норм материального права и фактическим обстоятельствам дела.

По мнению суда округа, также отсутствуют основания для внесения изменений в мотивировочную часть обжалуемого Постановления апелляционной инстанции.

Термин "банковские операции" определен в статье 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", используется Банком России исключительно в целях регулирования деятельности кредитных организаций.

Не всякая банковская операция может подпадать под действие статьи 13 Закона о защите конкуренции, а лишь та, которая свидетельствует о причастности к операциям именно со средствами соответствующего бюджета.

С точки зрения суда округа, апелляционная инстанция также правомерно указала в Постановлении о том, что спорные кредитные договоры фактически исполнены и расторгнуты, претензии сторон по сделкам друг к другу отсутствуют, приведение сторон в первоначальное положение в силу ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации невозможно.

38. Постановление ФАС Поволжского округа

от 02.06.2005 N А12-24045/04-С47

Решением суда первой инстанции отказано во взыскании задолженности и убытков по договорам товарного кредита, так как по условиям этих договоров возврат кредита предусмотрен в натуральном выражении - пшеницей. Суд округа отменил решение в части отказа истцу во взыскании 123000 рублей, иск в этой части удовлетворил, поскольку по трем из указанных договоров возврат кредита в натуральном выражении не был согласован сторонами, и, следовательно, на основании статей 807, 810 Гражданского кодекса РФ суммы, переданные по этим договорам истцом, должны быть взысканы в его пользу.

Комментарий

В исковом заявлении истец - общество с ограниченной ответственностью "Агропромдон" (далее - ООО), г. Ростов-на-Дону, первоначально просил взыскать с ответчика - колхозного хозяйства "Риск" (далее - КХ), п. Красноярский, Чернышковский район, Волгоградская область, сумму основного долга и сумму убытков. В ходе рассмотрения дела истец заявил ходатайство и просил дополнительно взыскать с ответчика проценты за пользование кредитом и неустойку, предусмотренную договорами. При этом истец основывался на статье 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ). Однако суд отказал в удовлетворении указанного выше ходатайства, оценив его не как изменение предмета иска, а как предъявление нового (дополнительного) требования.

Дело в том, что согласно пункту 1 статьи 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

По общему правилу изменение предмета иска представляет собой изменение материально-правовых требований, а изменение основания иска - изменение обстоятельств, на которые истец ссылается, обосновывая свои материальные требования.

В то же время такое распорядительное действие истца, как дополнение требования, статьей 49 АПК РФ не предусмотрено. Новые требования могут быть заявлены истцом только путем подачи нового искового заявления на основании статей 125, 126 АПК РФ.

По данному делу истец обратился в арбитражный суд с иском к КХ о взыскании основного долга в размере 1080000 руб. и убытков в размере 220000 руб.

В обоснование иска указано на неисполнение ответчиком условий договоров товарного кредита: N 1 от 05.01.2004, N 2 от 06.01.2004, N 3 от 07.01.2004, N 4 от 08.01.2004, N 5 от 09.01.2004, N 6 от 12.01.2004, N 7 от 22.01.2004, N 8 от 18.01.2004, N 9 от 14.01.2004, N 10 от 15.01.2004, N 11 от 16.01.2004, N 12 от 19.01.2004, N 13 от 10.01.2004, N 12 от 22.01.2004, N 14 от 21.01.2004, от 29.01.2004 б/н, от 30.01.2004 б/н.

Таким образом, истец соединил в своем исковом заявлении несколько требований по нескольким договорам на основании пункта 1 статьи 130 АПК РФ, в силу которого истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам.

До вынесения судом решения истец в порядке статьи 49 АПК РФ представил ходатайство о дополнении исковых требований. Просил взыскать с ответчика проценты за пользование кредитом в размере 32600 руб., а также неустойку, предусмотренную договорами товарного кредита, в размере 64980 руб. Судом ходатайство не удовлетворено со ссылкой на заявление дополнительного требования.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 31.12.2004 в удовлетворении иска отказано, так как по условиям договоров возврат кредита предусмотрен в натуральном выражении - пшеницей продовольственной в количестве 14000 кг по каждому договору.

В апелляционной инстанции дело не проверялось.

Суд кассационной инстанции отменил обжалуемый судебный акт в части отказа во взыскании 123000 руб., иск в этой части удовлетворил. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между сторонами оформлены вышеуказанные договоры, согласно которым истец обязался предоставить ответчику кредит в виде денежных средств на общую сумму 1080000 руб.

Истец указал, что ответчику по приходным кассовым ордерам с 5 января по 30 января 2004 г. передано 1080000 руб., однако обязательства по погашению кредита не исполнены.

В силу статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

Поскольку по условиям заключенных между сторонами договоров возврат кредита предусмотрен путем поставки пшеницы продовольственной, а не путем возврата денежных средств, то истец был не вправе требовать с ответчика взыскания в свою пользу денежных средств.

В то же время, как отметила кассационная коллегия, выводы суда в части отказа во взыскании 123000 руб., полученных ответчиком по квитанциям N 1 от 05.01.2004, N 18 от 29.01.2004 и N 19 от 30.01.2004 в рамках договоров от 05.01.2004 N 1, от 29.01.2004 б/н и от 30.01.2004 б/н, ошибочны, так как по указанным договорам возврат кредита в натуральном выражении не согласован и суммы по ним истребованы ООО.

В связи с этим и на основании пункта 1 статьи 807 ГК РФ, согласно которому по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества, и пункта 1 статьи 810 ГК РФ, по которому заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа, суд округа принял решение взыскать с ответчика 123000 руб. по договорам от 05.01.2004 N 1, от 29.01.2004 б/н и от 30.01.2004 б/н.

В остальной части, по мнению кассации, судебный акт правомерен как соответствующий условиям заключенных договоров и материалам дела.

Довод истца о том, что суду следовало применить положения статьи 487 ГК РФ, как указал суд округа, не может служить основанием к удовлетворению кассационной жалобы, так как из представленных квитанций N 2-16 не усматривается, что денежные средства переданы ответчику в рамках договоров NN 1 - 14. В указанных квитанциях имеется ссылка на договор от 29.01.2004, однако по договору от 29.01.2004 б/н, представленному истцом, сумма значится лишь в размере 60000 руб.

В части отказа во взыскании убытков из-за просрочки возврата кредита по договорам N 1 от 05.01.2004, от 29.01.2004 б/н и от 30.01.2004 б/н судебный акт, по мнению кассации, правомерен, так как в указанных договорах срок возврата кредита не указан.

39. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 30.06.2005 N А58-3656/04-Ф02-3025/05-С2

Арбитражный суд признал вновь созданное муниципальное образование правопреемником ликвидированного муниципального образования и частично удовлетворил иск государственного унитарного предприятия о взыскании задолженности по договору целевого займа (статья 814 ГК РФ), поскольку доказательств исполнения обязательств по договору как ранее существовавшим, так и вновь созданным муниципальным образованием представлено не было. При этом довод ответчика о том, что между сторонами заключено соглашение о реструктуризации задолженности по договору, суд во внимание не принял.

Комментарий

В силу статьи 814 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа. В случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении указанных выше обязанностей займодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

Таким образом, в соответствии с этой статьей с учетом нормы пункта 1 статьи 807 ГК РФ, по которому по договору займа займодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества, в договоре целевого займа должно устанавливаться, что одна сторона передает другой стороне денежные средства или иные вещи для использования в определенных целях и последняя обязуется возвратить такую же сумму денег или аналогичные переданным вещи.

Особой разновидностью договора займа является договор товарного кредита: согласно статье 822 ГК РФ сторонами может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита). К такому договору применяются правила параграфа 2 главы 42 ГК РФ (то есть положения о кредитном договоре), если иное не предусмотрено самим договором и не вытекает из существа обязательства. Условия о количестве, об ассортименте, о комплектности, о качестве, о таре и (или) об упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров (статьи 465 - 485), если иное не предусмотрено договором товарного кредита.

Государственное унитарное финансово-кредитное предприятие "Республиканское агентство по управлению денежно-кредитными ресурсами завоза грузов при Правительстве Республики Саха (Якутия)" (далее - ГУФКП) обратилось с иском о взыскании задолженности по договору целевого займа. Иск предъявлен к муниципальному образованию "Ленский район" (далее - МО) и Министерству финансов Республики Саха (Якутия) (далее - Министерство) о взыскании 3622516 руб. 97 коп., составляющих: 2036361 руб. 25 коп. - сумма долга по договору целевого займа N 12тк от 30.07.2001, 1586155 руб. 72 коп. - проценты за пользование кредитом за период с 07.08.2002 по 06.08.2004 в размере 1/300 ставки рефинансирования за каждый день просрочки.

Иск заявлен в связи с неисполнением администрацией Ленского улуса обязательств по возврату целевого займа по договору N 12тк от 30.07.2001.

В обоснование права требования истец представил копии: договора целевого займа с графиком платежей и гарантийным письмом, акта сверки расчетов, справок задолженности по кредитам от 01.08.2001, 01.09.2001, 01.11.2001, 01.02.2002, 01.03.2002, 01.04.2002, 01.06.2006; распоряжения от 13.10.2000 N 1491-р; Постановления Правительства Республики Саха (Якутия) N 230 от 30.05.1997, расчет суммы иска. При этом ГУФПК указало, что во исполнение условий договора целевого займа предоставило администрации Ленского улуса товарный кредит продукцией производственно-технического назначения на сумму 5428461 рубль 25 копеек. В установленный договором срок заем был погашен частично на сумму 3392100 рублей. Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что при несвоевременном возврате займа администрация уплачивает неустойку в размере 1/300 действующей учетной ставки ЦБ РФ за каждый день просрочки платежа.

Учитывая, что администрация Ленского улуса была упразднена, истец, считая, что обязанными по договору целевого займа является вновь созданное МО и Правительство Республики Саха (Якутия) в лице Министерства, обратился с иском в арбитражный суд о взыскании с них оставшейся суммы займа и неустойки.

МО в отзыве на иск указало, что не состояло в договорных отношениях с истцом и не является правопреемником администрации Ленского улуса.

Возражая против заявленных требований, Министерство указало, что в соответствии с соглашением от 16.03.2004 задолженность администрации Ленского улуса перешла к МО, в связи с чем последнее является надлежащим ответчиком по делу.

Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 18.03.2005 исковые требования удовлетворены в сумме 2196924 руб. 23 коп., составляющих: 1696924 руб. 23 коп. - долг по договору займа, 500000 руб. - неустойка за счет МО. В остальной части иска и в иске к Министерству отказано. Суд первой инстанции признал МО правопреемником бывшей администрации Ленского улуса. При разрешении спора арбитражный суд учитывал также условие договора о возврате предмета займа денежными средствами, условие об ответственности заемщика за несвоевременный возврат займа, погашение ответчиком по договору N 12тк суммы 339437 рублей 2 копейки (что подтверждено платежными документами), а также несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, в связи с чем на основании статьи 333 ГК РФ подлежащая взысканию неустойка уменьшена до 500000 руб. Отказывая в иске к Министерству, суд исходил из недоказанности наличия вреда, причиненного его действиями.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не нашел оснований для отмены решения по следующим причинам.

Постановлением Правительства Республики Саха (Якутия) N 16 от 16.01.2003 "Об образовании в улусах (районах) и городе Якутске Республики Саха (Якутия) специальных ликвидационных комиссий" (с учетом дополнений и изменений от 30.01.2003), изданным во исполнение Указа Президента Республики Саха (Якутия) N 682 от 08.01.2003 "Об организационных мерах по обеспечению перехода к осуществлению местного самоуправления в Республике Саха (Якутия)", в связи с прекращением деятельности местных органов государственной власти в улусах (районах) и городе Якутске прекращены полномочия местных исполнительных органов государственной власти (упразднены).

Министерству поручено заключить с органами местного самоуправления соглашение о преемственности долговых и иных обязательств упраздняемых местных исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия).

По мнению кассационной инстанции, Арбитражный суд Республики Саха (Якутия), принимая во внимание соглашение N 38-ОТБ от 16.03.2004 между Министерством и МО на 2004 год, которым предусмотрено, что МО принимает на себя в полном объеме кредиторскую и дебиторскую задолженность администрации улуса, правомерно признал МО обязанным лицом по возврату займа по договору N 12тк от 30.07.2001.

Как видно из решения, суд первой инстанции квалифицировал спорные правоотношения сторон как отношения, обусловленные договором займа.

В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

Согласно п. 1 ст. 807, п. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Поскольку обязательство по возврату целевого займа не было исполнено надлежащим образом, суд округа отметил, что исковые требования правомерно признаны подлежащими удовлетворению.

Довод МО о том, что решение подлежит отмене в связи с заключением соглашения от 28.03.2005 между МО и ГУФПК о реструктуризации задолженности МО, кассационная инстанция не приняла. По ее мнению, заключение указанного соглашения не влияет на законность принятого решения.

40. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 03.03.2005 N А58-3280/03-Ф02-787/05-С2

Суд удовлетворил требования о взыскании с ответчика суммы неустойки в связи с несвоевременным возвратом ответчиком долга по договору займа (статьи 807, 810 ГК РФ). При этом суд признал, что неустойка в размере одного процента от суммы займа за каждый день просрочки явно несоразмерна последствиям нарушения ответчиком своего обязательства и на основании статьи 333 ГК РФ существенно уменьшил подлежащую взысканию с ответчика суммы неустойки.

Комментарий

Неустойка является одним из наиболее распространенных способов исполнения обязательств. Согласно пункту 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

При этом в силу статьи 333 ГК РФ подлежащую взысканию неустойку суд вправе уменьшить, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Но как определить, соразмерна неустойка последствиям нарушения обязательства или же нет? ГК РФ не дает ответа на этот вопрос. Решение его применительно к конкретному делу отдано на усмотрение суда.

В пункте 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" имеется следующее разъяснение: при решении вопроса об уменьшении неустойки (статья 333 ГК РФ) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание, в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т. п.).

Некоммерческое партнерство "Гильдия антикризисных управляющих Республики Саха (Якутия)" (далее - НП) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском к открытому акционерному обществу "Якутский комбинат строительных материалов и конструкций" (далее - ОАО) о взыскании 7800000 рублей, из которых 7600000 рублей - проценты за нарушение сроков возврата займа за 380 дней с 01.08.2002 по 21.08.2003 и 200000 рублей - штраф за нарушение сроков возврата займа.

Истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявил отказ от иска в части взыскания штрафа в сумме 200000 рублей.

При рассмотрении дела установлено следующее.

05.06.2002 ОАО "Саха ипотечное агентство" (займодавец) и ОАО (заемщик) заключили договор N 14 о предоставлении займа на сумму 2000000 рублей, определив, что указанная сумма займа предоставляется ответчику сроком до 01.08.2002. 06.06.2002 ОАО получило заемные средства в сумме 2000000 рублей.

25.10.2002 ОАО "Саха ипотечное агентство" и НП заключили договор цессии б/н о передачи прав кредитора по договору займа N 14 от 05.06.2002 истцу. ОАО письмом N 619 от 29.10.2002 уведомлено об уступке права требования.

21.08.2003 ответчик возвратил сумму займа истцу.

Ссылаясь на просрочку исполнения ответчика и пункт 2.7 договора займа N 14 от 05.06.2002, истец обратился в арбитражный суд с иском.

Решением от 28.10.2004 Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) производство по делу в части взыскания штрафа в сумме 200000 руб. прекращено. С ОАО в пользу НП взысканы проценты в размере 274444 руб. 45 коп. за период с 01.08.2002 по 21.08.2003, так как должник допустил просрочку исполнения по договору займа N 14 от 05.06.2002 за указанный период. В остальной части иска отказано ввиду явной несоразмерности суммы процентов последствиям нарушения обязательства. При этом размер неустойки уменьшен до ставки рефинансирования, действовавшей на день вынесения решения.

Удовлетворяя исковые требования в части, суд первой инстанции руководствовался следующими нормами:

- статьей 309 ГК РФ, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями,

- статьей 384 ГК РФ, в силу которой, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты,

- статьей 333 ГК РФ, по которой, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Правила этой статьи не затрагивают права должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 ГК РФ и права кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 ГК РФ.

Постановлением апелляции от 19.01.2005 решение оставлено без изменения, поскольку выводы первой инстанции признаны обоснованными и правомерными.

Проверив законность решения и Постановления апелляционной инстанции в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд округа не нашел оснований для отмены указанных судебных актов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Право требования возврата суммы займа передано открытым акционерным обществом "Саха ипотечное агентство" некоммерческому партнерству.

В силу статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Пунктом 1 статьи 807 ГК РФ предусмотрено, что по договору займа одна сторона передает в собственность другой стороне деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Факт передачи средств в размере, предусмотренном договором займа N 14 от 05.06.2002, Арбитражным судом Республики Саха (Якутия) установлен.

В соответствии с пунктом 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Договором займа N 14 от 05.06.2002 (пункт 1.2) срок возврата суммы займа определен до 01.08.2002. Ответчик возвратил сумму займа истцу 21.08.2003.

В силу пункта 1 статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

Пунктом 2.7 договора займа N 14 от 05.06.2002 предусмотрено, что при нарушении сроков возврата средств займа заемщик обязан уплатить займодавцу штрафные санкции в размере 10% от суммы займа и проценты в размере 1% за каждый день просрочки.

При таких обстоятельствах, как указала кассационная инстанция, вывод судов первой и апелляционной инстанций о правомерности требований истца основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции нет оснований для его переоценки.

Также, по мнению суда округа, при применении статьи 333 ГК РФ Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) принял во внимание компенсационную природу неустойки, период просрочки исполнения договорных обязательств. Размер договорной ответственности ответчика уменьшен судом до 274444 руб. 45 коп., что приближено к размеру процентов, установленных статьей 395 ГК РФ, являющихся отражением минимального размера потерь, понесенных кредитором в связи с неисполнением должником денежного обязательства.

В связи с применением судами по данному делу статьи 333 ГК РФ необходимо отметить, что указанная статья могла быть применена, поскольку проценты за нарушение срока возврата займа, которые просил взыскать истец, по своему характеру выполняют функции неустойки.

Довод ответчика о том, что проценты взысканы с него при отсутствии доказательств его вины, суд кассационной инстанции не принял. В соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Доказательств, подтверждающих невозможность исполнения обязательства по возврату суммы займа вследствие указанных обстоятельств, ОАО не представило.

Ссылка ОАО на невозможность исполнения обязательства по возврату суммы займа в связи с тем, что оно находилось на стадии банкротства в период с 16.01.2003 по 10.04.2003, суд также не принял. В силу пункта 1 статьи 405 ГК РФ должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения.

Довод ОАО о квалификации действий истца по заключению договора цессии б/н от 25.10.2002 как злоупотребления правом суд округа оценил как несостоятельный, поскольку ответчиком наличие элементов состава злоупотребления правом не подтверждено. Действия истца по заключению договора цессии охватываются реализацией истцом права, установленного статьей 421 ГК РФ. В соответствии с пунктом 3 статьи 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Также в своей кассационной жалобе ОАО ссылалось на неправильное применение статей 327, 406 ГК РФ, поскольку просрочка исполнения произошла по вине кредитора, который не сообщил ответчику банковские реквизиты.

Согласно статье 327 ГК РФ должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, в депозит суда - если обязательство не может быть исполнено должником вследствие: 1) отсутствия кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено; 2) недееспособности кредитора и отсутствия у него представителя; 3) очевидного отсутствия определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству, в частности в связи со спором по этому поводу между кредитором и другими лицами; 4) уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны. Внесение денежной суммы или ценных бумаг в депозит нотариуса или суда считается исполнением обязательства. Нотариус или суд, в депозит которого внесены деньги или ценные бумаги, извещает об этом кредитора.

В соответствии со статьей 406 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных просрочкой убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни те лица, на которых в силу закона, иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения, не отвечают. По денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора.

Однако непредоставление банковских реквизитов истцом ответчику суды не признали просрочкой кредитора, поскольку ответчик на основании статьи 327 ГК РФ вправе был внести сумму займа в депозит нотариуса, тем самым исполнив свое обязательство. В этом случае с него не могли быть взысканы проценты за нарушение срока возврата суммы займа.

41. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 01.03.2005 N А78-6726/04-С1-11/176-Ф02-530/05-С2

Арбитражный суд пришел к выводу, что заключенное сторонами соглашение о возврате ответчиком части суммы предоплаты в связи с неполным исполнением обязательств по договору подряда является в силу статьи 818 ГК РФ новацией долга в заемное обязательство, и при рассмотрении спора суд применил к отношениям сторон положения статей 807, 810 и 811 ГК РФ, взыскав с ответчика сумму долга и проценты за период просрочки.

Комментарий

Муниципальное предприятие города Читы "Служба заказчика" (далее - МП) обжаловало решение суда первой инстанции, которым его требования были удовлетворены частично: суд отказал во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, которые, по его мнению, были начислены на сумму налога на добавленную стоимость (НДС).

В связи с этим необходимо отметить, что Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) не определяет, на какую сумму (с учетом НДС или без него) начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами.

В силу пункта 1 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав налогоплательщик (налоговый агент, указанный в пунктах 4 и 5 статьи 161 НК РФ) дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг), передаваемых имущественных прав обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога (НДС).

При этом сумма НДС по приобретенным товарам (работам, услугам, имущественным правам) подлежит вычету из суммы НДС по реализованным товарам (работам, услугам, имущественным правам) в порядке, установленном НК РФ.

Таким образом, сумма НДС не является частью цены договора. Поэтому при исчислении процентов за пользование чужими денежными средствами или неустойки, определяемых от цены договора, включающей НДС, на сумму НДС проценты начислять не следует.

По данному делу МП обратилось в Арбитражный суд Читинской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Забайкальский малахит" (далее - ООО) о взыскании 25483 рублей 04 копеек, в том числе 24207 рублей суммы основного долга и 1276 рублей 04 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 16.05.2004 по 10.10.2004.

Как установлено судом, 08.05.2003 между МП (заказчик) и ООО (подрядчик) заключен договор подряда N 037-Б. В соответствии с условиями данного договора заказчик поручает, а подрядчик принимает на себя обязанности выполнить капитальный ремонт кровли жилого дома 1 по ул. Гайдара. Подробный перечень работ оформляется в проектно-сметной документации, подлежащей утверждению сторонами, и является его неотъемлемой частью. Согласно определенному сторонами порядку расчетов, стоимость работ по договору составляет на момент подписания 102905 рублей с учетом НДС в размере 17151 рубля. Цена договора может корректироваться. Пунктом 5.5 указанного договора предусмотрено, что заказчик производит предоплату в размере 40%. В соответствии с пунктом 8.2 срок окончания работ (момент подписания акта сдачи-приемки) - 01.07.2003.

Комитет по финансам администрации г. Читы платежным поручением от 22.05.2003 N 1238 перечислил на счет ООО предоплату на ремонт кровли в размере 41162 рублей.

Уведомлением от 25.06.2003 МП сообщило подрядчику о необходимости направления представителя для проверки объема выполненных работ с указанием времени и места.

В соответствии с актом проверки выполненных работ за май - июнь от 03.07.2003 сторонами установлен объем фактически выполненных работ и определена стоимость в размере 16955 рублей.

Соглашением от 16.03.2004 к договору от 08.05.2003 N 037-Б МП и ООО расторгли договор подряда.

16.03.2004 МП и ООО заключили соглашение, в соответствии с условиями которого ООО обязуется возвратить МП разницу между фактически выполненным по договору подряда от 08.05.2003 N 037-Б объемом работ и полученной в счет данного договора предоплаты в размере 24207 рублей. Оплата производится в двухмесячный срок с момента подписания соглашения.

Поскольку ООО не исполнило свои обязательства по соглашению от 16.03.2004, МП на основании статей 309, 414, 810, 811 ГК РФ обратилось с данным иском в арбитражный суд.

Решением от 02.12.2004 исковые требования удовлетворены частично. С ООО в пользу МП взыскано 24207 рублей основного долга, 1053 рубля 01 копейка процентов, 1109 рублей 47 копеек расходов по государственной пошлине, так как неисполнение ООО обязательства по договору подряда от 08.05.2003 является основанием для взыскания с ответчика убытков в заявленной сумме. В остальной части иска отказано, поскольку сумма процентов за пользование чужими денежными средствами уменьшена в связи с тем, что проценты подлежат начислению без включения в расчет суммы НДС. Удовлетворяя частично исковые требования, суд руководствовался статьями 307 - 310, 395 ГК РФ, а также:

- статьей 702 ГК РФ, согласно пункту 1 которой по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его;

- статьей 711 ГК РФ, в силу пункта 1 которой, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок либо с согласия заказчика досрочно;

- статьей 715 ГК РФ, по пункту 1 которой заказчик вправе во всякое время проверять ход и качество работы, выполняемой подрядчиком, не вмешиваясь в его деятельность;

- статьей 717 ГК РФ, в соответствии с которой, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность принятого по делу решения не проверялись.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к выводу о том, что решение подлежит изменению в части начисления суммы процентов за пользование чужими денежными средствами. Исковые требования в данной части подлежат удовлетворению в полном объеме за период с 16.05.2004 по 10.10.2004 в сумме 1276 рублей 04 копеек.

Из материалов дела следует, что МП обратилось с иском о взыскании суммы долга на основании статей 309, 414, 810, 811 ГК РФ. Арбитражный суд Читинской области, правильно установив имеющие значение для дела обстоятельства, пришел к ошибочному выводу о том, что с ответчика подлежат взысканию убытки в связи с неисполнением договора подряда.

В соответствии со статьей 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).

Согласно статье 818 ГК РФ по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством. Замена долга заемным обязательством осуществляется с соблюдением требований о новации (статья 414) и совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

МП и ООО в связи с неисполнением последним обязательств по договору подряда изменили первоначальное обязательство путем расторжения договора подряда и заключения соглашения о новом обязательстве по возврату суммы предоплаты по первоначальному договору, определив срок возврата.

Из материалов дела, по мнению суда округа, бесспорно, следует, что обязательства сторон, возникшие по договору подряда, заменены заемным обязательством.

Статьей 810 ГК РФ предусмотрено, что заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Таким образом, с ООО в пользу МП подлежит взысканию сумма займа в размере 24207 руб.

В силу статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

В соответствии со статьей 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Учитывая, что срок возврата по заемному обязательству истек 16.05.2004, истец обоснованно начислил проценты за пользование чужими денежными средствами с 16.05.2004 по 10.10.2004 (срок обращения с иском в арбитражный суд).

Согласно подпункту 15 пункта 3 статьи 149 НК РФ не подлежат налогообложению на территории Российской Федерации операции по оказанию финансовых услуг по предоставлению займа в денежной форме.

На основании изложенного доводы заявителя кассационной жалобы о том, что заемные средства по соглашению от 16.03.2004 не являются объектом налогообложения, признаны судом округа обоснованными.

Довод МП о том, что суд был обязан начислить проценты по день фактической оплаты в соответствии с пунктом 3 статьи 395 ГК РФ, не был принят кассацией во внимание, так как иск рассмотрен в объеме заявленных требований в соответствии с положениями статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. МП не заявляло такого требования, поэтому суд не мог его удовлетворить.

42. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 22.02.2005 N А33-8797/04-С1-Ф02-422/05-С2

Федеральный арбитражный суд округа оставил в силе Постановление апелляционной инстанции, в соответствии с которым сумма долга по кредитному договору (статья 819 ГК РФ) была взыскана солидарно с допустившего просрочку заемщика и его поручителей (статья 361 ГК РФ). Удовлетворяя иск в отношении поручителя - акционерного общества, суд не принял во внимание доводы представителя ЗАО о том, что при одобрении договора поручительства были допущены нарушения пунктов 4 и 5 статьи 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", поскольку решение об одобрении сделки не было признано недействительным в установленном законом порядке.

Комментарий

Согласно части 1 статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) ответчик до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, вправе предъявить истцу встречный иск для рассмотрения его совместно с первоначальным иском.

При этом встречный иск принимается арбитражным судом в случае, если встречное требование направлено к зачету первоначального требования; удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела (часть 3 статьи 132 АПК РФ).

В силу части 2 статьи 132 АПК РФ предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления исков. Это означает, что встречный иск по своей форме и содержанию должен соответствовать требованиям статьи 125 АПК РФ, к нему должны быть приложены документы, установленные статьей 126 АПК РФ.

Что касается правил подачи встречного иска, то поскольку этот вопрос АПК РФ не урегулирован, он решается судами по-разному. Обычно требуется, чтобы встречный иск направлялся по почте или был подан через канцелярию соответствующего суда. Допускается предъявление встречного иска и непосредственно в судебном заседании. Однако в силу того, что согласно ст. 132 АПК РФ предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления исков, то в соответствии с п. 1 ст. 127 АПК РФ вопрос о его принятии может рассматриваться судьей до пяти дней, а если будут обнаружены нарушения требований ст. ст. 125, 126 АПК РФ, то судья имеет право оставить его без движения в соответствии со ст. 128 АПК, следовательно, имеет смысл предварительная подача встречного иска. Также в силу части 4 статьи 132 АПК РФ арбитражный суд вправе возвратить встречный иск, если отсутствуют условия, предусмотренные частью 3 этой статьи, по правилам статьи 129 АПК РФ.

Открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации" в лице Норильского отделения N 7449 (далее - Сбербанк) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Техносервис", ООО "Техносервис-плюс", закрытому акционерному обществу "Миг" (далее - ЗАО) о взыскании в солидарном порядке суммы - 9918116 рублей 12 копеек, в том числе кредита - 9861888 рублей 59 копеек, 44009 рублей 02 копеек процентов за пользование кредитом, 5508 рублей 20 копеек платы за проведение операций по ссудному счету, неустойки в сумме 6710 рублей 31 копейки.

ЗАО обратилось со встречным иском о признании недействительным договора поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003.

Заявлением от 18.08.2004 в порядке статьи 49 АПК РФ Сбербанк уменьшил сумму иска до 9755107 руб. 21 коп., в том числе сумму кредита - 9741267 руб. 16 коп., неустойку - 13840 руб. 05 коп. Данное заявление судом первой инстанции не рассмотрено.

При рассмотрении дела установлено следующее.

Между Сбербанком как кредитором и ООО "Техносервис" как заемщиком заключен кредитный договор N 386 от 31.07.2003, в соответствии с которым кредитор принял на себя обязательство по предоставлению заемщику кредита в сумме 10500000 рублей для пополнения оборотных средств на срок до 30.07.2004, а заемщик обязался возвратить сумму кредита и оплатить проценты за пользование кредитом. Пунктом 2.4 кредитного договора N 386 от 31.07.2003 определены сроки погашения выданного кредита. 26.03.2004 заемщик должен был возвратить 2100000 рублей, 26.04.2004 - 2100000 рублей, 26.05.2004 - 2100000 рублей, 26.06.2004 - 2100000 рублей, 26.07.2004 - 2100000 рублей.

Пунктом 2.8 договора предусмотрена ответственность заемщика при несвоевременном перечислении платежа в погашение кредита, процентов за пользование кредитом и платы за проведение операций по ссудному счету в виде неустойки с даты, следующей за датой наступления обязательства, установленной договором, в размере двойной учетной ставки Банка России процентов годовых, начисляемой на сумму просроченного платежа за каждый день просрочки, включая дату погашения просроченной задолженности.

Исполнение указанного договора со стороны Сбербанка в сумме 10500000 рублей подтверждается платежным поручением N 299 от 31.07.2003.

В целях обеспечения исполнения со стороны заемщика обязательств по кредитному договору между Сбербанком и ООО "Техносервис-плюс" заключен договор поручительства N 1654-ю/03 от 31.07.2003. По условиям данного договора ООО "Техносервис-плюс" приняло на себя обязательство отвечать солидарно с должником перед Сбербанком за исполнение ООО "Техносервис" всех обязательств по кредитному договору.

В целях обеспечения исполнения со стороны заемщика обязательств по кредитному договору между Сбербанком и ЗАО "Миг" также заключен договор поручительства N 1655-ю/03. По условиям данного договора ЗАО приняло на себя обязательство солидарно с должником отвечать перед Сбербанком за исполнение ООО "Техносервис" всех обязательств по кредитному договору N 386 от 31.07.2003.

Ссылаясь на то, что ООО "Техносервис" не в полном объеме исполнило возникшие из кредитного договора обязательства по возврату кредита и уплате процентов, Сбербанк обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции третьими лицами за ответчика в счет исполнения обязательств по кредитному договору перечислена сумма 784194 рубля. Поступившие после подачи иска денежные средства от ответчика истцом направлены на погашение процентов и платежей по кредиту. Как следует из расчета истца, сумма неисполненного ООО "Техносервис" обязательства по уплате основного долга по состоянию на 21.09.2004 составила 9088726 рублей 81 копейку. На сумму просроченных платежей истцом начислена неустойка в сумме 45195 рублей 31 копейки.

Решением от 28.09.2004 иск удовлетворен частично: с ООО "Техносервис" и ООО "Техносервис-плюс" солидарно взыскано 9133922 рубля 12 копеек, в том числе сумма просроченных платежей по кредиту - 9088726 рублей 81 копейка, неустойка - 45195 рублей 31 копейка, в остальной части иска отказано. Встречный иск ЗАО удовлетворен, договор поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003 признан недействительным. При этом суд исходил из того, что договор поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003 является недействительным, поскольку заключен не в соответствии с содержащимися в решении собрания акционеров ЗАО "Миг" условиями; со стороны ООО "Техносервис" имело место нарушение сроков исполнения обязательства по кредитному договору; требование Сбербанка о взыскании невозвращенной суммы кредита и договорной неустойки является обоснованным; поскольку договор поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003 является недействительной сделкой, не имеется оснований для возложения ответственности по кредитному договору на ЗАО.

Постановлением апелляционной инстанции от 08.12.2004 решение отменено в части отказа в удовлетворении первоначального иска в отношении ЗАО в сумме 9133922 руб. 12 коп. и удовлетворении встречного иска. В пользу Сбербанка с ООО "Техносервис", ООО "Техносервис-плюс" и ЗАО солидарно взыскано 9133922 рубля 12 копеек, в том числе 9088726 рублей 81 копейка просроченных платежей по кредитному договору, 45195 рублей 31 копейка неустойки, а также судебные расходы в сумме 57352 рублей 43 копеек. В удовлетворении первоначального иска в остальной части отказано. В удовлетворении встречного иска отказано, так как, по мнению апелляционной инстанции, у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания недействительным договора поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003, поскольку решение акционера соответствует требованиям части 4 статьи 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", а спорный договор поручительства заключен исполнительным органом общества в соответствии с условиями сделки, изложенными в данном решении.

Согласно статье 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено АПК РФ. При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Проверив законность Постановления апелляционной инстанции от 08.12.2004 в пределах, установленных указанной статьей, суд округа не нашел оснований для отмены указанного судебного акта в связи со следующим.

Суд апелляционной инстанции обоснованно квалифицировал отношения Сбербанка и ООО "Техносервис" как отношения, обусловленные кредитным договором, и применил положения § 2 главы 42 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Факт получения кредита в сумме 10500000 рублей материалами дела подтверждается, ответчиками не оспаривался. Задолженность ООО "Техносервис" по кредитному договору составила сумму 9088726 рублей 81 копейка и ответчиками не оспаривалась.

Со стороны ООО "Техносервис" имело место нарушение сроков исполнения обязательства по кредитному договору N 386 от 31.07.2003.

На основании пункта 2.8 кредитного договора истцом начислена неустойка в сумме 45195 руб. 31 коп. за период с 27.03.2004 по 21.09.2004 на сумму долга 9088726 руб. 81 коп. из расчета 32% годовых.

Как указал суд округа, суд апелляционной инстанции, установив сумму задолженности ООО "Техносервис" по кредитному договору N 386 от 31.07.2003 и проверив правильность расчета суммы договорной неустойки, пришел к правомерному выводу об обоснованности требований истца в части взыскания суммы кредита - 9088726 рублей 81 копейки, договорной неустойки за просрочку возврата кредита в сумме 45195 рублей 31 копейки.

По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (ст. 361 ГК РФ).

По мнению кассационной инстанции, вывод суда об обоснованности требования истца в части взыскания суммы задолженности и неустойки солидарно с ООО "Техносервис-плюс" и ООО "Техносервис" основан на правильном применении § 5 главы 23 ГК РФ, всестороннем исследовании текста договора поручительства N 1654-ю/03 от 31.07.2003 в соответствии с положениями статьи 431 ГК РФ.

В своей кассационной жалобе ЗАО указало, что договор поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003 является недействительным, поскольку заключен не в соответствии с условиями, на которых решением N 4 акционера обществу разрешено выступать поручителем.

По этому поводу кассационная инстанция отметила, что так как вывод апелляции об отсутствии у суда первой инстанции оснований для признания недействительным договора поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003 основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, мотивирован соответствием решения N 4 от 28.07.2003 акционера ЗАО требованиям пункта 4 статьи 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", соответствием оспариваемого договора поручительства условиям сделки, изложенным в решении N 4 от 28.07.2003, у кассации в силу статьи 286 АПК РФ отсутствуют основания и полномочия для его переоценки.

ЗАО в своей жалобе также ссылалось на то, что в решении N 4 от 28.07.2003 акционера ЗАО не было согласовано существенное условие договора поручительства - срок возврата суммы кредита и на пункты 4 и 6 статьи 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", согласно которым в решении об одобрении крупной сделки должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия. Крупная сделка, совершенная с нарушением требований этой статьи, может быть признана недействительной по иску общества или акционера.

Суд кассационной инстанции этот довод не принял как основанный на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ существенными условиями договора являются условия о предмете, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Параграфом 5 главы 23 ГК РФ срок не назван существенным или необходимым условием договора поручительства. Однако если по заявлению одной из сторон в договоре поручительства N 1655-ю/03 от 31.07.2003 было достигнуто соглашение о сроке его действия, то это условие является существенным.

Следовательно, его отсутствие в решении акционера ЗАО могло быть основанием для признания недействительным решения, а затем и договора поручительства. Но решение не было признано недействительным, поэтому признать договор поручительства на указанном выше основании не представляется возможным.

43. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 02.02.2005 N А19-21426/03-31-Ф02-5429/04-С2

Арбитражный суд удовлетворил иск о взыскании с заемщика суммы основного долга по договору займа, а также сумму процентов в связи с просрочкой исполнения заемщиком своих обязательств (статьи 807, 810, 811 Гражданского кодекса РФ). При этом соглашение о прощении долга, представленное ответчицей, было исключено судом из числа доказательств, поскольку в результате проведенной экспертизы установлено, что подпись лица, действовавшего от имени займодавца, была подделана.

Комментарий

В случае, если при рассмотрении дела в арбитражном суде у кого-либо из лиц, участвующих в деле, то есть у сторон, заявителей, заинтересованных лиц, третьих лиц, прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, возникнет подозрение, что представленный другим лицом, участвующим в деле, документ не соответствует действительности, это лицо вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

После подачи такого заявления арбитражный суд разъясняет его уголовно-правовые последствия заявления, исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу либо проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства (пункт 1 статьи 161 АПК РФ).

Указанное заявление может быть подано как в суде первой инстанции, так и при рассмотрении дела в апелляции на основании статьи 266 АПК РФ.

По данному делу Определением Бодайбинского городского суда Иркутской области от 04.02.2003 прекращено производство по гражданскому делу по иску закрытого акционерного общества "Артель старателей "Витим" (далее - ЗАО) к гр-ке П. Н.Ф. о взыскании 800000 руб. основного долга, образовавшегося в связи с невозвратом суммы займа по договору о предоставлении беспроцентной возвратной ссуды (займа), заключенному 14.12.1999 между производственным кооперативом "Артель старателей "Витим" (далее - ПК, ныне - ЗАО) и гр-кой П. Н.Ф., а также процентов за просрочку возврата долга. Прекращая производство по гражданскому делу, суд общей юрисдикции разъяснил ЗАО право на обращение в арбитражный суд к гр. П. Н.Ф. с вышеуказанными исковыми требованиями.

Определением судьи Иркутского областного суда, вынесенным 09.06.2003 по надзорной жалобе ЗАО, отказано в передаче гражданского дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. В судебном акте содержится вывод о том, что гражданское дело не подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства.

15.12.2003 ЗАО обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к гражданке П. Н.Ф. о взыскании 1010489 рублей, из которых 800000 рублей составляют сумму основного долга, образовавшегося в связи с невозвратом суммы займа по договору от 14.12.1999, и 210489 рублей - проценты за пользование чужими денежными средствами за период просрочки уплаты долга с 18.04.2002 по 10.12.2003.

Ссылаясь на статьи 395, 810, 811 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), ЗАО мотивировало в исковом заявлении свои требования тем, что гр-ке П. Н.Ф. истцом была предоставлена на основании договора займа беспроцентная ссуда в сумме 1000000 рублей, которую ответчик обязался возвращать по 200000 рублей ежегодно согласно графику погашения задолженности. Во исполнение условий договора от 14.12.1999 гр. П. Н.Ф. частично, на сумму 200000 рублей, погасила к 31.12.2000 задолженность по займу, а 28.09.2001 она была уволена по собственному желанию. Согласно пункту 2.2 договора от 14.12.1999 П. Н.Ф. обязана была погасить оставшуюся задолженность за 14 дней до даты увольнения, этой обязанности П. Н.Ф. не исполнила.

Определением от 16.12.2003 исковое заявление принято к производству Арбитражного суда Иркутской области. Определением от 25.12.2003 производство по делу прекращено по части 1 статьи 150 АПК РФ в связи с неподведомственностью дела арбитражному суду.

Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.03.2004 Определение от 25.12.2003 отменено, дело передано на рассмотрение по существу в первую инстанцию Арбитражного суда Иркутской области. Отменяя Определение от 25.12.2003, суд кассационной инстанции исходил из положений статьи 46 Конституции РФ, гарантирующей право на судебную защиту, реализация которого осуществляется путем обращения в суд общей юрисдикции либо в арбитражный суд, и принял во внимание то обстоятельство, что суд общей юрисдикции (две инстанции) пришел к выводу о подведомственности спора арбитражному суду, а также мнения истца и ответчика, выразивших согласие на рассмотрение дела в арбитражном суде.

В судебном заседании 03.08.2004 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена в порядке части 1 статьи 51 АПК РФ гражданка С. О.В.

14.12.1999 между ПК и работником ПК П. Н.Ф. заключен договор N 5 о предоставлении беспроцентной возвратной ссуды (займа), по условиям которого артель обязалась предоставить ответчику (заемщику) беспроцентную ссуду в размере 1000000 рублей путем перечисления денежных средств на лицевой счет заемщика либо путем выдачи наличных денежных средств из кассы артели. Заемщик, в свою очередь, обязался производить платежи в погашение ссуды в размерах и с периодичностью, предусмотренными графиком погашения ссуды, являющимся приложением N 1 к договору займа, а в случае увольнения из артели погасить оставшуюся задолженность за 14 дней до даты увольнения.

16.12.1999 гр. П. Н.Ф. получила в кассе артели денежные средства в сумме 1000000 рублей по расходному кассовому ордеру N 195 от 16.12.1999.

Согласно пункту 1.1 Устава ЗАО, зарегистрированного Постановлением мэра г. Бодайбо и района от 16.06.2000 N 634 и от 01.09.2000 N 931, ЗАО создано путем преобразования ПК в соответствии с решением общего собрания членов кооператива (протокол N 2 от 22.05.2000) и является его полным правопреемником.

С 28.09.2001 П. Н.Ф., работавшая начальником финансового отдела артели, уволена по собственному желанию (ст. 31 КЗоТ РФ).

В требовании директора ЗАО, адресованном гр. П. Н.Ф. за исх. N 98 от 29.03.2002, врученном ответчику 08.04.2002, предлагалось погасить в течение 10 дней долг в размере 800000 рублей по беспроцентной возвратной ссуде (займу).

Полагая, что гр. П. Н.Ф. уклоняется от исполнения обязательства по возврату займа, ЗАО обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с нее 1010489 руб. - суммы основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В силу пункта 1 статьи 807 ГК РФ и пункта 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно пункту 1 статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

Установив, что ответчиком не исполнена обязанность по возврату займа в сумме 800000 рублей, и руководствуясь вышеуказанными нормами ГК РФ, арбитражный суд решением от 10.08.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляции от 02.11.2004, исковые требования удовлетворил; с гр. П. Н.Ф. в пользу ЗАО взысканы 1010489 руб., из них 800000 руб. основного долга и 210489 руб. процентов.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа согласился с выводами, содержащимися в судебных актах, принятых по данному делу, в связи со следующим.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 421 ГК РФ юридические лица свободны в заключении договора, в связи с чем могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Как указала кассация, арбитражный суд правильно квалифицировал правоотношения сторон как возникшие из договора займа, предусмотренного главой 42 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Как установил арбитражный суд, ЗАО передало 16.12.1999 гр. П. Н.Ф. сумму займа в 1000000 рублей во исполнение обязательств, принятых им на себя по договору N 5 от 14.12.1999, которая в соответствии с условиями договора и в силу статьи 810 ГК РФ подлежала возврату в связи с увольнением заемщика в срок по 14.09.2001.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о возврате гр. П. Н.Ф. ЗАО займа в сумме, превышающей 200000 рублей, в связи с чем, по мнению суда округа, выводы арбитражного суда о неисполнении ответчиком обязанности по возврату займа в сумме 800000 рублей являются правильными, основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах, которым в соответствии со статьей 71 АПК РФ дана надлежащая оценка.

В соответствии со статьей 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

В соглашении о прощении долга от 11.04.2001, подписанном от имени председателя правления ЗАО Ж. Ю.В., гр. П. Н.Ф. и гр. С. О.В., представленном ответчиком 19.04.2004 в арбитражный суд, указано на прощение займодавцем долга и об освобождении гр. П. Н.Ф. от исполнения обязательств по возврату ссуды в сумме 800000 руб., а также от исполнения обязательств по выплате неустойки и процентов.

26.04.2004 истцом в арбитражный суд подано в порядке статьи 161 АПК РФ заявление о фальсификации доказательства - соглашения о прощении долга от 11.04.2001, а также ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы.

Определением от 26.04.2004 назначена экспертиза указанного соглашения, производство которой поручено государственному учреждению Министерства юстиции РФ "Иркутская лаборатория судебной экспертизы".

Согласно заключению эксперта N 591-01/620-03 от 12.05.2004 в соглашении о прощении долга от 11.04.2001 подпись от имени Ж. Ю.В. выполнена не им самим, а другим лицом с подражанием его подлинной подписи, в связи с чем соглашение о прощении долга от 11.04.2001 было исключено арбитражным судом из числа доказательств по делу.

В силу части 2 статьи 64 АПК РФ заключение эксперта является доказательством по делу. Как предусмотрено частью 1 статьи 71 АПК РФ, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Суд первой инстанции при обсуждении ходатайства о назначении повторной экспертизы дал оценку в решении от 10.08.2004 заключению эксперта N 591-01/620-03 от 12.05.2004 и не нашел оснований, указанных в части 2 статьи 87 АПК РФ, для назначения по делу повторной экспертизы.

В соответствии с частью 2 статьи 87 АПК РФ повторная экспертиза по тем же вопросам может быть назначена в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличии противоречий в выводах эксперта.

Не нашел оснований для назначения повторной экспертизы и суд апелляционной инстанции, указав в Постановлении от 02.11.2004 на то, что у него не возникло сомнений в обоснованности заключения эксперта, не нашел он и противоречий в выводах эксперта.

Согласно статье 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами. При этом в соответствии с частью 2 статьи 64 АПК РФ в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио - и видеозаписи, иные документы и материалы.

На основании этих норм суд округа пришел к выводу, что довод ответчика о необходимости назначения повторной экспертизы в связи с получением им заключения специалиста N 25-П от 03.06.2004 экспертного центра открытого акционерного общества "АО НТР "Регион" является ошибочным и направлен на переоценку доказательств, отвечающих требованиям статьи 68 АПК РФ, на основании которых арбитражным судом установлены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Оснований для переоценки доказательств, которые при рассмотрении дела были исследованы и оценены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ, суд кассационной инстанции в силу части 3 статьи 286 АПК РФ, по которой при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не имеет.

В соответствии с частью 4 статьи 82 АПК РФ о назначении экспертизы или об отклонении ходатайства о назначении экспертизы арбитражный суд выносит определение. В определении о назначении экспертизы указываются основания для назначения экспертизы; фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы и документы, предоставляемые в распоряжение эксперта; срок, в течение которого должна быть проведена экспертиза и должно быть представлено заключение в арбитражный суд. В определении также указывается на предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Как указала кассация, довод ответчика о нарушении арбитражным судом части 4 статьи 82 АПК РФ, которое выразилось в непредставлении эксперту материалов для проведения экспертизы, при рассмотрении дела в кассационном порядке не нашел своего подтверждения. Как видно из материалов дела, в распоряжение эксперта арбитражным судом были предоставлены документы, которые являлись предметом исследования при проведении экспертизы, назначенной Определением от 26.04.2004.

Ответчик в своей кассационной жалобе также указывал, что иск заявлен о взыскании долга по договору займа, сторонами которого выступают гражданин и юридическое лицо, а поэтому дело рассмотрено арбитражным судом с нарушением правил подведомственности, установленных подпунктом 1 пункта 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частью 2 статьи 27 и статьей 28 АПК РФ.

Действительно, в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

В то же время в соответствии с частью 2 статьи 27, статьей 28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных АПК РФ и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами.

То есть данное дело подлежало рассмотрению в суде общей юрисдикции. Однако Бодайбинский городской суд и Иркутский областной суд пришли к выводу о подведомственности дела арбитражному суду, видимо, неверно истолковав пункт 4 части 1 статьи 33 АПК РФ, по которому арбитражный суд рассматривает споры между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

В связи с этим суд округа отметил, что ссылка ответчика на неподведомственность арбитражному суду дела, по результатам рассмотрения которого приняты обжалуемые судебные акты, не может повлечь их отмены. Данное дело принято к производству Арбитражного суда Иркутской области на основании Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.03.2004, принятого с учетом мнений как истца, так и ответчика, а также в целях реализации положений статьи 46 Конституции РФ, гарантирующей право на судебную защиту.

Доводы ответчика о нарушении судом первой и апелляционной инстанций статьи 110 и пункта 3 статьи 271 АПК РФ, по мнению кассации, также не нашли своего подтверждения, поскольку расходы были распределены с учетом удовлетворения иска в полном объеме и отказа в удовлетворении апелляционных жалоб в полном объеме.

44. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 18.01.2005 N А19-7825/04-10-Ф02-5713/04-С2

Арбитражный суд удовлетворил иск о взыскании долга по договору займа (статьи 807, 810 ГК РФ) в связи с невозвратом должником суммы займа в полном объеме в соответствии с условиями договора. При этом доводы ответчика о том, что договор займа является для него кабальной сделкой (пункт 1 статьи 179 ГК РФ), суд во внимание не принял, поскольку ответчик в течение длительного времени пользовался полученными денежными средствами, частично возвратил истцу сумму займа, не возражал против условий договора, и, кроме того, к моменту вынесения решения по существу договор займа не был признан недействительным в судебном порядке.

Комментарий

Общество с ограниченной ответственностью "Гринлизинг" (далее - ООО) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к индивидуальному предпринимателю Г. А.А. (далее - ИП) о взыскании 3715000 рублей, составляющих задолженность по договору займа N 4 от 10.12.2001, обращении взыскания на заложенное имущество.

Истец в порядке статьи 49 АПК РФ уточнил исковые требования и просил суд взыскать 3715000 рублей, составляющих задолженность по договору займа.

При рассмотрении дела установлено следующее.

10.10.2001 между ООО и ИП заключен договор займа N 4 на предоставление займа в размере 4440000 рублей, срок возврата определен сторонами до 10.09.2002. Дополнительным соглашением N 5 от 10.09.2002 к договору займа N 4 от 10.10.2001 стороны определили срок возврата займа до 10.09.2003.

Истец перечислил ответчику сумму займа платежными поручениями N 112 от 11.10.2001 на сумму 1300000 руб., N 113 от 11.10.2001 на сумму 2415000 руб., N 117 от 22.10.2001 на сумму 600000 руб., всего ответчику перечислена сумма в размере 4315000 руб.

Ответчик обязательства по договору займа исполнил частично, возвратил сумму займа платежными поручениями N Ан-0001317 от 24.09.2002 в размере 600000 рублей.

Мотивируя исковые требования неисполнением ИП обязательств по договору займа N 4 от 10.10.2001, ООО обратилось в арбитражный суд с иском.

Решением от 14.10.2004 Арбитражного суда Иркутской области исковые требования удовлетворены, с ИП взыскано 3715000 рублей основного долга. При этом суд исходил из следующего.

В соответствии со статьей 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ.

В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Статьей 310 ГК РФ предусмотрено, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Согласно пункту 1 статьи 314 ГК РФ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

При рассмотрении иска ответчик заявил, что договор займа ничтожен, поскольку он является для него кабальной сделкой. Согласно пункту 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Применяя указанные нормы, а также статьи 807, 808, 810 ГК РФ, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявленные истцом требования обоснованны, а довод ответчика о кабальности договора займа N 4 от 10.12.2001 несостоятелен, поскольку сумма займа ответчиком принята, на протяжении трех лет (2001 - 2004) ИП о кабальности сделки не заявлялось, обязательства по договору займа им частично исполнены.

В арбитражном суде апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены решения.

По мнению кассационной инстанции, арбитражный суд обоснованно квалифицировал обязательственные правоотношения сторон как отношения, вытекающие из договора займа N 4 от 10.10.2001, и применил соответственно положения § 1 главы 42 ГК РФ.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Факт передачи денег в сумме 4315000 рублей установлен судом, ответчиком не оспаривался.

В силу пункта 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Ответчик до 10.09.2002 задолженность по договору погасил частично, доказательств прекращения обязательства по возврату полученной суммы займа, вытекающего из договора займа N 4 от 10.10.2001, надлежащим исполнением суду первой инстанции не представил.

Учитывая изложенное, как отметил суд округа, вывод арбитражного суда первой инстанции о ненадлежащем исполнении ИП обязательства по возврату займодавцу суммы займа, вытекающего из договора N 4 от 10.10.2001, является соответствующим требованиям статей 307 - 310, 314, 807, 808, 810 ГК РФ, основанным на оценке имеющихся в материалах дела доказательств в их совокупности, с учетом специфики каждого из них.

По мнению кассационной инстанции, доводу ответчика о том, что договор займа N 4 от 10.10.2001 заключен им на кабальных условиях, судом первой инстанции дана надлежащая оценка.

В связи с доводом ответчика о недействительности сделки по причине ее кабальности необходимо отметить следующее. Как видно из пункта 1 статьи 179 ГК РФ, кабальная сделка может быть признана недействительной, то есть она является оспоримой. Согласно пункту 2 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. С учетом того, что сделка была заключена 10.10.2001, истец мог заявить о применении срока исковой давности, если бы ответчик заявил встречный иск о признании сделки недействительной.

Довод заявителя жалобы о необоснованности возвращения Арбитражным судом Иркутской области встречного искового заявления не был принят судом кассационной инстанции, поскольку в силу части 4 статьи 132 АПК РФ арбитражный суд возвращает встречный иск, если отсутствуют условия, предусмотренные частью 3 статьи 132 АПК РФ, по правилам статьи 129 АПК РФ. Частью 4 статьи 129 АПК РФ предусмотрено, что определение арбитражного суда о возвращении искового заявления (в том числе встречного) может быть обжаловано. Порядок и сроки обжалования определения арбитражного суда о возвращении встречного искового заявления установлены статьей 188 АПК РФ.

45. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 17.01.2005 N А78-5180/04-С1-5/143-Ф02-5254/04-С2

Арбитражный суд удовлетворил требования банка о взыскании с предпринимателя суммы процентов за пользование кредитом и суммы неустойки, поскольку при рассмотрении дела было установлено, что решение арбитражного суда, вынесенное по другому делу о взыскании с предпринимателя в пользу банка задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом и неустойки, было исполнено ответчиком лишь спустя несколько месяцев после вынесения соответствующего решения, а все это время ответчик продолжал пользоваться заемными средствами (статьи 809, 810, 819 ГК РФ).

Комментарий

В подтверждение своих исковых требований о взыскании процентов за пользование кредитом и неустойки за просрочку возврата кредита истец - открытое акционерное общество "Российский сельскохозяйственный банк" (далее - банк) представил суду копии решения и постановлений судов по ранее рассмотренному арбитражному делу, в котором участвовал банк и ответчик - предприниматель И. А.К. (далее - предприниматель), о взыскании с предпринимателя в пользу банка суммы кредита по тому же кредитному договору, а также процентов и пени, начисленных за предыдущие периоды. В то же время документы, подтверждающие выдачу кредита, представлены не были. При этом суд на основании представленных документов удовлетворил иск.

Статьей 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) установлены определенные основания освобождения от доказывания. Так, в силу части 1 этой статьи обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (часть 2). Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле (часть 3 статьи 69). Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом (часть 4).

Поэтому, основываясь на норме части 2 статьи 69 АПК РФ и судебных актах по ранее рассмотренному арбитражному делу, в котором участвовали те же истец и ответчик, суд принял решение, не требуя от истца доказательств предоставления кредита, поскольку по предыдущему делу эти обстоятельства уже были установлены.

Банк обратился в Арбитражный суд Читинской области с иском к предпринимателю о взыскании 25127 руб. 16 коп. - процентов за пользование кредитом, 27968 руб. 99 коп. - неустойки за просрочку возврата кредита.

Согласно исковому заявлению материально-правовым требованием указано требование о взыскании процентов за пользование кредитом, неустойки за просрочку уплаты денежных средств. Основанием иска банк указал на неисполнение обязательств в полном объеме по кредитному договору N 0247/042 от 26.06.2002.

В обоснование своих требований истец представил копии: кредитного договора N 0247/042 от 26.06.2002, решения Арбитражного суда Читинской области от 19.01.2004, Постановлений апелляционной инстанции и кассационной инстанции от 09.04.2004 и от 20.07.2004, платежных требований от 15.07.2004, расчет суммы долга.

При рассмотрении дела установлено, что 26.06.2002 между банком (кредитор) и предпринимателем (заемщик) заключен кредитный договор N 0247/042, согласно которому кредитор предоставляет заемщику денежные средства в размере 250000 рублей. Срок возврата кредита - 26.06.2003 - 250000 рублей (пункт 1.5). Пунктом 1.3 договора процентная ставка (плата за пользование кредитом) установлена в размере 25% годовых. Датой возврата кредита (уплаты процентов) считается дата зачисления денежных средств на счет кредитора (пункт 4.3 договора). Пунктом 7.1 договора предусмотрено, что заемщик уплачивает кредитору неустойку (пени) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения какого-либо денежного обязательства, в том числе возврата или уплаты кредитору денежных средств: кредита либо начисленных на него процентов.

27.06.2003 стороны подписали соглашение о внесении изменений и дополнений к кредитному договору N 0247/042 от 26.06.2002, в котором пункт 1.5 договора изложили в следующей редакции: "Срок возврата кредита - 01.07.2003", дополнили статью 7 договора пунктом 7.6 следующего содержания: "Заемщик обязуется возвратить кредитору в срок до 01.07.2003 кредит в сумме 249314 рублей 12 копеек; уплатить проценты за пользование кредитом из расчета 25% годовых за все время пользования кредитом с 01.07.2003; уплатить неустойку за каждый календарный день просрочки возврата кредита с 27.06.2003 по 01.07.2003 включительно, из расчета 36% годовых от невозвращенной суммы кредита 249314 рублей 12 копеек. Датой возврата кредита, уплаты процентов и неустойки считается дата зачисления денежных средств на счет кредитора, причем из поступившей суммы вначале погашается неустойка, затем проценты за пользование кредитом и в последнюю очередь - сумма основного долга (кредита)".

В связи с несвоевременным исполнением обязательств по договору банк обратился с иском к заемщику о взыскании суммы займа, процентов за пользование займом, неустойки по договору.

Решением Арбитражного суда Читинской области от 19.01.2004 по делу N А78-1982/03-С1-5/89, оставленным без изменения судами апелляционной инстанции и кассационной инстанции, с ответчика в пользу истца взыскано 186731 руб. 88 коп. основного долга, 11773 руб. 48 коп. процентов за пользование кредитом за октябрь - декабрь 2003 года, 15070 руб. 04 коп. неустойки за просрочку возврата кредита за октябрь - декабрь 2003 года.

Поскольку решение арбитражного суда о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом и неустойки было исполнено только 15.07.2004, банк обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с ответчика процентов за пользование кредитом за период с 01.01.2004 по 15.07.2004, а также неустойки за указанный период.

Решением Арбитражного суда Читинской области от 12.10.2004 исковые требования удовлетворены частично. С ответчика в пользу истца взыскано 25127 руб. 16 коп. процентов, 13985 руб. неустойки. В остальной части иска отказано.

Признавая обоснованными требования о взыскании процентов за пользование кредитом и неустойки за период с января по июль 2004 года, арбитражный суд исходил из установленных им обстоятельств погашения задолженности по кредиту, условий договора о размере и порядке начисления процентов, неустойки. В порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), согласно которой, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить, суд уменьшил размер подлежащей взысканию неустойки за просрочку возврата кредита за январь - июль 2004 года с 27968 рублей 99 копеек до 13985 рублей, применив ставку рефинансирования, установленную Центральным банком РФ из расчета 13% годовых.

Также при вынесении решения суд руководствовался статьей 819 ГК РФ, а также:

- статьей 309 ГК РФ, в силу которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями;

- статьей 330 ГК РФ, в соответствии с которой неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа согласился с выводами Арбитражного суда Читинской области, полагая, что они основаны на полном, всестороннем исследовании представленных доказательств, правильной правовой квалификации спорных правоотношений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами параграфа 2 главы 42 ГК РФ и не вытекает из существа кредитного договора.

Согласно пункту 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

В связи с этим суд округа отметил, что Арбитражный суд Читинской области, принимая во внимание установленные им обстоятельства погашения задолженности по кредитному договору, условия кредитного договора, дополнительного соглашения от 27.06.2003 и руководствуясь нормами гражданского законодательства, регулирующими вопросы заключения, исполнения договора кредита, правомерно взыскал с предпринимателя 25127 руб. 16 коп. - процентов, 13985 руб. - неустойки с учетом статьи 333 ГК РФ.

Доводы ответчика о том, что судом необоснованно не удовлетворено его ходатайство об отложении рассмотрения дела, кассационная инстанция не приняла, поскольку при заявлении ходатайства об отложении рассмотрения дела заявителем не были представлены доказательства невозможности прибытия в судебное заседание и не представлены доказательства, подтверждающие факт заключения мирового соглашения с истцом.

46. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 17.01.2005 N А33-6924/04-С1-Ф02-5687/04-С2

Арбитражный суд отказал в иске о взыскании повышенных процентов за пользование кредитом (статьи 809, 811, 819 ГК РФ), поскольку пришел к выводу, что к заявленным требованиям подлежит применению срок исковой давности, о котором ответчик сделал заявление до вынесения решения по существу (пункт 2 статьи 199 ГК РФ).

Комментарий

Открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "Енисей" (далее - банк) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к акционерному обществу открытого типа "Славянка" (далее - АООТ) о взыскании суммы 337711 рублей 56 копеек.

Как было установлено при рассмотрении дела, 14.10.1996 между банком и АООТ (клиент) заключен кредитный договор N 2. По условиям данного договора банк и клиент переоформили ссудную задолженность по кредитному договору N 1 от 01.01.1996 в сумме 200000 рублей (здесь и далее с учетом деноминации) (п. 1.1). Клиент обязался возвратить полученный кредит до 15.10.1997 (п. 1.3), также клиент обязался уплатить банку проценты за пользование кредитом 115% годовых (п. 2.3.1). В случае нарушения сроков погашения кредита клиент обязался уплатить 149,5% годовых с суммы невозвращенного кредита (п. 2.3.2). Пунктом 2.2.1 договора стороны договорились о том, что перечисление процентов за пользование кредитом осуществляется одновременно с его погашением.

06.01.1997 стороны подписали дополнительные соглашения N 1 и 2 к кредитному договору N 2 от 14.10.1996. В дополнительных соглашениях клиенту дополнительно выделялись суммы кредита и отодвигался срок его погашения.

15.04.1998 стороны подписали дополнительное соглашение N 3 к кредитному договору N 2 от 14.10.1996. По условиям данного соглашения стороны установили имеющуюся задолженность по кредитному договору в сумме 249768 рублей 44 копеек (п. 3), определили срок возврата кредита - 15.06.1998 (п. 2) и действующую процентную ставку на дату заключения соглашения - 45% годовых (п. 5).

Полагая, что клиент не исполнил свои обязательства по оплате процентов, предусмотренных п. 2.3.2 договора в размере 45% годовых за период с 18.04.2001 по 18.04.2004, банк обратился с настоящим иском.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 26.07.2004 в иске отказано.

Постановлением от 30.09.2004 решение оставлено без изменения.

Кассационная инстанция посчитала, что судебные акты подлежат оставлению без изменения по следующим основаниям.

Между истцом и ответчиком заключен кредитный договор, отношения по которому регулируются параграфом 2 главы 42 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

Как следует из материалов дела, задолженность ответчика по кредитному договору N 2 от 14.10.1996 составляет 249768 рублей 44 копейки.

Согласно статье 809 ГК РФ займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте нахождения займодавца ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

В кредитном договоре N 2 от 14.10.1996 стороны предусмотрели проценты как плату за кредит в п. 2.3.1 договора. По условиям п. 2.2.1 данные проценты должны быть погашены одновременно с суммой кредита, т. е. не позднее 15.06.1998.

Исходя из статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных статьей 809 ГК РФ. Согласно пункту 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 08.10.1998 проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности.

По условиям договора N 2 от 14.10.1996 данные проценты предусмотрены в п. 2.3.2 договора.

Ответчиком в суде первой инстанции до вынесения решения заявлено о применении срока исковой давности.

Согласно статье 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По условиям договора ответчик обязался исполнить обязанность по возврату суммы кредита и процентов за пользование кредитом в срок до 15.06.1998. Таким образом, 16.06.1998 истец узнал о нарушении своего права на получение от ответчика задолженности и процентов, предусмотренных п. 2.3.1 договора, и срок исковой давности следует исчислять с указанной даты. Исходя из этого, срок исковой давности по указанным требованиям истек 15.06.2001. С иском банк обратился 19.04.2004.

В силу статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительному требованию (неустойка, залог, поручительство и т. п.). Перечень дополнительных требований в указанной статье не является исчерпывающим. Гражданское законодательство не указывает, по каким критериям обязательство может быть отнесено к дополнительным (акцессорным). Акцессорные требования имеют зависимый характер от главного обязательства, всегда обслуживают главные обязательства, а потому всегда следуют их судьбе, и в частности автоматически прекращаются с прекращением действия главных обязательств, ибо лишены самостоятельного значения.

По мнению кассационной инстанции, требование об уплате процентов, предусмотренных в п. 2.3.2 договора, может возникнуть только при наличии основного денежного обязательства и связано с ним. При прекращении основного денежного обязательства прекращается и право на указанные проценты.

В силу статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В связи с этим, как указал суд округа, первая инстанция приняла законное решение об отказе в иске. Кроме того, апелляционная инстанция дала правильную оценку всем доводам истца, которые он повторно привел в кассационной жалобе.

47. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа

от 12.01.2005 N А58-2169/04-Ф02-5499/04-С2

Арбитражный суд на основании статей 807, 809, 810 Гражданского кодекса РФ удовлетворил требования о взыскании с суммы займа, поскольку факт получения ответчиком денежных средств подтвержден многочисленными доказательствами, в том числе актами сверки взаиморасчетов. При этом суд отклонил довод ответчика о необоснованном начислении процентов по договору с учетом налога на добавленную стоимость (НДС), поскольку налог на добавленную стоимость в рамках договора займа не начислялся - начислен же был указанный налог в рамках взаиморасчетов заемщика с другими лицами, которым по указанию заемщика займодавцем и были перечислены денежные средства в счет полученного заемщиком займа.

Комментарий

Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Тем, что договор займа считается заключенным с момента передачи денег (других вещей), он отличается от так называемых консенсуальных договоров, которые в соответствии с пунктом 1 статьи 433 ГК РФ признаются заключенными в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

Договор займа относится к реальным договорам, для заключения которых необходима также передача имущества (пункт 2 статьи 433 ГК РФ). При этом в силу статьи 224 ГК РФ передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента. К передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспорядительного документа.

Консенсуальные и реальные договоры отличаются друг от друга по моменту их заключения. Но статья 433 ГК РФ (пункт 3) предусматривает также и еще одно обстоятельство, с которым связывается момент заключения договора: договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Закрытое акционерное общество "Сахазолото" (далее - ЗАО) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском к производственному кооперативу "Артель старателей "Рассвет" (далее - ПК) о взыскании основного долга по договору N 01-06/2003 от 29.10.2002 в сумме 6098105 рублей 88 копеек.

Иск заявлен в связи с невыполнением ПК своих обязательств по возврату суммы займа, полученной по указанному договору.

Согласно исковому заявлению, материально-правовым требованием указано требование о взыскании основного долга в размере 6098105 рублей 88 копеек.

Основанием иска ЗАО указало на неисполнение обязательств по договору N 01-06/2003 от 29.10.2002 по возврату заемных денежных средств в срок до 01.11.2003 и уплате процентов на основании дополнительного соглашения N 1 от 15.01.2003 к договору N 01-06/2003 от 29.10.2002, изложив следующие обстоятельства.

В соответствии с расшифровкой по перечислению средств в счет договора N 01-06/2003 от 29.10.2002 ЗАО выделило ответчику заем в размере 6677700 рублей 83 копеек с начислением 32% годовых по 31.12.2002 и 28% годовых с 01.01.2003 на основании дополнительного соглашения N 1 от 15.01.2003 к договору N 01-06/2003 от 29.10.2002. Сумма задолженности подтверждена актом сверки взаиморасчетов.

В обоснование своих требований истец представил: договор N 01-06/2003 от 29.10.2002, расшифровки по перечислению средств в счет договора N 01-06/2003 от 29.10.2002, платежные поручения N 279 от 16.04.2003, N 312 от 17.04.2003, N 118 от 22.05.2003, N 890 от 29.10.2002, N 764112 от 29.10.2002, N 891 от 29.10.2002, акт сверки взаиморасчетов ЗАО и ПК на 01.01.2004, расчет суммы иска.

До рассмотрения спора по существу ответчик заявил о признании исковых требований в сумме 6098105 рублей 88 копеек.

Решением от 21.06.2004 с ПК в пользу ЗАО взыскана задолженность в сумме 6098105 рублей 88 копеек. Суд первой инстанции, исследовав имеющиеся в деле материалы, принимая во внимание признание ответчиком иска в полном объеме, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований о взыскании задолженности в сумме 6098105 рублей 88 копеек, поскольку установил факт перечисления истцом по распоряжению ответчика денежных средств в размере 6161649 рублей в соответствии с платежными поручениями и расшифровками во исполнение договора N 01-06/2003 от 29.10.2002, основания для начисления процентов за пользование займом согласно условиям договора N 01-06/2003 от 29.10.2002, а также подтверждение наличия задолженности по договору N 01-06/2003 от 29.10.2002 согласно акту сверки на 01.01.2004.

Суд апелляционной инстанции 08.10.2004 решение от 21.06.2004 оставил без изменения. При этом апелляция согласилась с решением о взыскании исковой суммы на основании признания ее ответчиком, поскольку признание иска ответчиком не противоречит закону и не нарушает прав других лиц. Выводы суда основаны на оценке полномочий С. Э.Ф. на совершение действий от имени ПК, в том числе на признание иска.

Суд округа посчитал, что решение от 21.06.2004, Постановление от 08.10.2004 приняты с соблюдением норм материального и норм процессуального права, в связи с чем подлежат оставлению без изменения по следующим причинам.

Согласно пункту 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

По мнению кассационной инстанции, судом обоснованно признан правомерным расчет истца суммы основного долга и процентов, поскольку им приняты во внимание обстоятельства перечисления денежных средств истцом, частичный возврат денежных средств третьими лицами, условия договора займа.

Суд округа отклонил довод ответчика о необоснованном начислении процентов по договору с 01.01.2003 на сумму с учетом НДС. В рамках договора займа НДС не начислялся, в связи с чем при расчете процентов за пользование займом у истца отсутствовали правовые основания для исключения из сумм, предоставляемых в заем и перечисляемых одновременно ЗАО по распоряжению заемщика третьим лицам во исполнение иных сделок, сумм, начисленных как НДС (в рамках сделок с третьим лицами).

Также кассация отметила, что доводам ПК о фальсификации доказательств, о заинтересованности его представителя при признании исковых требований судом апелляционной инстанции дана полная, всесторонняя оценка. Факты, на которые ссылается ответчик в кассационной жалобе, не подтверждены какими-либо доказательствами. Кроме того, согласно пунктам 1 и 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет лишь законность принятых судебных актов.

В жалобе ПК указывается также на то, что, по его мнению, факт заключения договора займа N 01-06/2003 от 29.10.2002 и факт исполнения истцом обязательств по перечислению 6161649 рублей не доказаны. Однако истец представил документы, подтверждающие перечисление им указанной суммы третьим лицам по указанию ответчика. Следовательно, он исполнил свои обязательства по договору займа, а на основании пункта 1 статьи 807 ГК РФ момент перечисления денежных средств по договору займа признается моментом заключения этого договора.

К тому же, как отмечал ПК, погашение задолженности по договору займа предусмотрено и произведено в рамках агентского договора от 16.10.2002 N СЗ 206/2003. Но так как ответчик не представил доказательств этого, то его довод не был принят судами.

48. Постановление ФАС Поволжского округа

от 26.05.2005 N А12-27569/04-С48

Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции об удовлетворении требований истца и взыскании неосновательного обогащения и процентов по статьям 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации (неосновательное обогащение), поскольку у ответчика исчезли законные основания для пользования денежными средствами, полученными по договору займа (статья 809 ГК РФ), с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении этого договора, и с указанного момента у ответчика возникла обязанность возвратить полученные по договору займа денежные средства истцу.

Комментарий

Неосновательным обогащением, по смыслу пункта 1 статьи 1102 ГК РФ, признается приобретение или сбережение имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, за счет другого лица.

Приведенная норма ГК РФ устанавливает, что по общему правилу лицо, которое приобрело или сберегло такое имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить его последнему. Причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (пункт 2 статьи 1102 ГК РФ).

В силу статьи 1103 ГК РФ правила о возврате неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке; об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения; одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством; о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Волгоградское областное потребительское общество (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с исковым заявлением к Волжскому городскому потребительскому обществу (далее - ответчик) о взыскании 1000000 руб. неосновательного обогащения и 32490 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 03.07 по 03.10.2004.

По мнению истца, ответчик пользовался денежными средствами, предоставленными ему истцом, в отсутствие законных оснований.

Решением от 07.12.2004 иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 14.02.2005 решение оставлено без изменения.

Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из положений статьи 1102 ГК РФ и пункта 2 статьи 1107 ГК РФ, в силу которого на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Также суды опирались на разъяснения, содержащиеся в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении", согласно которым арбитражный суд удовлетворил заявленное требование на основании статьи 1102 ГК РФ, указав, что в данном случае получатель средств, уклоняясь от их возврата клиенту, несмотря на отпадение основания для удержания, должен рассматриваться как лицо, неосновательно удерживающее средства.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не нашел оснований для их отмены в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, сторонами 01.03.2002 был заключен беспроцентный договор займа на сумму 1000000 руб. со сроком возврата не позднее 30.03.2007, где истец - займодавец, а ответчик - заемщик.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 02.06.2004 по делу N А12-5331/04-С47 по требованию истца договор займа расторгнут, но во взыскании суммы займа отказано со ссылкой на пункт 4 статьи 453 ГК РФ, по которому стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Истец, полагая, что с момента вступления в законную силу решения по делу N А12-5331/04-С47 ответчик неосновательно удерживает сумму займа, обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании данной суммы согласно статье 1102 ГК РФ и процентов в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ в сумме 32490 руб. за период с момента вступления в законную силу решения по делу N А12-5331/04-С47 по день подачи иска.

По мнению кассации, при расторжении договора займа истец не лишен права истребовать ранее исполненное по договору согласно статье 1102 ГК РФ, если ответчик неосновательно обогатился, а также с момента вступления в законную силу решения по делу N А12-5331/04-С47, то есть с 03.07.2004, вправе потребовать взыскания процентов согласно пункту 2 статьи 1107 ГК РФ с суммы займа, неосновательно удерживаемой ответчиком.

Также кассация указала, что доводы ответчика о том, что пользование суммой займа стало бессрочным и о несоблюдении истцом претензионного порядка ее востребования, не основаны на нормах действующего законодательства, поскольку раз договор расторгнут, то обязательства сторон по нему прекратились (пункт 2 статьи 453 ГК РФ).

49. Постановление ФАС Поволжского округа

от 25.04.2005 N А65-10251/2004-СГ1-5

В связи с неисполнением заемщиком условий договора о сроках и порядке возврата займа суд признал договор займа расторгнутым на основании одностороннего отказа займодавца от исполнения обязательств, которое допускалось условиями займа (пункт 2 статьи 450 ГК РФ), и взыскал с ответчика сумму займа и проценты на сумму займа, поскольку в силу пункта 1 статьи 809 ГК РФ займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа, если в самом договоре не предусмотрено иное.

Комментарий

По данному делу одним из оснований для подачи ответчиком - предпринимателем без образования юридического лица П. Л.В., г. Казань, кассационной жалобы явилось то, что, по ее мнению, она не была уведомлена судом первой инстанции о времени и месте судебного разбирательства.

Согласно части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса извещаются арбитражным судом о времени и месте судебного заседания или проведения отдельного процессуального действия путем направления копии судебного акта не позднее чем за пятнадцать дней до начала судебного заседания или проведения процессуального действия, если иное не предусмотрено АПК РФ.

При этом извещения направляются арбитражным судом по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, либо по месту нахождения организации (филиала, представительства юридического лица, если иск возник из их деятельности) или по месту жительства гражданина. Место нахождения организации определяется местом ее государственной регистрации, если в соответствии с федеральным законом в учредительных документах не установлено иное (часть 4 статьи 121 АПК РФ).

В силу статьи 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом, если к началу судебного заседания, проведения отдельного процессуального действия арбитражный суд располагает сведениями о получении адресатом направленной ему копии судебного акта. Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если: адресат отказался от получения копии судебного акта и этот отказ зафиксирован; несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем орган связи проинформировал арбитражный суд; копия судебного акта, направленная арбитражным судом по последнему известному суду месту нахождения организации, месту жительства гражданина, не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем орган связи проинформировал арбитражный суд.

Общество с ограниченной ответственностью "Сота" (далее - ООО), г. Казань, обратилось с иском к предпринимателю о взыскании 150000 руб. долга, 192555 руб. процентов по займу.

Как следует из материалов дела, во исполнение условий договора займа от 26.05.2003 истец по расходному кассовому ордеру N 57 от 26.05.2003 выдал ответчику денежные средства в сумме 150000 руб. с условием их возврата по истечении 60 месяцев с уплатой ежемесячных процентов в размере 11,67 и ежемесячного погашения долга по 2500 руб.

В связи с неисполнением ответчиком своих обязательств истец со ссылкой на п. 2.4 договора 07.04.2004 направил в адрес ответчика уведомление о расторжении договора, а 12.05.2004 предъявил в арбитражный суд исковые требования о взыскании суммы задолженности в размере 150000 руб. и процентов в сумме 192555 руб., и всего 342555 руб.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.10.2004 иск удовлетворен в полном объеме по мотиву, что денежные средства ответчику переданы, однако обязательства по их возврату им не исполнены.

Удовлетворяя иск в полном объеме, суд руководствовался статьями 307, 308, 309 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), по которым в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, коллегия нашла, что она не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В силу пункта 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Поскольку истец представил доказательства передачи ответчику суммы займа, то ответчик должен был ее возвратить с учетом расторжения заключенного между ним и истцом договора займа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Поэтому на сумму предоставленных ответчику денежных средств подлежат начислению проценты за пользование ими.

В связи с изложенным суд округа посчитал, что примененные судом нормы материального права соответствуют установленным судом обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Довод ответчика о нарушении судом норм процессуального права, по мнению кассации, противоречит материалам дела. Извещение суда о времени и месте судебного разбирательства было возвращено учреждением связи со ссылкой на истечение срока хранения корреспонденции. Из почтового конверта усматривается, что Определение суда было направлено заявителю по адресу, сообщенному налоговым органом, указанному в тексте искового заявления. При этом коллегия отметила, что в тексте кассационной жалобы заявителя указан аналогичный адрес.

50. Постановление ФАС Поволжского округа

от 14.04.2005 N А55-13927/04-45

Арбитражный суд удовлетворил иск общества с ограниченной ответственностью о взыскании с ответчика задолженности по кредитному договору (статьи 810, 819 ГК РФ), право требования по которому истец приобрел на основании договора уступки (статья 382 ГК РФ), и отказал в удовлетворении иска об обращении взыскания на предмет залога, поскольку, по мнению суда, истец не является залогодержателем, так как права по договору залога истцу первоначальным кредитором переданы не были.

Комментарий

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) устанавливает следующий порядок обращения взыскания на заложенное имущество.

Согласно статье 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. В обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

В соответствии со статьей 349 ГК РФ требования залогодержателя (кредитора) удовлетворяются из стоимости заложенного недвижимого имущества по решению суда. Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд допускается на основании нотариально удостоверенного соглашения залогодержателя с залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога. Такое соглашение может быть признано судом недействительным по иску лица, чьи права нарушены таким соглашением. Требования залогодержателя удовлетворяются за счет заложенного движимого имущества по решению суда, если иное не предусмотрено соглашением залогодателя с залогодержателем. Однако на предмет залога, переданный залогодержателю, взыскание может быть обращено в порядке, установленном договором о залоге, если законом не установлен иной порядок. Взыскание на предмет залога может быть обращено только по решению суда в случаях, когда для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешение другого лица или органа; предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества; залогодатель отсутствует и установить место его нахождения невозможно.

По данному делу в Арбитражный суд Самарской области обратилось общество с ограниченной ответственностью "Струк-ВК" (далее - ООО), г. Самара, с иском к ОАО "Самарский научно-технический комплекс им. Н. Д. Кузнецова" (далее - ОАО) о взыскании 65457768,94 руб. по кредитным договорам.

Истец обосновал иск статьями 819, 810 ГК РФ и мотивировал его невозвратом кредитного долга по договорам NN К1-067.03, К1-003.2003, право требования по которым возникло в соответствии с заключенными договорами уступки требования (цессии) от 30.07.2004.

Решением от 06.12.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 07.02.2005, исковые требования удовлетворены, с ОАО в пользу ООО взысканы 65417786,94 руб. долга, из них 60000000 руб. задолженности по кредитным договорам, 1377049,19 руб. процентов за пользование кредитами, 3936065,57 руб. просроченной задолженности по ссудам, 144654,18 руб. просроченных процентов. Судебные акты мотивированы статьей 70 (части 3, 5) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ). Поскольку заемщик признал исковые требования полностью, другая сторона (истец) освобождается от необходимости доказывания обстоятельств, на которых основывает свои требования. При этом в силу части 5 статьи 70 АПК РФ обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами в порядке, установленном настоящей статьей, в случае их принятия арбитражным судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу.

Суд кассационной инстанции, проверив законность обжалованного Постановления апелляционной инстанции по настоящему делу на основании статьи 286 АПК РФ, изучив материалы дела, доводы заявителя, заслушав представителя ответчика, посчитал указанное Постановление законным и не подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, на основании договоров уступки прав требования (цессии) ООО (истец) приняло от банка право требования с ответчика кредитной задолженности по кредитным договорам NN К-003.2003, К1-067.03.

Согласно статье 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В силу пункта 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Таким образом, учитывая представленные истцом доказательства, у судов имелись основания для удовлетворения исковых требований.

В суде первой инстанции ответчик признал исковые требования в полном объеме, в связи с чем, руководствуясь статьей 70 (частями 3, 5) АПК РФ, истец был освобожден от доказывания своих требований.

Кроме того, поскольку в силу статьи 49 (части 3) АПК РФ ответчик вправе при рассмотрении дела в любой инстанции признать иск полностью или частично, арбитражный суд удовлетворил заявленный иск полностью.

Довод ответчика о том, что суд апелляционной инстанции необоснованно отказал в обращении взыскания на предмет залога (два ракетных двигателя), кассация отклонила как несостоятельный, поскольку, как указано в обжалуемом Постановлении, в соответствии со статьями 348, 349 ГК РФ с таким требованием вправе обратиться только залогодержатель (открытое акционерное общество "Коммерческий банк "Волга - Кредит"), а не истец, являющийся новым кредитором по договорам цессии.

Группа авторов ЗАО "ЮРИНФОРМ В"

Название документа

"Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с налогообложением прибыли организаций (за период с 01.01.2006 по 01.07.2006)"

(Лермонтов Ю. М.)

(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2006)

Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ

СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С НАЛОГООБЛОЖЕНИЕМ

ПРИБЫЛИ ОРГАНИЗАЦИЙ (ЗА ПЕРИОД С 01.01.2006 ПО 01.07.2006)

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 25 октября 2006 года

Ю. М. ЛЕРМОНТОВ

При подготовке обзора отобрано и прокомментировано 109 судебных актов.

Рассматривались только вступившие в силу решения.

1. Порядок определения доходов.

Классификация доходов (статья 248 НК РФ)

Ситуация N 1.

Суммы процентов, уплаченные пайщиками кредитного потребительского кооператива (налогоплательщиком) по договорам займа, учитываются при определении доходов как внереализационные доходы (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.01.2006 N Ф03-А51/05-2/4662).

Суть дела.

По результатам выездной налоговой проверки налогоплательщика (кредитного потребительского кооператива граждан) по вопросам соблюдения законодательства по налогам и сборам, в том числе налога на прибыль, налоговым органом составлен акт, на основании которого вынесено решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Данное решение основано на том, что налогоплательщиком в нарушение норм законодательства о налогах и сборах, регулирующих порядок определения налоговой базы, подлежащей налогообложению налогом на прибыль, в качестве внереализационных доходов для целей налогообложения не учитывались суммы процентов, уплаченные пайщиками кооператива по договорам займа и поступившие в кассу в течение проверенного периода. Налоговый орган счел, что налогоплательщиком получена прибыль от оказания финансовых услуг, а полученные проценты являются прибылью налогоплательщика в виде внереализационных доходов.

Налогоплательщик с решением налогового органа не согласился и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций является прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Статьей 248 НК РФ под доходами понимаются доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, внереализационные доходы.

При этом статьей 250 НК РФ определено, что внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценным бумагам и другим долговым обязательствам (пункт 6 статьи 250 НК РФ).

В статье 251 НК РФ приведен перечень доходов, которые организация-налогоплательщик не должна учитывать при формировании налоговой базы по налогу на прибыль.

Исходя из буквального содержания подпункта 1 пункта 2 статьи 251 НК РФ, суд указал на то, что в ней не поименованы в качестве целевого поступления предоставляющие налогоплательщику право не учитывать их при определении налоговой базы проценты, полученные по договорам займа.

Перечень целевых поступлений в соответствии с вышеприведенной нормой права, к которым, в частности, относятся осуществляемые согласно законодательству Российской Федерации о некоммерческих организациях вступительные взносы и отчисления в публично-правовые профессиональные объединения, построенные на принципе обязательного членства, паевые вклады, а также пожертвования, признаваемые таковыми в соответствии с ГК РФ, является исчерпывающим.

Поэтому все виды доходов, не упомянутые в этом перечне, правомерно признаны налоговым органом подлежащими налогообложению в общем порядке.

Ситуация N 2.

Доходы от сдачи в аренду федерального имущества не являются средствами целевого финансирования и подлежат включению в состав внереализационных доходов (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.04.2006 N Ф04-1893/2006(21576-А45-33)).

Суть дела.

Налоговым органом проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации налогоплательщика (государственное учреждение) по налогу на прибыль за девять месяцев 2004 г., по итогам которой было принято решение. Согласно данному решению налогоплательщику предложено уплатить налог на прибыль. Основанием для принятия такого решения послужило, по мнению налогового органа, занижение налога на прибыль в результате невключения налогоплательщиком в состав внереализационных доходов выручки, полученной налогоплательщиком от сдачи в аренду федерального имущества, находящегося в оперативном управлении налогоплательщика.

Налогоплательщик с решением налогового органа не согласился и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 НК РФ относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав и внереализационные доходы.

В соответствии с подпунктом 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 НК РФ.

Подпункт 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ устанавливает, что при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. К средствам целевого финансирования отнесено имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) - источником целевого финансирования, в том числе в виде средств бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, выделяемых бюджетным учреждениям по смете доходов и расходов бюджетного учреждения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 254 БК РФ средства от предпринимательской деятельности бюджетных учреждений зачисляются на единый счет бюджета в соответствующем территориальном органе Федерального казначейства. Доходы от такой деятельности относятся к неналоговым доходам бюджета и подлежат отражению в смете доходов и расходов учреждения (пункт 4 статьи 41, пункт 2 статьи 42, пункт 3 статьи 161 БК РФ). При фактическом получении указанных доходов сверх суммы, отраженной в смете доходов и расходов, сумма превышения направляется на финансирование расходов учреждения (пункт 1 статьи 232 БК РФ).

Приведенные выше нормы не позволяют квалифицировать доходы, полученные налогоплательщиком от сдачи в аренду федерального имущества, в качестве средств целевого финансирования, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль, в том числе в случае расходования указанных средств на финансирование уставной деятельности налогоплательщика.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 18.01.2006 N Ф03-А51/05-2/4662, Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 17.04.2006 N Ф04-1893/2006(21576-А45-33).

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций являются доходы, уменьшенные на величину расходов.

Согласно статье 248 НК РФ к доходам относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) - доходы от реализации и внереализационные доходы.

В соответствии с пунктом 6 статьи 250 проценты, полученные по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценным бумагам и другим долговым обязательствам признаются внереализационными доходами.

При определении налоговой базы по налогу на прибыль налогоплательщик не учитывает доходы, приведенные в статье 251 НК РФ.

Так как в статье 251 НК РФ не поименованы доходы, полученные налогоплательщиком в виде процентов по договору займа, и такие доходы отнесены законодателем к внереализационным доходам, суд сделал вывод, что они подлежат налогообложению на общих основаниях.

Что касается доходов, полученных от сдачи в аренду федерального имущества, то они также подлежат включению в состав внереализационных доходов, так как являются доходом от предпринимательской деятельности (бюджетной организации). В соответствии с пунктом 4 статьи 41 БК РФ к неналоговым доходам бюджета относятся средства, полученные от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, лишь после уплаты налогов и сборов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.

В пункте 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 98 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 НК РФ" (далее - письмо Президиума ВАС РФ) разъяснено, что получаемый государственными и муниципальными учреждениями доход от осуществления приносящей доход деятельности не может быть квалифицирован в качестве средств целевого финансирования, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

Также в пункте 5 письма Президиума ВАС РФ определено, что при предоставлении государственным или муниципальным унитарным предприятием в аренду имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, в составе внереализационных доходов учитывается вся сумма арендной платы.

Минфин России высказывался по вопросу налогообложения доходов, полученных от сдачи в аренду имущества, в письме от 04.04.2005 N 03-03-01-04/4/33: "В соответствии с пунктом 4 статьи 250 НК РФ доходы от сдачи имущества в аренду включаются в состав внереализационных доходов организаций, если они не учитываются ими в составе доходов от реализации.

Согласно статье 42 БК РФ к доходам бюджета от использования имущества, находящегося в государственной собственности, относится плата от сдачи этого имущества в аренду, после уплаты налогов и сборов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.

Статьей 28 Федерального закона от 23.12.2003 N 186-ФЗ "О федеральном бюджете на 2004 год" и статьей 29 Федерального закона от 23.12.2004 N 173-ФЗ "О федеральном бюджете на 2005 год" установлено, что доходы от сдачи в аренду имущества, находящегося в федеральной собственности и переданного в оперативное управление научным учреждениям, в полном объеме учитываются в доходах федерального бюджета и отражаются в сметах доходов и расходов указанных учреждений.

В связи с изложенным доходы от сдачи имущества в аренду, получаемые организацией, должны учитываться при определении налоговой базы по налогу на прибыль в общеустановленном порядке..."

Ситуация N 3.

Доходы в виде штрафов, пеней и иных санкций за нарушение договорных обязательств подлежат включению в состав внереализационных доходов (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.04.2006 N А42-4619/2005).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления в бюджет налогоплательщиком налогов, в ходе которой выявил ряд нарушений, отраженных в акте. На основании акта проверки налоговым органом принято решение о доначислении налогов, начислении пеней и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

В частности, налоговый орган установил, что налогоплательщик в нарушение пункта 2 статьи 153 НК РФ, подпункта 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ, не включал в базу, облагаемую налогом на добавленную стоимость, пени, поступавшие в его кассу и начислявшиеся согласно договору за несвоевременную оплату потребляемой электроэнергии.

Указанное нарушение, по мнению налогового органа, привело к занижению налога на добавленную стоимость и завышению внереализационных доходов в связи с включением в состав доходов сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных в их составе и определяемых в соответствии с пунктом 4 статьи 164 НК РФ.

В связи с этим нарушением налогоплательщику доначислен налог на добавленную стоимость и указано на завышение внереализационных доходов.

Не согласившись с решением налогового органа в указанной части, налогоплательщик обратился с заявлением в арбитражный суд. При этом налогоплательщик указал, что он правомерно в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ не включал в объект обложения налогом на добавленную стоимость и в силу пункта 3 статьи 250 НК РФ включал во внереализационные доходы суммы пеней, полученных от контрагентов за нарушение договорных обязательств.

Позиция суда.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Объектом обложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации (подпункт 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ).

Реализацией товаров (работ, услуг) для целей обложения налогом на добавленную стоимость признается передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу (пункт 1 статьи 39, подпункт 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ).

При получении же санкций за нарушение договорных обязательств перехода права собственности на какие-либо товары (работы, услуги) не происходит. И непосредственно сами санкции за нарушение договорных обязательств не названы в статье 146 НК РФ в качестве объекта обложения налогом на добавленную стоимость.

Из определения неустойки, пени, штрафа следует, что их суммы являются возмещением возможных убытков стороны, права которой нарушены неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств, и не увеличивают цену реализованных товаров (работ, услуг), так как не являются ее составной частью (статья 424 ГК РФ). А налоговая база при реализации товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, указанных сторонами сделки (рыночных цен), с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налогов (пункт 1 статьи 154 НК РФ). Таким образом, налогом на добавленную стоимость может облагаться только та сумма, которая увеличивает стоимость реализуемых товаров (работ, услуг).

Кроме того, перечень сумм, которые дополнительно к выручке, определяемой в соответствии со статьями 154 - 158 НК РФ, включаются в базу, облагаемую налогом на добавленную стоимость, является исчерпывающим и не содержит указания на суммы санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

Действующее законодательство о налоговом и бухгалтерском учете относит доходы в виде штрафов, пеней и иных санкций за нарушение договорных обязательств к внереализационным доходам налогоплательщиков, а не к выручке от реализации товаров (работ, услуг) (пункт 3 статьи 250 НК РФ, пункт 8 Положения по бухгалтерскому учету "Доходы организации" ПБУ 9/99, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 06.05.1999 N 32н).

Таким образом, суммы пеней, полученные поставщиком от покупателя за неисполнение (ненадлежащее исполнение) договорных обязательств по оплате товаров (работ, услуг), не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость и в полном объеме в силу пункта 3 статьи 250 НК РФ включаются в состав внереализационных доходов.

Ситуация N 4.

Средства, носящие компенсационный характер, не подлежат налогообложению как внереализационные доходы (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.03.2006 N А31-1758/2005-7).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика, по результатам которой было принято решение о доначислении налога на прибыль, пеней по этому налогу и штрафа за его неуплату.

Налоговый орган исходил из того, что налогоплательщик был обязан рассматривать суммы компенсации выпадающих доходов в результате предоставления льгот отдельным категориям граждан по оплате за природный и сжиженный газ как дебиторскую задолженность бюджета, подлежащую включению в состав выручки от реализации в соответствующем налоговом периоде, без учета фактического поступления денежных средств. По мнению налогового органа, налогоплательщик занизил сумму доходов от реализации, что привело к уменьшению налогооблагаемой прибыли.

Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В пункте 1 статьи 249 НК РФ определено, что в целях главы 25 НК РФ доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав.

В соответствии с пунктом 2 этой же статьи выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

Основной деятельностью налогоплательщика в проверяемый период являлось оказание услуг по обеспечению населения природным и сжиженным газом по государственным регулируемым ценам и тарифам с учетом скидок (льгот), установленных федеральным и региональным законодательством для определенных категорий населения. Стоимость реализации своих услуг по иным ценам (без учета установленных законодательством льгот по коммунальным услугам) налогоплательщик установить не имел возможности. В состав выручки от реализации налогоплательщик включал выручку от реализации газа по государственным ценам и тарифам с учетом скидок. Компенсация налогоплательщику убытков, образовавшихся при применении регулируемых цен (тарифов), предусмотрена бюджетом Костромской области.

Следовательно, средства, предназначенные для покрытия убытков налогоплательщика, возникших вследствие отпуска газа населению по льготным ценам, не являются выручкой от реализации и не могут рассматриваться как дебиторская задолженность бюджета перед налогоплательщиком.

Соответствующие суммы, поступающие из бюджета различных уровней налогоплательщику, носят компенсационный характер, предназначены для возмещения выпадающих доходов при реализации газа населению по государственным регулируемым ценам и подлежат налогообложению как внереализационные доходы по факту их получения.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 25.04.2006 N А42-4619/2005, к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 16.03.2006 N А31-1758/2005-7.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций являются доходы, уменьшенные на величину расходов.

В соответствии со статьей 248 НК РФ доходы подразделяются на доходы, полученные от реализации товаров (работ, услуг) и внереализационные доходы.

Внереализационные доходы определяются в порядке, установленном статьей 250 НК РФ с учетом положений главы 25 НК РФ.

Так, согласно статье 250 НК РФ внереализационными доходами признаются доходы, не указанные в статье 249 НК РФ.

К внереализационным доходам в частности относятся штрафы, пени и иные санкции за нарушение договорных обязательств, признанных должником или подлежащих уплате по решению суда.

В комментируемых Постановлениях суд делает вывод, что главой 21 НК РФ не предусмотрено обложение сумм пеней налогом на добавленную стоимость, а законодательством о налогах и сборах прямо предусмотрено отнесение таких сумм к внереализационным доходам.

Во втором комментируемом Постановлении суд указывает, что поскольку выплаты бюджета являются компенсационными выплатами, то на основании статьи 250 НК РФ также подлежат включению в состав внереализационных доходов.

Ситуация N 5.

Средства, полученные налогоплательщиком от вмененной ему обязанности по сбору платежей, установленных городской администрацией не являются доходом и не образуют объект налогообложения по налогу на прибыль (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.02.2006 N А31-6514/10).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика (муниципальное унитарное предприятие). В составленном по ее результатам акте установлено в числе прочего занижение выручки от реализации товаров, работ, услуг на суммы доходов, полученных за выдачу разрешений на проведение раскопок на городских территориях при ремонте подземных коммуникаций, на провоз тяжеловесных и крупногабаритных грузов по дорогам города.

По результатам проверки заместителем руководителя налогового органа принято решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности по данному эпизоду в соответствии с пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату налогов на прибыль.

Не согласившись с выводами налогового органа, налогоплательщик обжаловал указанное решение в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, которая для российских организаций признается как полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В силу статьи 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 НК РФ относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, внереализационные доходы. Статьей 249 НК РФ определено, что доходом от реализации признаются выручка от реализации как товаров (работ, услуг) собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Перечень доходов, признаваемых внереализационными, дан в статье 250 НК РФ.

Муниципальное унитарное предприятие (налогоплательщик) было создано в соответствии с постановлением администрации города, которым на него возложена обязанность по выдаче разрешений и контроль исполнения раскопок на городских территориях при ремонте подземных коммуникаций, выдаче разрешений на провоз тяжеловесных и крупногабаритных грузов по дорогам города.

Администрацией города вынесено Постановление от 21.09.2001 N 3398 "О сборе средств" (с учетом изменений от 10.10.2001), в котором налогоплательщик определен как уполномоченный по сбору средств за выдачу разрешений на право раскопок на городских территориях при ремонте подземных коммуникаций, на него возложена ответственность за сбор за восстановление стоимости деревьев и кустарников, за взимание платы за проезд тяжеловесных транспортных средств и пр.

Постановлением администрации города от 14.03.2002 N 826 "О сохранности дорог и инженерных сооружений в весенний период" установлено, что проезд по дорогам в весенний период разрешается с взиманием компенсации за наносимый ущерб дорожному покрытию. Управлению ЖКХ администрации поручено определить уполномоченного по сбору средств, полученных за компенсацию ущерба дорожному покрытию. Во исполнение данного Постановления Управление ЖКХ заключило с налогоплательщиком договор поручения, согласно которому налогоплательщик осуществляет сбор средств от выдачи пропусков, полученные средства направляет на счет городского бюджета. Аналогичное Постановление вынесено администрацией 17.03.2003 за N 854.

В обжалуемом решении налогового органа указано, что налогоплательщик получил во исполнение названных нормативных актов денежные средства и не включил их в доходы от реализации для целей налогообложения прибыли.

В пункте 1 статьи 39 НК РФ определено, что реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных НК РФ, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

В рассматриваемой ситуации налогоплательщик получал денежные средства и действовал как лицо, уполномоченное администрацией города, то есть осуществлял часть функций последней.

При указанных обстоятельствах доначисление налогов, произведенное налоговым органом ввиду занижения налогоплательщиком реализации, неправомерно.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 26.02.2006 N А31-6514/10.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных налогоплательщиком расходов.

В соответствии со статьей 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно статье 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме и определяемая в том числе в соответствии с главой 25 НК РФ.

В силу статьи 248 НК РФ к доходам относятся - доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав; внереализационные доходы.

В комментируемом Постановлении суд указывает, что в силу императивных предписаний администрации налогоплательщик выполнял функции по сбору платежей, также установленных администрацией города. Данные платежи перечислялись в бюджет города. Налогоплательщик лишь исполнял предписания администрации и не получал от сбора таких платежей экономической выгоды, то есть дохода.

Таким образом, в рассматриваемых правоотношениях отсутствует объект налогообложения.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Поволжского округа от 09.03.2006 N А65-14943/2004-СА2-22: "...денежные средства за проезд зачислялись на специальный внебюджетный фонд заявителя в порядке, установленном Постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан, для покрытия расходов по содержанию и ремонту автодорожных мостов в городах и рабочих поселках Республики Татарстан, и данные средства не являются доходом предприятия..."

Ситуация N 6.

Кредиторская задолженность, не истребованная кредитором, является внереализационным доходом налогоплательщика и подлежит налогообложению (Постановление ФАС Московского округа от 03.03.2006 N КА-А40/804-06).

Суть дела.

По результатам налоговой проверки в связи с ликвидацией налогоплательщика налоговый орган выявил у него наличие непогашенной кредиторской задолженности по договору займа, с суммы которой не уплачен налог на прибыль. Налоговым органом принято решение, которое оспорилось налогоплательщиком в судебном порядке в части привлечения к налоговой ответственности в виде взыскания штрафа и доначисления налога на прибыль.

Позиция суда.

Поскольку ни в срок исковой давности, ни в срок, установленный для предъявления требований кредиторов при ликвидации налогоплательщика, требования о возврате займа налогоплательщиком заявлены не были, суды пришли к правильному выводу о том, что указанная сумма кредиторской задолженности является в силу пункта 18 статьи 250 НК РФ внереализационным доходом налогоплательщика, с которой должен быть уплачен налог на прибыль. В связи с неисчислением и неуплатой налога налогоплательщику правомерно налоговым органом доначислен налог на прибыль и взыскан штраф.

Решение принято налоговым органом по имеющимся документам в полном соответствии с нормами действующего законодательства и не нарушает прав и законных интересов налогоплательщика.

На основе оценки представленных доказательств и фактических обстоятельств дела суд признал решение в оспоренной его части, принятого по имеющимся на дату его вынесения документам, соответствующим требованиям закона.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 03.03.2006 N КА-А40/804-06.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных налогоплательщиком расходов.

В соответствии с пунктом 18 статьи 250 НК РФ к внереализационным доходам относятся суммы в виде кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами), списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением случаев, предусмотренных подпунктом 21 пункта 1 статьи 251 НК РФ.

Согласно пункту 78 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина России от 29.07.98 N 34н, суммы кредиторской и депонентской задолженности, по которым срок исковой давности истек, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся на финансовые результаты у коммерческой организации.

В комментируемом Постановлении на момент ликвидации у налогоплательщика имелась непогашенная кредиторская задолженность. Как установлено судом, данная задолженность не была истребована кредитором ни в пределах срока исковой давности, ни в пределах срока выставления требований кредиторов при ликвидации. Данный срок определяется в публикации о ликвидации юридического лица, и согласно статье 63 ГК РФ не может быть более 2-х месяцев.

Таким образом, спорная кредиторская задолженность была правомерно признана доходом налогоплательщика.

Ситуация N 7.

Доходы в виде безвозмездно полученного имущества подлежат налогообложению как внереализационные доходы (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2006 N А66-2962/2005).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку деятельности налогоплательщика. По результатам проверки налоговым органом составлен акт и вынесено решение. По результатам проверки налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщик занизил налог на прибыль.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

В кассу налогоплательщика и на его расчетный счет граждане внесли денежную сумму, при этом в приходных кассовых ордерах в качестве основания принятия денежных средств указано "благотворительная помощь", а в заявлениях физических лиц - "прошу принять добровольные пожертвования". Полученные денежные средства были отражены налогоплательщиком в графе "операционные доходы" формы 2 "Отчет о прибылях и убытках". Впоследствии между налогоплательщиком и указанными физическими лицами были оформлены договоры займа, которыми установлены порядок и сроки погашения займа, а также оформлены соглашения о замене обязательства (новации), в которых налогоплательщик подтверждает задолженность перед этими лицами.

Договор дарения между налогоплательщиком и гражданами заключен как реальный, а не консенсуальный, поскольку наличные денежные средства передавались физическими лицами налогоплательщику в качестве благотворительной помощи, то есть безвозмездно. Встречное имущественное предоставление заявителя не предполагалось, так как документов и сведений о встречных обязательствах налогоплательщика не имеется; документы о займе оформлены уже после.

Суд указал, что по общему правилу реальный договор дарения может быть совершен устно, что и имело место при передаче физическими лицами в кассу налогоплательщика денежных средств.

Поскольку одной из существенных особенностей договора дарения является его безвозмездность, любое встречное имущественное предоставление со стороны лица, бесплатно получающего имущество в собственность, свидетельствует об отсутствии дарения. В силу пункта 1 статьи 572 ГК РФ к такому договору применяются положения, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 ГК РФ, то есть правила о притворной сделке.

После передачи денежных средств физическими лицами договор исполнен, дарение состоялось. То есть в момент передачи денег обязательство дарителя по договору прекращено надлежащим исполнением, а одаряемый, в свою очередь, приняв денежные средства, также исполнил свое обязательство по договору. Прекращение обязательства - завершающий этап действия этого обязательства. Обязанность одаряемого принять дар не может быть заменена на обязанность возвратить деньги путем новации обязательств по договору, поскольку не может быть произведена новация прекращенного обязательства. Поэтому в данном случае не может быть применена статья 414 ГК РФ, регулирующая прекращение обязательства новацией.

В целях обложения налогом на прибыль полученные налогоплательщиком денежные средства следует квалифицировать по подпункту 2 пункта 1 статьи 248 и пункту 8 статьи 250 НК РФ как внереализационные доходы.

На основании изложенного суд считает, что в части, касающейся доначисления налога на прибыль, пеней и штрафа, налоговый орган принял законное решение.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2006 N А66-2962/2005.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, понесенных налогоплательщиком.

Согласно пункту 8 статьи 250 НК РФ доходы в виде безвозмездно переданного имущества или имущественных прав признаются внереализационными доходами и подлежат налогообложению.

В данном случае налогоплательщику были переданы денежные средства безвозмездно, в рамках благотворительной помощи, по договору дарения, который может быть заключен, согласно ГК РФ, в устной форме. Также, согласно нормам ГК РФ, на одаряемого не может быть возложена какая-либо ответная обязанность, в противном случае договор дарения таковым не считается и к нему применяются правила притворной сделки. Таким образом, суд пришел к выводу, что заключение впоследствии между налогоплательщиком и физическими лицами договора займа не влечет правовых последствий. А поскольку спорные денежные средства были получены налогоплательщиком безвозмездно, они подлежат налогообложению как внереализационные доходы.

Аналогичные выводы отражены в Постановлении ФАС Поволжского округа от 23.12.2004 N А72-4330/04-6/348.

Мнение Минфина России изложено в письме от 19.04.2006 N 03-03-04/1/359: "Таким образом, налогоплательщик, получающий по договору в безвозмездное пользование имущество, включает в состав внереализационных доходов доход в виде безвозмездно полученного права пользования имуществом, определяемый исходя из рыночных цен на идентичное имущество..."

2. Доходы, не учитываемые в целях налогообложения

(статья 251 НК РФ)

Ситуация N 8.

Залог или задаток, полученный в качестве обеспечения обязательств, не подлежит включению в налогооблагаемую базу (Постановление ФАС Московского округа от 23.01.2006 N КА-А40/13761-05).

Суть дела.

Решением налогового органа налогоплательщик был привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль. Также ему было предложено уплатить доначисленный налог на прибыль и пени, поскольку, по мнению налогового органа, полученный налогоплательщиком обеспечительный платеж должен быть включен в налоговую базу.

Налогоплательщик с указанным решением не согласился и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 249 НК РФ в целях настоящей главы доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 39 НК РФ реализацией товаров (работ, услуг) признается соответственно передача на возмездной основе права собственности на товары, результатов выполненных работ, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

По предварительному договору в качестве гарантий соблюдения обязательств по приобретению прав сторонняя организация обязалась перечислить налогоплательщику обеспечительный платеж, который в дальнейшем должен быть зачтен в счет оплаты прав по основному договору.

Поскольку реализация товаров не производилась ввиду их непередачи налогоплательщику, то есть не соблюдены условия, установленные статьями 39, 249 НК РФ для признания полученного дохода в целях учета при налогообложении налогом на прибыль, суды пришли к обоснованному выводу о признании решения налогового органа недействительным.

Кроме того, согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, имущественных прав, которые получены в форме залога или задатка в качестве обеспечения обязательств.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 23.01.2006 N КА-А40/13761-05.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 251 НК РФ имущественные права, полученные в форме задатка в качестве обеспечения обязательств или залога, не признаются доходом в целях формирования налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

В комментируемом Постановлении суд указывает, что спорный платеж был произведен в целях обеспечения обязательств, принятых на себя налогоплательщиком. Таким образом, данный платеж попадает под понятие платежей, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 251 НК РФ и не учитывается при определении налоговой базы.

Ситуация N 9.

Средства, полученные в виде безвозмездной помощи, не увеличивают налоговую базу по налогу на прибыль (Постановление ФАС Московского округа от 24.01.2006 N КА-А40/13837-05-П).

Суть дела.

По результатам камеральной проверки налоговым органом налоговой декларации по налогу на прибыль и документов, подтверждающих обоснованность применения налоговых льгот, вынесено решение об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому налоговым органом установлено нарушение заявителем подпункта 6 пункта 1 статьи 251 и пункта 1 статьи 247 НК РФ, повлекшее неправильное исчисление налоговой базы.

Налоговый орган указал, что в налогооблагаемую базу налоговой декларации по налогу на прибыль следует включить сумму полученного дохода за оказание безвозмездной технической помощи (содействия) Российской Федерации.

Налогоплательщику предложено внести необходимые исправления в бухгалтерский учет.

В обоснование изложенных выводов налоговый орган сослался на подпункт 6 пункта 1 статьи 251 НК РФ, статью 1 Федерального закона от 04.05.1999 N 95-ФЗ "О безвозмездной помощи (содействии) Российской Федерации и внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и об установлении льгот по платежам в государственные внебюджетные фонды в связи с осуществлением безвозмездной помощи (содействия) Российской Федерации" (далее - Закон N 95-ФЗ), указав, что, поскольку, в соответствии с удостоверением N 584 "О признании средств, товаров, работ и услуг технической помощью", получателем средств является Министерство обороны РФ, налогоплательщик не вправе пользоваться освобождением от уплаты налога на прибыль.

Налогоплательщик с указанным решением не согласился и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

В силу статьи 1 Закона N 95-ФЗ налоговые и таможенные льготы для всех участников реализации программ оказания безвозмездной помощи (содействия), предусмотренные статьей 2 Закона N 95-ФЗ, предоставляются только при наличии удостоверения.

Удостоверением признается документ, подтверждающий принадлежность средств, товаров, работ и услуг к гуманитарной или технической помощи (содействию), составленный по форме и выдаваемый в порядке, которые определяются Правительством РФ.

Таким образом, из содержания и смысла приведенных норм следует, что удостоверение подтверждает принадлежность средств к гуманитарной или технической помощи (содействию) и, как следствие, свидетельствует о заключении контракта с надлежащей стороной, а значит, служит доказательством реализации товаров (работ, услуг) в рамках оказания безвозмездной технической помощи.

Согласно удостоверению N 584 с приложением перечня организаций, участвующих в выполнении работ по программе, выданным Комиссией по вопросам международной технической помощи при Правительстве РФ от 25.01.2001 N 17, работы, выполняемые налогоплательщиком, относятся к технической помощи (содействию).

При этом донором в удостоверении названо Министерство обороны США через компанию США, получателем технической помощи - Министерство обороны РФ, а налогоплательщик определен как организация, участвующая в выполнении работ по предоставлению безвозмездной технической помощи.

Выполняемые налогоплательщиком работы непосредственно связаны с обеспечением защиты государственной тайны Российской Федерации. Правомочность проведения данных работ подтверждается наличием у налогоплательщика лицензий ФСБ, Гостехкомиссии России, Министерства обороны России.

С учетом изложенного суды пришли к обоснованному выводу о том, что налогоплательщик действует в рамках соглашения между Российской Федерацией и США, являясь подрядчиком США и участником программы, а выполняемые работы относятся к технической помощи (содействию). Фактическим получателем денежных средств для реализации программы являлся налогоплательщик, тогда как Министерство обороны получало результат оказываемой налогоплательщиком услуги.

Действующее законодательство не содержит запрета на использование льготы при выполнении работ в рамках безвозмездной технической помощи, если контракт заключен с официальным представителем донора.

Данное обстоятельство в силу пункта 7 статьи 3 НК РФ не может лишать налогоплательщика права на использование льготы.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 24.01.2006 N КА-А40/13837-05-П.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, понесенных налогоплательщиком.

Согласно подпункту 6 пункта 1 статьи 251 НК РФ доходы в виде средств полученных в виде безвозмездной помощи в порядке, установленном Законом N 95-ФЗ, не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

В комментируемом Постановлении суд приходит к выводу, что налогоплательщик действовал в рамках соглашения между США и Российской Федерацией, и выполняемые работы относятся к технической помощи, содействию. Денежные средства получал налогоплательщик. При таких обстоятельствах суд признал правомерность применения налогоплательщиком налоговой льготы.

Аналогичные выводы изложены в Постановлении ФАС Уральского округа от 26.04.2006 N Ф09-3131/06-С7.

Ситуация N 10.

Неуплаченные по беспроцентному займу проценты не являются доходом и не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль (Постановление ФАС Поволжского округа от 18.01.2006 N А57-3029/05-7).

Суть дела.

Налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка налогоплательщика, в том числе правильности исчисления и уплаты налога на прибыль.

По результатам этой проверки был составлен акт и принято решение, которым налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату сумм налога на прибыль в результате занижения налогооблагаемой базы; налогоплательщику предложено уплатить налоговые санкции, доплатить не полностью уплаченный налог на прибыль.

Основанием для доначисления налога на прибыль послужило то обстоятельство, что налогоплательщик предоставил беспроцентный заем денежных средств сторонней организации.

Налогоплательщик с указанным решением не согласился и обратился в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить.

НК РФ предусматривает, что доход должен быть выражен в денежной или натуральной форме. Не уплаченные по беспроцентному займу проценты являются экономией.

Форма дохода как материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование заемными средствами, учитывается только при определении налогооблагаемой базы по налогу на доходы физических лиц.

Глава 25 НК РФ не предусматривает такой формы экономической выгоды, как экономия на процентах, и не устанавливает порядок ее определения.

В соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа, а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.

Кроме того, налоговым органом не доказано фактическое получение заявителем дохода в виде процентов от займа.

При таких обстоятельствах беспроцентный заем не считается объектом обложения налогом на прибыль.

Таким образом, беспроцентный заем как обязательство, обязывающее заемщика возвратить полученные по договору займа денежные средства, не считается объектом налогообложения на прибыль.

Ситуация N 11.

Средства, полученные по договорам кредита или займа, не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль (Постановление ФАС Уральского округа от 21.03.2006 N Ф09-1735/06-С7).

Суть дела.

В ходе камеральной налоговой проверки декларации налогоплательщика по налогу на прибыль выявлено невключение в налоговую базу дохода, полученного не от сельскохозяйственной деятельности. По результатам проверки налоговым органом принято решение о доначислении налога на прибыль и пени.

Считая доначисление налога и пени неправомерным, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением.

Позиция суда.

В силу статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций для российских организаций признается полученная ими прибыль - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.

Судом установлено, что налогоплательщик 10.03.2005 заключил со сторонней организацией договор займа сроком на один год. Во исполнение договора налогоплательщик по акту приема-передачи получил три простых векселя Сберегательного банка Российской Федерации.

Таким образом, у налогового органа не имелось оснований для доначисления налога на прибыль.

Ситуация N 12.

Отсрочка возврата полученных денежных средств путем заключения договора займа не облагается налогом на прибыль, так как доходы, полученные в виде средств по договорам кредита или займа, не учитываются в целях налогообложения прибыли (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.04.2006 N А06-3123У/4-5/05).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам правильности применения законодательства о налогах и сборах, результаты которой нашли отражение в акте.

Решением налогового органа налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль и подвергнут штрафу по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Этим же решением налогоплательщику предложено уплатить налог на прибыль, пени за его несвоевременную уплату.

Решение налогового органа в рассматриваемой части мотивировано тем, что налогоплательщиком было допущено занижение налогооблагаемого дохода в связи с невключением в его состав суммы, полученной за аренду судна по договору бербоут-чартера; завышением внереализационных расходов, не подтвержденных документально, завышением выручки от продажи судна.

Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным в указанной части.

Позиция суда.

Удовлетворяя заявленные требования в вышеуказанной части, суд исходил из того, что полученные налогоплательщиком денежные суммы по договору бербоутного чартера от сторонней организации (далее - арендатор) не могут быть признаны доходом на основании подпункта 10 пункта 1 статьи 251 НК РФ.

При этом на основании исследованных в судебном заседании доказательств суд установил, что налогоплательщиком было передано арендатору судно сроком на шесть месяцев.

При условии полной оплаты данной суммы арендатор по договору считался покупателем, полностью оплатившим стоимость судна.

В письме, направленном налогоплательщику, арендатор отказался приобретать судно в связи с его неудовлетворительным техническим состоянием, не позволявшим его эксплуатацию по назначению, и просил вернуть полученные платежи в течение 20 банковских дней.

Налогоплательщик в свою очередь письмом обратился к арендатору с просьбой отсрочить возврат полученных средств путем оформления договора займа. Соответствующий договор был заключен сторонами.

Вся сумма полученных денежных средств и рыбной продукции была возвращена налогоплательщиком путем соглашения о переуступке права требования.

В связи с этим судом был сделан правильный вывод о том, что полученные налогоплательщиком средства не могут быть признаны доходом в силу подпункта 10 пункта 1 статьи 251 НК РФ, в соответствии с которым при определении налоговой базы не учитываются доходы, полученные в виде средств или иного имущества по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 18.01.2006 N А57-3029/05-7, Постановлению ФАС Уральского округа от 21.03.2006 N Ф09-1735/06-С7, Постановлению ФАС Поволжского округа от 04.04.2006 N А06-3123У/4-5/05.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В силу подпункта 10 пункта 1 статьи 251 НК РФ доходы в виде кредитов или займов, а также средств, полученных в счет погашения таких заимствований, не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

В комментируемых Постановлениях суд указывает, что беспроцентный заем, выданный налогоплательщиком, не является доходом. Также в результате возврата ранее полученных денежных средств путем заключения договора займа, налогоплательщик не получил дохода и соответственно не должен учитывать возвращенные суммы в составе доходов.

И, согласно вышеназванной правовой норме, денежные средства, полученные по договорам кредита или займа, не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

Заметим, что в 2005 г. по вопросу налогообложения материальной выгоды (не уплаченной суммы процентов) от получения заемных средств на безвозмездной основе установился единообразный подход, разделяемый как Минфином России и ФНС России (см., письмо Минфина России от 20.05.2004 N 04-02-03/91, письмо ФНС России от 13.01.2005 N 02-1-08/5@), так и судами (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 03.08.2004 N 3009/04), а именно: с неуплаченных процентов по договору беспроцентного займа налог на прибыль платить не нужно.

В то же время в пункте 2 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 НК РФ, доведенного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 98 (далее - Обзор от 22.12.2005), был сделан вывод, что, получая имущество по договору безвозмездного пользования, организация безвозмездно получает право пользования данным имуществом. Следовательно, следует применять пункт 8 статьи 250 НК РФ, в соответствии с которым доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 НК РФ, признаются в составе внереализационных доходов по налогу на прибыль.

Выводы, изложенные в пункте 2 Обзора от 22.12.2005, позже были продублированы в письме Минфина России от 19.04.2006 N 03-03-04/1/359.

Заметим, что логика ВАС РФ, изложенная в пункте 2 Обзора от 22.12.2005, отличается от логики, высказанной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.08.2004 N 3009/04 в отношении материальной выгоды (не уплаченной суммы процентов) от получения заемных средств на безвозмездной основе.

Тем не менее, позиция, высказанная в пункте 2 Обзора от 22.12.2005, не означает смену позиции Президиума ВАС РФ, Минфина России и ФНС России относительно налогообложения материальной выгоды (не уплаченной суммы процентов) от получения заемных средств на безвозмездной основе.

Представляется, что в настоящее время, налогоплательщик, получающий займы на безвозмездной основе вправе не уплачивать налог на прибыль с материальной выгоды (не уплаченной суммы процентов) от получения заемных средств на безвозмездной основе, на основании подхода, изложенного в письме Минфина России от 20.05.2004 N 04-02-03/91, письме ФНС России от 13.01.2005 N 02-1-08/5@ и Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.08.2004 N 3009/04.

Тем не менее учитывая положения пункта 2 Обзора от 22.12.2005 и письмо Минфина России от 19.04.2006 N 03-03-04/1/359, налогоплательщику следует оценивать налоговые риски в случае изменения позиции официальных органов и судов по данному вопросу.

Ситуация N 13.

Средства, полученные в рамках целевого финансирования, не учитываются при определении налоговой базы (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.05.2006 N Ф04-5064/2005(21972-А27-33)).

Суть дела.

Налоговым органом по результатам камеральной налоговой проверки декларации по налогу на прибыль вынесено решение, которым налогоплательщику предложено уплатить авансовый платеж по налогу на прибыль за данный период и пени.

Основанием доначисления данных сумм послужило неправомерное, по мнению налогового органа, завышение налогоплательщиком внереализационных расходов.

На основе данного решения налоговый орган выставил заявителю требование об уплате налога и пени. Поскольку в добровольном порядке требование не исполнено, налоговый орган в порядке статьи 46 НК РФ взыскал указанные суммы за счет денежных средств налогоплательщика, находящихся на счетах в банках.

Налогоплательщик, не согласившись с указанными действиями налогового органа, оспорил их в судебном порядке.

Позиция суда.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом обложения налога на прибыль признается прибыль, под которой понимаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных затрат.

Согласно подпункту 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы, полученные в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. Налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования.

Таким образом, для невключения доходов, полученных по кредитным договорам, полученным в рамках целевого финансирования, необходимо подтверждение самого факта, что денежные средства поступили налогоплательщику в рамках целевого финансирования и в случае подтверждения ведения им раздельного учета доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования.

Согласно положениям Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон N 129-ФЗ) бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций.

Нормой статьи 8 Закона N 129-ФЗ установлено, что все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

Суд, исследовав в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ представленные налогоплательщиком доказательства ведения раздельного учета сумм целевого бюджетного финансирования, в частности регистр раздельного бухгалтерского учета, журнал-ордер по кредиту и ведомость по дебету (расчету по краткосрочным кредитам), пришел к выводу, что налогоплательщик правомерно при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль не учитывал денежные средства, полученные в рамках целевого бюджетного финансирования согласно договору о представлении субсидий, получаемых на реализацию инвестиционного проекта и направленные, в свою очередь, налогоплательщиком по целевому назначению, а именно - на уплату процентов по кредитным договорам.

Кроме того, незаполнение соответствующих листов налоговой декларации само по себе не свидетельствует об отсутствии ведения налогоплательщиком раздельного учета поступающих средств целевого финансирования.

На основании изложенного суд кассационной инстанции считает правомерным вывод судебных инстанций о том, что у налогоплательщика отсутствует обязанность по исчислению и уплате в бюджет налога на прибыль с сумм целевого бюджетного финансирования, полученных по договору.

Ситуация N 14.

Бюджетные средства, полученные налогоплательщиком (бюджетной организацией) в целях покрытия убытком прошлых лет, не являются доходом и не учитываются в целях налогообложения прибыли (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.01.2006 N А82-1746/2005-15).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика (бюджетной организации) и установил, в частности, что налогоплательщик неправомерно не включил в состав внереализационных доходов денежные средства, полученные от Совета муниципального округа на покрытие убытков прошлых лет по услугам водоснабжения. Налоговый орган, посчитав, что полученные денежные средства на покрытие убытков прошлых лет не входят в перечень целевых поступлений, указанный в пункте 2 статьи 251 НК РФ, расценил данные поступления внереализационным доходом, подлежащим учету при обложении налогом на прибыль. В результате занижения налогооблагаемой базы налогоплательщик не доплатил в бюджет налог на прибыль.

Рассмотрев материалы проверки, руководитель налогового органа принял решение о привлечении налогоплательщика за указанное нарушение к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ. Этим же решением налогоплательщику предложено уплатить штраф, недоимку по налогу на прибыль и соответствующие суммы пени.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль в виде полученных доходов (уменьшенных на величину произведенных расходов), к которым в силу статьи 248 НК РФ относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав и внереализационные доходы.

В силу пункта 14 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде использованных не по целевому назначению имущества (в том числе денежных средств), работ, услуг, которые получены в рамках благотворительной деятельности, целевых поступлений, целевого финансирования, за исключением бюджетных средств. В отношении бюджетных средств, использованных не по целевому назначению, применяются нормы бюджетного законодательства Российской Федерации.

В статье 162 БК РФ определено, что получателем бюджетных средств являются бюджетное учреждение или иная организация, имеющие право на получение бюджетных средств в соответствии с бюджетной росписью на соответствующий год.

В соответствии с пунктом 2 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются целевые поступления (за исключением целевых поступлений в виде подакцизных товаров и подакцизного минерального сырья). К ним относятся целевые поступления из бюджета бюджетополучателям и целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, поступившие безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц и использованные указанными получателями по назначению.

Как установил суд и подтверждается материалами дела, налогоплательщик оказывает жилищно-коммунальные услуги населению по регулируемым государственным ценам.

Налогоплательщик получил финансирование на покрытие убытков по водоснабжению в части услуг, оказанных населению, прошлых лет.

В данном случае финансирование налогоплательщика осуществлялось Советом муниципального округа, денежные средства выделялись целевым назначением на покрытие убытков. Указанные средства использовались налогоплательщиком по целевому назначению, поскольку прибыли по итогам текущего периода не было получено. Налогоплательщик является получателем бюджетных средств из регионального бюджета (бюджета субъекта Российской Федерации) в соответствии с бюджетной росписью на соответствующий год.

С учетом изложенного суд сделал вывод о том, что полученные налогоплательщиком денежные средства не являются объектом обложения по налогу на прибыль, и признал недействительным решение налогового органа в обжалуемой части.

Ситуация N 15.

Целевые поступления некоммерческой организации не учитываются в составе доходов (Постановление Уральского округа от 13.03.2006 N Ф09-1380/06-С7).

Суть дела.

Налоговый орган по результатам налоговой проверки вынес решение о привлечении налогоплательщика (товарищество собственников жилья) к налоговой ответственности. Указанным решением налогоплательщику был доначислен налог на прибыль и предложено уплатить соответствующие пени.

Доначисление налога, пеней и взыскание штрафа обусловлено тем, что налогоплательщик, получая от собственников жилья средства для проведения капитального ремонта жилого фонда, не включил их в налоговую базу.

Считая действия налогового органа неправомерными, налогоплательщик обратился в арбитражный суд.

Позиция суда.

Судами установлено, что налогоплательщик является некоммерческой организацией, формой объединения домовладельцев для совместного управления и обеспечения эксплуатации комплекса недвижимого имущества в кондоминиуме, владения, пользования и в установленных законодательством пределах распоряжения общим имуществом.

Полученные от собственников жилья средства предназначались для содержания и эксплуатации жилья, аккумулировались на отдельном банковском счете, не использовались не по целевому назначению.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии реализации налогоплательщиком работ, услуг, товаров в смысле, заложенном в пункте 1 статьи 39 НК РФ, и, следовательно, об отсутствии дохода от реализации.

В соответствии со статьей 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 251 НК РФ, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются целевые поступления, к которым относятся в том числе целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, поступившие от физических лиц и использованные указанными получателями по назначению.

Ситуация N 16.

Денежные средства, полученные налогоплательщиком за регистрацию прав на недвижимое имущество, не являются объектом налогообложения по налогу на прибыль (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.01.2006 N А82-1911/2005-14).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика (Управление Федеральной регистрационной службы) и установил неуплату налога на прибыль с сумм полученной платы за регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, предоставление информации о зарегистрированных правах. По мнению проверяющих, плата за регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним и за предоставление информации о зарегистрированных правах является доходом налогоплательщика, полученным за оказанные услуг, и должна учитываться при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

По результатам проверки составлен акт, на основании которого руководитель налогового органа вынес решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль. Этим же решением налогоплательщику предложено уплатить доначисленные суммы налогов, пеней и штрафов.

Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

В статье 247 НК РФ предусмотрено, что объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, в том числе для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Статья 41 НК РФ определяет, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в том числе в соответствии с главой 25 НК РФ "Налог на прибыль (доход) организаций".

Вместе с тем, на основании подпункта 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ, при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования.

К средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) - источником целевого финансирования или федеральными законами, в том числе в виде средств бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, выделяемых бюджетным учреждениям по смете доходов и расходов бюджетного учреждения. При этом налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования. При отсутствии такого учета у налогоплательщика, получившего средства целевого финансирования, указанные средства рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения. К средствам бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, выделяемым бюджетным учреждениям по смете доходов и расходов бюджетного учреждения, но не использованным по целевому назначению в течение налогового периода либо использованным не по целевому назначению, применяются нормы бюджетного законодательства России.

Из указанных норм следует, что в случае если поступающие налогоплательщику средства за выполнение возложенных на него в силу прямого указания закона обязанностей носят целевой характер, то такие средства не являются доходами в смысле, придаваемом им в статье 41 НК РФ, и, соответственно, не учитываются при формировании налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Средства, поступающие налогоплательщику (от государственной регистрации и предоставления информации по регистрации прав и сделок с недвижимостью), зачислялись на счета "Целевые средства" или "Поступления средств от органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, предприятий и учреждений, физических лиц" и направлялись на создание, поддержание и развитие системы государственной регистрации прав, в том числе на обеспечение зарегистрированных прав. Финансирование Управления осуществлялось за счет средств, полученных от его деятельности по смете доходов и расходов. Данные средства носили фиксированный характер и не могли быть признаны доходами в смысле, придаваемом им в статье 41 НК РФ.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 05.05.2006 N Ф04-5064/2005(21972-А27-33), Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 30.01.2006 N А82-1746/2005-15, Постановлению ФАС Уральского округа от 13.03.2006 N Ф09-1380/06-С7, Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 12.01.2006 N А82-1911/2005-14.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В силу подпункта 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ средства, полученные в рамках целевого финансирования, не учитываются при определении налоговой базы.

При этом налогоплательщику необходимо выполнить ряд условий, предусмотренных для учета средств целевого финансирования. При получении средств целевого финансирования налогоплательщик обязан вести раздельный учет доходов и расходов, полученных или произведенных в рамках целевого финансирования. При невыполнении налогоплательщиком указанного требования, средства целевого финансирования подлежат налогообложению с даты их получения. Также налогоплательщик, получивший средства целевого финансирования, должен использовать их в соответствии с целью их выделения. При решении вопроса о включении полученных денежных средств в состав доходов необходимо определить, являются ли полученные средства средствами целевого финансирования, путем анализа характерных признаков целевого финансирования и конкретного характера полученных средств.

Таким образом, средства, полученные налогоплательщиком в рамках целевого финансирования, не могут рассматриваться ни как доходы, связанные с производством и реализацией, ни как внереализационные доходы, так как не влекут получения налогоплательщиком экономической выгоды.

Данного мнения придерживаются и налоговые органы, см., например, письмо МНС России от 04.08.2004 N 02-2-07/54@: "Средства целевого финансирования, а также целевые поступления, поступившие на содержание и ведение уставной деятельности некоммерческих организаций безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц и использованные указанными получателями по назначению, не учитываемые при определении налоговой базы некоммерческих организаций, определены в подпункте 14 пункта 1 и пункте 2 статьи 251 НК РФ. Налогоплательщики - получатели средств целевого финансирования и целевых поступлений обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования и целевых поступлений..."

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Поволжского округа от 10.11.2005 N А55-2583/05, Постановлении ФАС Московского округа от 27.02.2006 N КА-А41/723-06.

3. Расходы. Группировка расходов (статья 252 НК РФ)

Ситуация N 17.

Средства, полученные от сельскохозяйственной деятельности, не учитываются в составе доходов и расходов налогоплательщика, следовательно, не могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль от иных видов деятельности (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.03.2006 N А11-4267/2005-К2-23/169).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку организации (государственное унитарное предприятие) за период с 01.01.2002 по 31.12.2003, по результатам которой составлен акт, и принято решение, в том числе о доначислении налога на прибыль за 2002 - 2003 гг., пеней за его неуплату и о привлечении организации к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Частично не согласившись с решением налогового органа, организация обжаловала его в арбитражный суд.

Позиция суда.

В соответствии с пунктом 5 статьи 1 Закона РФ от 27.12.1991 N 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций" (далее - Закон N 2116-1) не являются плательщиками налога на прибыль предприятия любых организационно-правовых форм по прибыли от реализации произведенной ими сельскохозяйственной и охотохозяйственной продукции, а также произведенной и переработанной на данных предприятиях собственной сельскохозяйственной продукции.

Указанные предприятия уплачивают налог на прибыль, полученную от иных видов деятельности.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

На основании пункта 2 статьи 252 НК РФ расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В пункте 3 статьи 252 НК РФ установлено, что особенности определения расходов, признаваемых для целей налогообложения, для отдельных категорий налогоплательщиков либо расходов, произведенных в связи с особыми обстоятельствами, устанавливаются положениями главы 25 НК РФ.

В соответствии с подпунктами 2, 15 пункта 1 статьи 265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности, расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, а также расходы на услуги банков, в том числе связанные с установкой и эксплуатацией электронных систем документооборота между банком и клиентами, в том числе систем "клиент - банк".

В подпункте 2 пункта 2 той же статьи к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов.

Из смысла приведенных норм с учетом пункта 9 статьи 274 НК РФ следует, что все доходы и расходы, связанные с производством и реализацией сельскохозяйственной продукции, в том числе внереализационные доходы и расходы от сельскохозяйственных видов деятельности, не учитываются при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль от иных видов деятельности.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, организация не являлась плательщиком налога на прибыль по сельскохозяйственной деятельности в 2002 - 2003 гг., поскольку основной деятельностью организации было производство и реализация сельхозпродукции. Спорные расходы организации в виде процентов по долговым обязательствам, расходов на услуги банков образовались в результате получения кредитов на покупку основных средств, используемых в сельском хозяйстве, в виде оплаты тепловой и электрической энергии, закупки ядохимикатов и оплаты труда работников. Дебиторская задолженность, по которой истек срок исковой давности, возникла вследствие неоплаты отгруженной сельскохозяйственной продукции.

Следовательно, указанные внереализационные расходы возникли в связи с осуществлением организацией сельскохозяйственной деятельности и поэтому не могут учитываться при формировании финансового результата и уменьшать налогооблагаемую прибыль по иным видам деятельности.

Таким образом, налоговый орган обоснованно доначислил организации налог на прибыль, пени за его неуплату и привлек к налоговой ответственности в виде штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Ситуация N 18.

Налогоплательщик не вправе уменьшать налогооблагаемую базу, сформированную за счет иных видов деятельности, на расходы, произведенные при осуществлении сельскохозяйственной деятельности (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2006 N А13-7240/2005-05).

Суть дела.

Налоговый орган провел камеральную налоговую проверку декларации налогоплательщика (сельскохозяйственный производственный кооператив) по налогу на прибыль за первый квартал 2005 г.

По результатам проверки налоговый орган принял решение об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности и о доначислении налога на прибыль и начислении пеней за его несвоевременную уплату.

Основанием для принятия такого решения послужил вывод налогового органа о том, что при исчислении налога налогоплательщик занизил налогооблагаемую прибыль, включив во внереализационные расходы проценты, уплаченные по полученным на ведение сельскохозяйственной деятельности кредитам.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обжаловал его в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, определяемых в соответствии с главой 25 НК РФ.

В пункте 1 статьи 284 НК РФ установлена налоговая ставка по налогу на прибыль в размере 24 процентов, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 5 данной статьи.

Согласно пункту 2 статьи 274 НК РФ налоговая база по прибыли, облагаемой по ставке, отличной от ставки, указанной в пункте 1 статьи 284 НК РФ, определяется налогоплательщиком отдельно. Налогоплательщик ведет раздельный учет доходов (расходов) по операциям, по которым в соответствии с главой 25 НК РФ предусмотрен отличный от общего порядок учета прибыли и убытка.

Кроме того, в пункте 9 статьи 274 НК РФ указано, что организации, получающие прибыль от сельскохозяйственной деятельности, при исчислении налоговой базы в составе доходов и расходов не учитывают доходы и расходы от такой деятельности.

В статье 248 НК РФ содержится классификация доходов, а в статье 252 НК РФ - группировка расходов в зависимости от характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика. Из пункта 2 статьи 252 НК РФ следует, что расходы подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Статьей 265 НК РФ к внереализационным расходам отнесены расходы в виде процентов по долговым обязательствам.

В соответствии со статьей 2.1 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах" (далее - Закон N 110-ФЗ) налоговая ставка по налогу на прибыль организаций для сельскохозяйственных товаропроизводителей, не перешедших на систему налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог), по деятельности, связанной с реализацией произведенной ими сельскохозяйственной продукции, а также с реализацией произведенной и переработанной данными организациями собственной сельскохозяйственной продукции, устанавливается в 2004 - 2005 гг. в размере 0 процентов.

Из материалов дела следует, что налогоплательщик не применяет систему налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог).

Налогоплательщик не оспаривает, что полученный кредит он использовал для осуществления сельскохозяйственной деятельности.

Как следует из пункта 9 статьи 274 НК РФ, при исчислении базы, облагаемой налогом на прибыль, доходы, возникшие от сельскохозяйственной деятельности, уменьшаются на расходы, возникающие при осуществлении этой деятельности, независимо от того, к какой группе расходов они относятся.

Прибыль организации от сельскохозяйственной деятельности, исчисленная таким образом, в 2005 г. облагалась по ставке 0 процентов.

Таким образом, расходы по уплате процентов по кредитным договорам кооператив должен был учесть в составе внереализационных расходов при исчислении прибыли от сельскохозяйственной деятельности и неправомерно уменьшил на их величину доходов, облагаемых в 2005 г. по налоговой ставке 24 процента.

Ситуация N 19.

Налогоплательщик, осуществляющий деятельность по вылову рыбы, не являющийся рыболовецкой артелью (колхозом), исчисляет налог на прибыль на общих основаниях (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.05.2006 N А05-17478/2005-33).

Суть дела.

Налоговый орган провел камеральную проверку налоговой декларации, по результатам которой составил акт. Налогоплательщик представил разногласия по акту, которые налоговый орган принял в части уменьшения налоговой базы для исчисления налога на величину убытков, полученных от деятельности, не подпадающей под льготу. Разногласия налогоплательщика в части применения льготы налоговый орган отклонил.

Решением налогового органа налогоплательщику предложено уплатить по статье 122 НК РФ штраф, налог на прибыль организаций, пени по налогу на прибыль организаций. Налоговый орган в решении указал, что вылов рыбы и других водных биоресурсов, осуществляемый организациями иных организационно-правовых форм (кроме специально указанных законодателем рыболовецких артелей (колхозов)), к сельскохозяйственной продукции не относится.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обратился с заявлением в арбитражный суд.

Позиция суда.

В соответствии с пунктом 5 статьи 1 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 N 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций" (далее - Закон N 2116-1) не являются плательщиками налога предприятия любых организационно-правовых форм по прибыли от реализации произведенной ими сельскохозяйственной и охотохозяйственной продукции, а также произведенной и переработанной на данных предприятиях собственной сельскохозяйственной продукции, за исключением сельскохозяйственных предприятий индустриального типа, определяемых по перечню, утверждаемому законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации.

Согласно абзацу 3 статьи 2 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах", именуемого далее Закон N 110-ФЗ (в редакции Федерального закона от 29.12.2001 N 187-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах"), предусмотренный абзацем первым пункта 5 статьи 1 Закона N 2116-1 порядок освобождения от уплаты налога на прибыль предприятий любых организационно-правовых форм по прибыли от реализации произведенной ими сельскохозяйственной продукции, а также произведенной и переработанной на данных предприятиях собственной сельскохозяйственной продукции, за исключением сельскохозяйственных предприятий индустриального типа, определяемых по перечню, утверждаемому законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации, действует впредь до перевода указанных предприятий на специальный налоговый режим (систему налогообложения) для сельскохозяйственных товаропроизводителей в соответствии с главой 26.1 НК РФ.

Из материалов дела следует, что налогоплательщик не переведен на специальный налоговый режим.

В абзаце третьем статьи 2 Закона N 110-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11.11.2003 N 147-ФЗ "О внесении изменений в главу 26.1 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации" (далее - Закон N 147-ФЗ)) указано, что для сельскохозяйственных товаропроизводителей - рыболовецких артелей (колхозов) освобождение от налога на прибыль действует до 1 января 2005 года.

В силу статьи 2.1 Закона N 110-ФЗ (в редакции Закона N 147-ФЗ) налоговая ставка по налогу на прибыль организаций для сельскохозяйственных товаропроизводителей, не перешедших на систему налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог), по деятельности, связанной с реализацией произведенной ими сельскохозяйственной продукции, а также с реализацией произведенной и переработанной данными организациями собственной сельскохозяйственной продукции, устанавливается в следующих порядке и размере:

в 2004 - 2005 гг. - 0%;

в 2006 - 2008 гг. - 6%;

в 2009 - 2011 гг. - 12%;

в 2012 - 2014 гг. - 18%;

начиная с 2015 г. - в соответствии с пунктом 1 статьи 284 НК РФ.

Абзацем вторым пункта 1 статьи 346.2 НК РФ (в редакции Закона N 147-ФЗ) установлено, что в целях главы 26.1 НК РФ сельскохозяйственными товаропроизводителями признаются организации и индивидуальные предприниматели, производящие сельскохозяйственную продукцию и (или) выращивающие рыбу, осуществляющие ее первичную и последующую (промышленную) переработку и реализующие эту продукцию и (или) рыбу, при условии, что в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) таких организаций или индивидуальных предпринимателей доля дохода от реализации произведенной ими сельскохозяйственной продукции и (или) выращенной ими рыбы, включая продукцию ее первичной переработки, произведенную ими из сельскохозяйственного сырья собственного производства и (или) выращенной ими рыбы, составляет не менее 70 процентов.

Исходя из пункта 1 статьи 11 НК РФ и в соответствии со статьей 1 Федерального закона от 08.12.1995 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" (далее - Закон N 193-ФЗ), к сельскохозяйственным товаропроизводителям, то есть лицам, осуществляющим производство сельскохозяйственной продукции, относится физическое или юридическое лицо, осуществляющее производство сельскохозяйственной продукции, которая составляет в стоимостном выражении более 50 процентов общего объема производимой продукции, в том числе рыболовецкая артель (колхоз), производство сельскохозяйственной (рыбной) продукции и объем вылова водных биоресурсов, в которой составляет в стоимостном выражении более 70% общего объема производимой продукции.

Согласно введению к Общероссийскому классификатору продукции ОК 005-93 в Общероссийском классификаторе продукции предусмотрена пятиступенчатая иерархическая классификация с цифровой десятичной системой кодирования. На каждой ступени классификации деление осуществлено по наиболее значимым экономическим и техническим классификационным признакам. На первой ступени классификации располагаются классы продукции (XX 000), на второй - подклассы (XX X000), на третьей - группы (XX XX00), на четвертой - подгруппы (XX XXX0) и на пятой - виды продукции (XX XXXX).

В Общероссийском классификаторе продукции ОК 005-93 в состав группы "продукция сельского хозяйства" (код 98 9900) входит подгруппа "продукция рыбная, вылов рыбы и других водных биоресурсов рыболовецкими артелями (колхозами)" (код 98 9930), в которую в том числе входит вид продукции "вылов рыбы и других водных биоресурсов" (код 98 9934). То есть "вылов рыбы и других водных биоресурсов" по коду 98 9934 производится только рыболовецкими артелями (колхозами).

Вылов рыбы и других водных биоресурсов, осуществляемый организациями иных организационно-правовых форм, к сельскохозяйственной продукции не относится, а принадлежит классу продукции 92 0000 "Продукция мясной, молочной, рыбной, мукомольно-крупяной, комбикормовой и микробиологической промышленности" и группировке 92 0001 "Улов рыбы, включая добычу морского зверя, китов, морепродуктов и ракообразных".

Следовательно, применительно к вылову рыбы сельскохозяйственными товаропроизводителями признаются только рыболовецкие артели (колхозы).

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 21.03.2006 N А11-4267/2005-К2-23/169, Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2006 N А13-7240/2005-05, Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 19.05.2006 N А05-17478/2005-33.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В соответствии со статьей 252 НК РФ расходами признаются документально подтвержденные и экономически обоснованные затраты, понесенные налогоплательщиком.

В силу статьи 5 Закона N 2116-1 не являются плательщиками налога на прибыль предприятия любых организационно-правовых форм по прибыли от произведенной ими сельскохозяйственной продукции, а также произведенной и переработанной на данных предприятиях собственной сельскохозяйственной продукции, за исключением сельскохозяйственных предприятий индустриального типа, определяемых по перечню, утверждаемому законодательными органами субъектов Российской Федерации.

Согласно статье 2 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах" (далее - Закон N 110-ФЗ), льгота сельскохозяйственных организаций, освобождающая их от уплаты налога на прибыль от сельскохозяйственной деятельности, действует до 01.01.2005.

Статьей 2.1 Закона N 110-ФЗ предусмотрено, что сельскохозяйственные организации, не перешедшие на уплату единого сельскохозяйственного налога, уплачивают налог на прибыль по деятельности связанной с реализацией ими сельскохозяйственной продукции в 2004 - 2007 гг. по ставке 0 %.

В комментируемых Постановлениях суд указывает, что поскольку финансовые результаты организации от сельскохозяйственной деятельности не учитываются в целях налогообложения прибыли, то соответственно и расходы, связанные с осуществлением такой деятельности, не могут уменьшать налогооблагаемую базу, исчисленную по иным видам деятельности. Указанные расходы могут уменьшать лишь доходы, полученные от сельскохозяйственной деятельности.

Аналогичные выводы отражены в Постановлении ФАС Поволжского округа от 27.01.2006 N А12-14636/05-С60.

Также в письме Минфина России от 01.12.2004 N 03-03-01-04/1/164 сказано: "При оценке произведенной сельскохозяйственной продукции нужно руководствоваться Методическими указаниями по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденными Приказом Минфина России от 28.12.2001 N 119н. В соответствии с пунктом 203 названных Методических указаний готовая продукция может оцениваться в аналитическом и синтетическом бухгалтерском учете организации по фактической производственной себестоимости или по нормативной себестоимости, включающей затраты, связанные с использованием в процессе производства основных средств, сырья, материалов, топлива, энергии трудовых ресурсов, и другие затраты на производство продукции.

В случае соответствия указанным критериям организация не должна уплачивать налог на прибыль с доходов от реализации произведенной и переработанной собственной сельскохозяйственной продукции в 2004 - 2005 гг.".

В последнем комментируемом Постановлении суд приходит к выводу, что налогоплательщик не является рыболовецкой артелью, а вылов рыбы организациями других организационно-правовых форм не является сельскохозяйственной деятельностью. Таким образом, налогоплательщик неправомерно использовал спорную налоговую льготу и должен был исчислять налог на прибыль на общих основаниях.

Данный вывод не противоречит позиции Минфина России, высказанной в письме 07.12.2004 N 03-03-01-04/1-172: "Согласно Общероссийскому классификатору продукции ОК 005-93, утвержденному Постановлением Госстандарта России от 30.12.93 N 301, к продукции животноводства, то есть к сельскохозяйственной продукции, относится продукция рыбная, вылов рыбы и других водных биоресурсов рыболовецкими артелями (колхозами) (код 98 9930). Вылов рыбы и других водных биоресурсов, осуществляемый организациями иных организационно-правовых форм, к сельскохозяйственной продукции не относится..."

Аналогичные выводы отражены в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 03.05.2006 N А42-6201/2005.

Ситуация N 20.

Затраты налогоплательщика на исследование конъюнктуры рынка относятся к прочим расходам и уменьшают налогооблагаемую базу, если документально подтверждены и экономически обоснованы, независимо от наличия в штате налогоплательщика маркетинговой службы (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.05.2006 N А82-8772/2005-37).

Суть дела.

Налоговый орган в результате камеральной налоговой проверки представленной налогоплательщиком декларации по налогу на прибыль за 2004 г. установил неуплату налога на прибыль за 2004 г. в результате занижения налогооблагаемой прибыли на сумму экономически не оправданных расходов по маркетинговым услугам, оказанным по договору. Рассмотрев материалы проверки, налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ, при этом ссылаясь на то, что в штате налогоплательщика имелась собственная маркетинговая служба.

Налогоплательщик посчитал принятое решение незаконным и обратился с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Позиция суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (пункт 2 статьи 252 НК РФ).

На основании подпункта 27 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на текущее изучение (исследование) конъюнктуры рынка, сбор информации, непосредственно связанной с производством и реализацией товаров (работ, услуг).

Исследовав и оценив представленные в деле доказательства, согласно которым выручка от реализации продукции составила большую сумму по сравнению с предыдущим годом, суд пришел к выводу о том, что понесенные налогоплательщиком по договору со сторонней организацией расходы экономически обоснованы и документально подтверждены.

При изложенных обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что расходы по оплате маркетинговых услуг (как отвечающие требованиям статьи 252 НК РФ) правомерно были учтены налогоплательщиком в составе расходов при исчислении налога на прибыль.

Ситуация N 21.

Услуги по ведению бухгалтерского учета и консультационные услуги относятся к прочим расходам и уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций. Наличие в штате бухгалтера не исключает возможность привлечения для оказания бухгалтерских и консультационных услуг сторонней организации (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.03.2006 N Ф04-1521/2006(20764-А46-15)).

Суть дела.

Налогоплательщиком представлена в налоговый орган налоговая декларация по налогу на прибыль, в ходе проведения камеральной проверки которой налоговым органом установлено занижение налоговой базы, обусловленное включением в состав расходов сумм, выплаченных за оказанные налогоплательщику услуги аутсорсинга (бухгалтерские и консультационные услуги по договору).

Не оспаривая факта документальной подтвержденности произведенных затрат, налоговый орган в ходе камеральной проверки сделал вывод об их нецелесообразности, о чем указал в уведомлении, направленном в адрес налогоплательщика.

Налогоплательщиком были представлены в налоговый орган возражения на указанное уведомление.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика заместителем руководителя налогового органа вынесено решение об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, в соответствии с которым в составе расходов, уменьшающих налоговую базу, признана лишь часть затрат. Остальная сумма затрат в размере расценена налоговым органом как экономически не обоснованная.

Не согласившись с указанным решением налогового органа, налогоплательщик обратился в арбитражный суд.

Позиция суда.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью в силу главы 25 НК РФ признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с указанной главой НК РФ.

В соответствии со статьей 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленные в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, произведенные (понесенные) налогоплательщиком затраты должны быть не только подтверждены соответствующими документами, но и быть экономически оправданными.

Пунктом 1 статьи 252 НК РФ прямо не установлено требование о том, каким должно быть отношение расходов и финансовых результатов, чтобы признать данные расходы экономически обоснованными.

При оценке экономической обоснованности понесенных налогоплательщиком затрат, суд проанализировал в совокупности представленные в материалы дела доказательства и установил, что необходимость заключения договора аутсорсинга вызвана расторжением договора с ОАО об оказании информационных услуг, в результате чего заявитель утратил статус официального дилера ОАО по реализации его продукции. Благодаря заключению договора аутсорсинга со сторонней организацией, у налогоплательщика увеличился круг потребителей и поставщиков товара на внутренних и внешних рынках, увеличился товарный ассортимент, расширились сервисные услуги для покупателей; наличие указанного договора позволило номенклатуру приобретаемой и реализуемой продукции учитывать в бухгалтерском и налоговом учете по упрощенной схеме.

Учитывая указанные обстоятельства, суд пришел к выводу об обоснованности заключения договора аутсорсинга.

Ситуация N 22.

Затраты налогоплательщика по оплате труда подлежат включению в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, так как должностные обязанности генерального директора и президента организации различны, и содержание в штате организации должности президента экономически обосновано (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.03.2006 N А56-14860/2005).

Суть дела.

Налоговым органом проведена выездная налоговая проверка соблюдения налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах, в том числе правильности, полноты и своевременности исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль. В ходе проверки выявлен ряд нарушений, которые отражены в акте.

Так, налоговый орган пришел к выводу о неправомерном занижении базы, облагаемой налогом на прибыль, вследствие необоснованного включения в состав затрат, ее уменьшающих, расходов по оплате труда ряда работников налогоплательщика: президента, делопроизводителя и программиста.

Этот вывод налоговый орган обосновал следующим.

В соответствии с Уставом налогоплательщика основным видом его деятельности является покупка, продажа и сдача в аренду объектов недвижимости. В проверяемый период налогоплательщиком заключено два договора аренды, поэтому фактически деятельность организации состояла в управлении, передаче арендаторам помещений, получении арендной платы, ведении предусмотренного действующим законодательством учета и оформлении документации. Согласно штатному расписанию численность работников налогоплательщика с 01.04.2001 составляла 8 человек: генеральный директор, делопроизводитель, главный экономист, программист, президент, референт, главный инженер, главный бухгалтер.

По мнению налогового органа, введение должностей президента, делопроизводителя и программиста нецелесообразно и экономически не оправдано. Из должностных инструкций следует, что обязанности президента дублируют должностные обязанности генерального директора. Ведение необходимой документации, обеспечивающей финансово-хозяйственную деятельность организации, осуществляется референтом (делопроизводителем), однако штатным расписанием налогоплательщика предусмотрены должности как референта, так и делопроизводителя, обе они заняты. На балансе организации имеется один компьютер, необходимость наличия в штате программиста (с учетом осуществляемых налогоплательщиком видов деятельности) отсутствует.

Неправомерное включение в состав расходов, уменьшающих облагаемую налогом на прибыль базу, затрат по оплате труда работников, занимающих должности президента, делопроизводителя и программиста, привело к убыточности деятельности налогоплательщика, повлекло неуплату налогоплательщиком налога на прибыль.

В письме в адрес налогового органа налогоплательщик представил возражения по акту проверки, после рассмотрения которых налоговым органом признаны экономически обоснованными затраты на оплату труда делопроизводителя и программиста. В части обоснованности введения в штат должности президента и включения в состав затрат по налогу на прибыль расходов на оплату его труда возражения налогоплательщика отклонены.

Решением налогового органа налогоплательщик привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату налога на прибыль. Этим же решением налогоплательщику доначислено и предложено уплатить налог на прибыль и пени за нарушение сроков уплаты этого налога.

Налогоплательщик, считая решение налогового органа незаконным, обратился в арбитражный суд с заявлением.

Позиция суда.

В соответствии с пунктом 2 статьи 253 НК РФ к расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся расходы на оплату труда.

Согласно статье 255 НК РФ в расходы на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, а также расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих доходы, предусмотрены статьей 252 НК РФ.

Согласно статье 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Таким образом, если расходы осуществляются налогоплательщиком в рамках предпринимательской (хозяйственной, производственной) деятельности, направлены на получение дохода, то такие расходы при наличии соответствующего документального подтверждения признаются обоснованными.

Таким образом, экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком расходов определяется хозяйственной деятельностью организации, направленной на получение дохода. Условиями отнесения затрат по оплате труда работников является их связь с хозяйственной деятельностью налогоплательщика и документальное подтверждение осуществления таких затрат.

Введение в штатное расписание налогоплательщика должности "президент" и прием работника на эту должность были обусловлены покупкой объекта недвижимости (жилой квартиры) и необходимостью последующего ее перевода из жилого фонда в нежилой.

После заключения договора купли-продажи жилого помещения (квартиры) для перевода приобретенной квартиры в нежилой фонд с последующим объединением ее с другим помещением, принадлежавшим налогоплательщику, необходимо было выполнить ряд мероприятий, которые осуществлялись при непосредственном участии президента.

Судебные инстанции, оценив представленные налогоплательщиком доказательства, пришли к выводу, что фактические обязанности, осуществляемые президентом (подготовка необходимых справок и документов, согласование в государственных органах и организациях перевода жилого помещения в нежилой фонд, разработка плана реконструкции помещения), не совпадают с обязанностями генерального директора налогоплательщика.

При названных обстоятельствах кассационная инстанция считает правильным вывод судов о том, что налогоплательщик обосновал экономическую оправданность спорных расходов на оплату труда сотрудника, должность которого обозначена как "президент".

Ситуация N 23.

Затраты на изучение конъюнктуры рынка не могут быть отнесены к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, лишь если они экономически не обоснованы (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.04.2006 N А33-9867/05-Ф02-1356/06-С1).

Суть дела.

Налоговым органом проведена выездная налоговая проверка налогоплательщика, по результатам которой составлен акт.

По итогам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки налоговым органом принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде уплаты штрафа по налогу на прибыль, предложено уплатить налог на прибыль, а также пени по налогу на прибыль.

Считая решение налогового органа незаконным, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании его недействительным.

Позиция суда.

На основании пункта 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, - убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу подпункта 27 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на текущее изучение (исследование) конъюнктуры рынка, сбор информации, непосредственно связанной с производством и реализацией товаров (работ, услуг).

Таким образом, при исчислении налога на прибыль налогоплательщик вправе уменьшить полученные в отчетном налоговом периоде доходы на сумму произведенных им расходов на текущее изучение (исследование) конъюнктуры рынка, сбор информации, непосредственно связанной с производством и реализацией товаров (работ, услуг), при условии обоснованности таких расходов, то есть при наличии экономической оправданности понесенных расходов, выраженных в денежной форме.

Как установлено судом и следует из материалов дела, основанием для признания неправомерным отнесения налогоплательщиком затрат по изучению конъюнктуры рынка на другие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, в стоимости оплаченных услуг по изучению конъюнктуры рынка алкогольной продукции других регионов и ликероводочных заводов, оказанным сторонней организацией, послужило признание таких затрат экономически необоснованными и отсутствие доказательств реальности части затрат на оплату данных услуг.

Консалтинговые услуги не были связаны с производством и реализацией продукции, произведены без намерения получить доход от их использования, направлены на неправомерное получение льгот по налогу на прибыль. В результате отсутствия экономической обоснованности затраты по тридцати одному исследованию исключены налоговым органом из прочих расходов.

В силу пункта 7 статьи 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, поэтому доказывать обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщика в порядке, установленном НК РФ, обязан налоговый орган.

Судом установлено, что налоговый орган доказал, что действия налогоплательщика по отнесению затрат по изучению конъюнктуры рынка на другие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, по услугам на изучение конъюнктуры рынка алкогольной продукции, свидетельствуют о недобросовестности, направленности на уход от налогов, неправомерности использования налоговых льгот. Материалами дела подтверждается, что, несмотря на целевую направленность на изучение рынка алкогольной продукции, затраты на данные услуги, оказанные налогоплательщику, налогоплательщиком частично не понесены и не связаны непосредственно с его производственной деятельностью.

Исходя из смысла пункта 1 статьи 264 НК РФ, расходы, понесенные налогоплательщиком, могут быть отнесены к прочим расходам при условии их непосредственной связи с производством и реализацией.

Произведенные налогоплательщиком расходы на оплату маркетинговых услуг не обладают характером реальных затрат и не имеют связи с текущей производственной деятельностью налогоплательщика, что подтверждается имеющимися в материалах дела отчетами по изучению конъюнктуры рынка алкогольной продукции и анализом содержащейся в них информации, представленными налоговым органом. Кроме того, налоговый орган документально обосновал тот факт, что проведенные налогоплательщиком отчеты по изучению конъюнктуры рынка алкогольной продукции не могли привести производственную деятельность налогоплательщика к положительному результату, так как не содержат результатов проведенных исследований и изучения лидирующих марок алкогольной продукции, их реализации на алкогольном рынке края, рекомендаций по заключению договоров поставки с их производителями. Это подтверждается сравнительным анализом содержащейся в отчетах информации и результатом ее применения налогоплательщиком в производственной деятельности, для совершенствования которой проведены спорные исследования.

Таким образом, налогоплательщик неправомерно включил спорные затраты в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 22.05.2006 N А82-8772/2005-37, Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 20.03.2006 N Ф04-1521/2006(20764-А46-15), Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 07.03.2006 N А56-14860/2005, Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.04.2006 N А33-9867/05-Ф02-1356/06-С1.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В соответствии со статьей 252 НК РФ расходами признаются документально подтвержденные и экономически обоснованные затраты, понесенные налогоплательщиком.

Согласно статье 264 НК РФ затраты на исследование конъюнктуры рынка (маркетинговые услуги) и затраты на бухгалтерские и консультационные услуги (аутсорсинг) относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

В комментируемых Постановлениях видно что налоговый орган ставит под сомнение экономическую обоснованность затрат налогоплательщика на маркетинговые услуги и аутсорсинг, так как указанные работы налогоплательщики могли провести своими подразделениями, работающими в данных направлениях. А также содержание в штате налогоплательщика должности "президент" по причине дублирования должности "генеральный директор".

Однако суд не согласился с таким подходом. По мнению суда, наличие в штате налогоплательщика бухгалтера и маркетинговой службы не исключают права налогоплательщика обратиться за оказанием названных услуг к сторонней организации. Также при решении вопроса о дублировании функций отдельными работниками необходимо учитывать конкретный характер их деятельности и исходя из подробного анализа должностных обязанностей работников выносить решение о экономической обоснованности затрат на оплату труда того или иного работника.

Согласно статье 2 ГК РФ предпринимательская деятельность направлена на получение систематической прибыли. Следовательно, получение прибыли может являться одним из критериев обоснованности затрат.

Из комментируемых Постановлений видно, что в результате понесенных затрат налогоплательщики получили экономическую выгоду, и целью самих затрат было получение дохода.

Поскольку отнесение затрат на маркетинговые услуги и аутсорсинг к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу, не поставлено в зависимость от возможности осуществления этих услуг "своими силами", то суд признал их экономически обоснованными.

При вынесении решения по вопросу о дублировании функций генерального директора президентом суд пришел к выводу о существенных различиях в должностных обязанностях указанных работников и на этом основании посчитал экономически обоснованным содержание в штате помимо должности генерального директора должности президента.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Поволжского округа от 04.10.2005 N А65-592/05-СА1-7.

Исходя из вышеизложенного, основными критериями отнесения затрат к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, является экономическая обоснованность и документальная подтвержденность. Согласно статье 252 НК РФ под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Следовательно, затраты налогоплательщика должны быть направлены на получение экономической выгоды - дохода, что согласно статье 2 ГК РФ является основной целью предпринимательской деятельности.

Заметим, что позиция Минфина России, изложенная в письме от 08.10.2003 N 04-02-05/3/78, аналогична вышеприведенной: "По нашему мнению, необходимо учитывать, в частности, круг обязанностей, возложенных на юриста организации, объем выполняемых работ.

Таким образом, включение в состав расходов, учитываемых в целях налогообложения прибыли, юридических услуг адвокатов при наличии в штате организации должности юриста возможно при удовлетворении указанных расходов положениям статьи 252 НК РФ, приведенным выше, а также в случае, если функции, выполняемые наемным адвокатом, не дублируют обязанности, соответствующие должности юриста данной организации..."

В последнем Постановлении суд приходит к выводу, что спорные затраты не являются экономически обоснованными, так как цель осуществления этих затрат не получение дохода, а незаконное получение преимущества в отношении уплаты налога на прибыль.

В связи с тем, что спорные затраты не были экономически обоснованы, суд признал не правомерным их включение в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Московского округа от 10.08.2005 N КА-А40/7347-05, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 07.07.2004 N А05-12199/03-10.

Ситуация N 24.

Расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, должны быть документально подтверждены. Налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль, на произведенные им расходы, если данные расходы подтверждены документально (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.05.2006 N А11-762/2005-К2-21/48).

Суть дела.

Налогоплательщик заключил с управляющей организацией договор о передаче полномочий исполнительного органа. Согласно этому договору управляющая организация обязалось оказывать услуги по осуществлению руководства текущей деятельностью налогоплательщика.

Налоговый орган провел камеральную проверку представленной налогоплательщиком декларации по налогу на прибыль и установил, что в нарушение статьи 252 НК РФ налогоплательщик отнес на затраты экономически необоснованные и документально не подтвержденные расходы, а именно стоимость услуг по осуществлению руководства текущей деятельностью налогоплательщика, что привело к неуплате налога на прибыль.

Рассмотрев материалы проверки, налоговый орган принял решение о начислении налогоплательщику налога на прибыль и пени.

Налогоплательщик не согласился с принятым решением и обратился в арбитражный суд с заявлением о признании этого ненормативного акта недействительным.

Позиция суда.

В силу пункта 1 статьи 252 НК РФ в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с пунктом 18 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на управление организацией или ее отдельными подразделениями.

Согласно пункту 1 статьи 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами.

Одним из таких документов является акт выполненных работ.

Суд всесторонне, полно и объективно рассмотрев представленные в дело документы, сделал вывод о реальности оказанных управляющей организацией управленческих услуг, выполнение которых надлежащим образом подтверждено соответствующими актами (с учетом приложений к ним), в связи с чем счел правомерным отнесение налогоплательщиком стоимости этих услуг на затраты, уменьшающие налогооблагаемую прибыль.

Ситуация N 25.

Документы, подтверждающие понесенные налогоплательщиком затраты на оплату консультационных услуг, должны содержать конкретные сведения о проведенных консультациях, представленных рекомендациях и выполненных работах, а также содержать расчет стоимости оказанных услуг (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.05.2006 N А19-39593/05-51-Ф02-2541/06-С1).

Суть дела.

Налоговым органом проведена камеральная налоговая проверка представленной налогоплательщиком уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль организаций.

По результатам проверки налоговым органом вынесено решение о привлечении налогоплательщика к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ. Данным решением налогоплательщику помимо указанных сумм налога и налоговой санкции предложено уплатить сумму пени за несвоевременную уплату указанного налога.

Не согласившись с принятым решением, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Позиция суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях налогообложения налогом на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из толкования указанных норм следует, что обязанность по подтверждению правомерности уменьшения доходов на расходы возложена на налогоплательщика.

Согласно подпунктам 14 и 15 пункта 1 статьи 264 НК РФ расходы на юридические, информационные, консультационные и иные аналогичные услуги относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Как следует из материалов дела, налогоплательщиком в качестве доказательств правомерности отнесения к расходам суммы, составляющей стоимость оказанных налогоплательщику консультационных и аудиторских услуг, представлены заключенные со сторонней организацией договоры, дополнения и приложения к последнему, акты сдачи-приемки оказанных услуг, счета-фактуры, выставленные исполнителями, платежные поручения.

Предметом договоров является оказание консультационных услуг по финансовому планированию хозяйственной деятельности налогоплательщика, разработка стандартов финансовой отчетности, постановка управленческой отчетности, консолидация бухгалтерской и управленческой отчетности, консультации по юридическим вопросам.

Не приняты в качестве документов, подтверждающих осуществление услуг, акты сдачи-приемки, которые не содержат конкретной информации о проведенных консультациях, представленных рекомендациях и выполненных работах, носят обезличенный характер, не содержат расчета стоимости оказанных услуг.

В ходе рассмотрения дела налогоплательщик не подтвердил необходимость в оказанных консультационных услугах и факты использования результатов услуг в своей производственной деятельности.

Суд на основании оценки исследованных при рассмотрении дела доказательств пришел к выводу о законности оспариваемого решения налогового органа ввиду отсутствия экономической обоснованности произведенных налогоплательщиком расходов, недоказанности факта какого-либо влияния оказанных услуг в рамках исполнения заключенных договоров на финансовый результат деятельности налогоплательщика.

Ситуация N 26.

Квитанции к приходным кассовым ордерам могут служить документальным подтверждением понесенных налогоплательщиком расходов (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.01.2006 N А19-12027/05-20-Ф02-7085/05-С1).

Суть дела.

Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет налогов.

По результатам проверки налоговый орган составил акт, вынес решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ и предложил уплатить налог на прибыль, пени.

Требованием, направленным в адрес налогоплательщика, налоговый орган предложил в добровольном порядке уплатить в бюджет исчисленные по результатам проверки суммы штрафов.

Неисполнение налогоплательщиком требования в срок послужило основанием для обращения налогового органа в арбитражный суд.

Позиция суда.

В силу пункта 1 статьи 252 НК РФ в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из материалов дела следует, что основанием для привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль послужило непредставление налогоплательщиком кассовых чеков, подтверждающих расходы по приобретению товаров (работ, услуг).

Судом установлено и налоговым органом не оспаривается, что в подтверждение произведенных расходов, учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль, налогоплательщиком представлены квитанции к приходным кассовым ордерам.

Пунктом 13 Порядка ведения кассовых операций в РФ, утвержденного решением от 22.09.1993 N 40 Совета директоров Банка России, установлено, что прием наличных денег кассами предприятий производится по приходным кассовым ордерам, подписанным главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным письменным распоряжением руководителя предприятия. О приеме денег выдается квитанция к приходному кассовому ордеру за подписями главного бухгалтера или лица, на это уполномоченного, и кассира, заверенная печатью (штампом) кассира или оттиском кассового аппарата.

Следовательно, представленные налогоплательщиком в налоговый орган квитанции к приходным кассовым ордерам являются допустимыми доказательствами произведенных расходов. При этом действующее законодательство не содержит положений о том, что кассовый чек является единственным документом, которым могут быть подтверждены расходы налогоплательщика при осуществлении наличных денежных расчетов. Непредставление налогоплательщиком кассовых чеков при наличии иных предусмотренных законодательством платежных документов само по себе не опровергает факт уплаты наличных денежных средств и, соответственно, наличие у него соответствующих расходов.

Ситуация N 27.

Расходы по оплате консультационных услуг должны быть документально подтверждены. Указанные расходы могут подтверждаться актами об оказании услуг (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.04.2006 N Ф04-2117/2006(21664-А27-3)).

Суть дела.

По результатам камеральной проверки налоговой декларации по налогу на прибыль налоговый орган вынес решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ. Кроме того, данным решением ему доначислен налог на прибыль и пени за его несвоевременную уплату.

Основанием доначисления налога на прибыль (применит