История одного дела. Жилищные споры

История одного дела. Жилищные споры

(Батяев А. А.)

(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2009)

Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ИСТОРИЯ ОДНОГО ДЕЛА. ЖИЛИЩНЫЕ СПОРЫ

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 30 марта 2009 года

А. А. БАТЯЕВ

Батяев Андрей Андреевич - практикующий юрист.

Жилые помещения являются не только объектом жилищного права, но и объектом гражданских прав граждан. Согласно ст. 8 ЖК РФ к жилищным отношениям, связанным с ремонтом, переустройством и перепланировкой жилых помещений, использованием инженерного оборудования, предоставлением коммунальных услуг, внесением платы за коммунальные услуги, применяется соответствующее законодательство с учетом требований, установленных ЖК РФ. В предлагаемой статье на примере разрешения судом конкретного конфликта из области жилищных правоотношений мы рассмотрим то, какие нормы материального права были применены судом при разрешении дела. Перечень правоотношений, по которым применяют не только жилищное законодательство, но и законодательство других отраслей права, исчерпывающе описан в статье 8 ЖК РФ, добавления законодателем словосочетания "и другие правоотношения" нет. Это позволяет сделать вывод о том, что только по перечисленным вопросам в ст. 8 ЖК РФ правоприменители могут использовать правовые нормы не только отрасли жилищного права. Но всегда ли это так? Как раз именно такой случай и будет рассматриваться нами в данной статье.

Рассмотрим гражданское дело по иску В. к П. о возврате суммы неосновательного обогащения и по встречному иску П. к В. об устранении препятствий в пользовании помещением, определении порядка пользования жилым помещением. Конечно, изначально данные исковые требования были сформулированы только со стороны сестры к брату (т. е. от В. к П.). При получении братом копии исковых требований и суммы расчета с приложениями доказательств от мирового судьи он явился на предварительную беседу по данному делу и заявил свои встречные исковые требования, одновременно с возражением по данному иску.

Истец В. обратилась к мировому судье с вышеназванными исковыми требованиями, указывая, что она, ее дочь М. и ее брат (ответчик по данному делу П.) являются собственниками четырехкомнатной квартиры N 87 в доме N 33 во 2-м микрорайоне в г. Энгельсе Саратовской области. Право собственности каждого из них зарегистрировано в установленном законом порядке. В этой же квартире они все зарегистрированы.

Однако ответчик П. начиная с марта 2005 г. не исполняет своих обязанностей собственника, не несет бремя расходов по содержанию квартиры, а также не вносит квартирную плату и плату за коммунальные услуги. Свой отказ ответчик П. мотивирует тем, что не проживает в данной квартире. Однако этот отказ противоречит требованиям закона, обязывающего собственника содержать принадлежащую ему собственность. В. как добросовестный плательщик вынуждена производить оплату квартирной платы и коммунальных платежей за П. Таким образом, ответчик П. за счет сестры сберег свои денежные средства и в соответствии с требованиями закона обязан их возвратить. Истец В. считает, что доля П. в платежах за период с марта по декабрь 2005 г. составляет 3987 рублей 70 копеек, за период с января по октябрь 2006 г. - 3383 рубля 67 копеек. Таким образом, всего ответчик П. должен ей выплатить 7371 рубль 30 копеек. Указанную сумму она просит взыскать с ответчика в ее пользу, кроме того, просит возместить расходы по оплате государственной пошлины при подаче иска в суд.

Часть 1 ст. 98 ГПК РФ указывает, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 ГПК РФ. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. В случае, если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета. А в том случае, когда вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе мирового судьи, соответствующие расходы возмещаются за счет средств бюджета субъекта РФ, на территории которого действует мировой судья.

П. обратился со встречным исковым требованием к В. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением. Указывая, что ему принадлежит 3/8 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, где проживают В. и ее несовершеннолетняя дочь М. В связи с тем, что с сестрой В. сложились неприязненные отношения и они продолжали ухудшаться, с 2005 г. он стал проживать в другой квартире по частному найму. Иногда П. приходил в квартиру, пользовался ею. В январе 2007 г., когда он в очередной раз пришел в квартиру, В. его не пустила. Она поставила железную дверь, от которой не дала ключей П. Тем самым она чинит ему препятствия в пользовании собственностью, нарушает его права и охраняемые законом интересы, сам П. не имеет реальной возможности войти в квартиру. Он неоднократно обращался к В. с предложением урегулировать возникший спор по квартире, предлагал различные варианты раздела совместной собственности, однако ответчица категорически не желает разрешать возникший спор. Поэтому он обратился в суд и просит обязать В. не чинить ему препятствий в пользовании квартирой, а также вселить его в эту квартиру.

Обратим внимание на то, как были сформулированы встречные исковые требования П. При формулировании исковых требований по жилищным спорам всегда учитываются положения статей 11 ЖК РФ и 12 ГК РФ, поскольку в данных статьях описаны способы защиты права. Согласно ч. 3 ст. 11 ЖК РФ, защита жилищных прав осуществляется путем:

1) признания жилищного права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения жилищного права, и пресечения действий, нарушающих это право или создающих угрозу его нарушения;

3) признания судом недействующими полностью или в части нормативного правового акта государственного органа либо нормативного правового акта органа местного самоуправления, нарушающих жилищные права и противоречащих ЖК РФ или федеральному закону, иному нормативному правовому акту, имеющим большую, чем указанные нормативный правовой акт государственного органа либо нормативный правовой акт органа местного самоуправления, юридическую силу;

4) неприменения судом нормативного правового акта государственного органа или нормативного правового акта органа местного самоуправления, противоречащих ЖК РФ или принятым в соответствии с ЖК РФ федеральному закону, иному нормативному правовому акту, имеющим большую, чем указанные нормативный правовой акт государственного органа или нормативный правовой акт органа местного самоуправления, юридическую силу;

5) прекращения или изменения жилищного правоотношения;

6) иными способами, предусмотренными ЖК РФ, другим федеральным законом.

Из гражданского законодательства можно добавить следующие способы защиты гражданских прав, которые дополняют способы защиты прав, предусмотренные ЖК РФ:

1) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

2) самозащиты права;

3) присуждения к исполнению обязанности в натуре;

4) возмещения убытков;

5) взыскания неустойки;

6) компенсации морального вреда.

Исковые требования, сформулированные представителем П., по сути состоят из двух самостоятельных требований. Это два взаимосвязанных и взаимозависимых требования о вселении и устранении препятствий в пользовании жилым помещением. Заявлять данные требования одно без другого невозможно в данном случае, поскольку оно происходит из такого способа защиты жилищного права, как восстановление положения, существовавшего до нарушения жилищного права, и пресечение действий, нарушающих это право или создающих угрозу его нарушения. Помимо указанных двух требований, П. заявил в данном производстве по делу и требования об определении порядка пользования спорным жилым помещением. Данное исковое требование сформировано из такого способа защиты жилищного права, как изменение жилищных правоотношений. В данном случае П. мог заявить два самостоятельных исковых требования, один иск на вселение и устранение препятствий в пользовании жилым помещением и второй иск на определение порядка пользования жилым помещением. Объединение же данных исковых требований в одном иске и предъявление их в качестве встречных исковых требований позволяет за один судебный процесс рассмотреть весь спор сразу, что значительно экономит время.

В судебном заседании В. свои исковые требования о взыскании с П. денежной суммы поддержала в полном объеме. Просила суд взыскать с П. денежную сумму, указанную в исковом заявлении, которую тот получил в качестве неосновательного обогащения в результате уклонения от оплаты квартирной платы и коммунальных платежей. Встречные исковые требования П. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением и вселении не признала в полном объеме. Пояснила, что фактически не препятствует ему пользоваться квартирой и он сам не желает там проживать.

Представитель В. заявленные исковые требования поддержал в полном объеме, а исковые требования, заявленные П., не признал в полном объеме. Фактически дал суду пояснения, аналогичные тем, которые давала сама В. Сам П. в судебном заседании исковые требования, заявленные В., не признал и с размером денежной суммы, подлежащей взысканию, не согласился. Он пояснил суду, что расчет уже оплаченной квартирной платы и коммунальных платежей произведен неправильно. Кроме того, в период с 2005 по 2006 г. он проживал на другой квартире и там производил оплату коммунальных услуг и квартирную плату. В своих дополнительных исковых требованиях П. просил суд определить порядок пользования жилым помещением. При этом он предлагал выделить ему комнаты размером 8,2 кв. м и 8,6 кв. м. В. и ее несовершеннолетней дочери М. выделить комнаты размером 15,3 кв. м и 11,4 кв. м. В последующем свои исковые требования П. уточнил и просил суд выделить ему в пользование комнату размером 11,4 кв. м. В. и ее дочери выделить в пользование оставшиеся три комнаты.

Судом самостоятельно на стадии подготовки к рассмотрению данного гражданского дела было привлечено третье лицо - Управление образования Энгельсского муниципального района. В нашем случае привлечение судом третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора вызвано тем, что в суде рассматривался спор о правоотношениях, в которых участвует несовершеннолетняя М. Соответственно, решение суда по данному делу будет затрагивать ее права и законные интересы. Правовое положение третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, урегулировано ст. 43 ГПК РФ. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда. О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда. При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

В нашем деле третье лицо, хотя и было неоднократно извещено о времени и месте судебного рассмотрения дела, однако в суд так ни разу и не явилось, каких-либо своих пояснений, отзыва на иск не предоставило. В общем, суд счел возможным рассмотреть дело в отсутствие третьего лица.

В ходе рассмотрения данного гражданского дела судом было установлено, что В. и ее дочери М. принадлежит в общей долевой собственности соответственно 5/8 доли квартиры. П. принадлежит 3/8 доли в праве общей долевой собственности спорной квартиры. Согласно ст. 210 ГК РФ, собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Часть 3 ст. 30 ЖК РФ определяет, что собственник жилого помещения несет бремя содержания данного жилого помещения, общего имущества собственников помещений в соответствующем доме. Исходя из приведенных норм закона, суд пришел к выводу о том, что П. как собственник доли жилого помещения несет обязанность по оплате коммунальных платежей в пределах принадлежащей ему доли. В. представляла суду в качестве доказательства своих требований к П. квитанции по оплате коммунальных платежей из МУП ЕРКЦ г. Энгельса. Из представленных квитанций видно, что за 2005 г. В. произвела оплату коммунальных платежей на общую суму 11 963 рубля, за 2006 г. произвела оплату коммунальных платежей на общую сумму 10 150 рублей 92 копейки. Представитель истца представлял свой расчет суммы, подлежащей взысканию с П., и расчет был составлен следующим образом:

11 963 + 10 150,92 = 22 113,92, что составляет общую сумму выплат, произведенных В. за 2005 и 2006 г.:

П. принадлежит на праве собственности 3/8 доли, поэтому общую суму 22 113,92 делим на 8 и умножаем на 3, получим в итоге 8292 рубля 72 копейки.

В. заявляла требования даже меньше чем, было установлено и рассчитано в суде, - ее требования составляли 7371 рубль 30 копеек.

На основании ст. 1102 ГК РФ лицо которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, приобретателя, третьих лиц или произошло помимо их воли. Согласно ст. 1104 ГК РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

П. заявлял свои возражения на исковые требования сестры, однако судом они были признаны несостоятельными. В силу ч. 11 ст. 155 ЖК РФ временное отсутствие собственника не является основанием для освобождения его от уплаты коммунальных платежей. Утверждение о том, что, проживая в другой квартире, он платил коммунальные услуги, П. допустимыми и относимыми доказательствами в суде не подтвердил. Представленные им справки из МУП ЕМРКЦ об оплате коммунальных платежей по адресу временного проживания носят предположительный характер и не принимаются судом в качестве надлежащего доказательства. Оспаривание П. оснований и порядка расчета коммунальных платежей не относится к предмету рассматриваемого иска. Таким образом, суд посчитал, что П. за счет В. неосновательно сберег свои денежные средства, в связи с чем должен возместить последней расходы по оплате коммунальных платежей.

Частью 1 ст. 98 ГПК РФ предусмотрено, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в данной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Также по встречному требованию П. судом установлено, что он является собственником 3/8 доли в праве общей долевой собственности на квартиру и, применяя положение норм ст. 210 ГК РФ и ч. 3 ст. 30 ЖК РФ, суд пришел к выводу о том, что П. как собственник доли жилого помещения несет обязанность по оплате квартирной платы и коммунальных платежей в пределах принадлежащей ему доли. Действительно, положение норм ст. 210 ГК РФ и ч. 3 ст. 30 ЖК РФ практически идентично. Согласно ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Данное положение можно рассматривать как норму общего характера. Она касается всех объектов гражданских прав, находящихся у их правообладателя в собственности. Часть же 3 ст. 30 ЖК РФ определяет, что собственник жилого помещения несет бремя содержания данного жилого помещения, общего имущества собственников помещений в соответствующем доме. Положение ч. 3 ст. 30 ЖК РФ представляет собой более уточняющую правовую норму, которая регулирует именно те правоотношения, где объектом как гражданских, так и жилищных прав выступают жилые помещения, что и есть в нашем случае.

В качестве доказательства обоснования своих требований В. представила суду квитанции по оплате коммунальных платежей. Из представленных квитанций видно, что за 2005 г. В. произвела оплату квартирной платы и коммунальных платежей на общую сумму 11963 рубля, за 2006 г. произвела оплату квартирной платы на сумму 10150 рублей 92 копейки. В связи с этим суд пришел к выводу, что П. в пределах своей доли должен был уплачивать квартирную плату и коммунальные платежи в следующем размере:

(11963 + 10150, 92) : 8 x 3 = 8292 рубля 72 копейки.

П. не представил суду доказательств, подтверждающих факт освобождения от содержания принадлежащего имущества либо содержания данного имущества путем внесения соответствующих платежей. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что П. уклонился от своей обязанности по содержанию собственности за счет В.

В силу ст. 1102 ГК РФ лицо, в пользу которого без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Согласно ст. 1104 ГК РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

При таких обстоятельствах суд посчитал возможным удовлетворить исковые требования В. о возврате неосновательного обогащения в пределах заявленной суммы 7371 рубль 30 копеек. При этом возражения П. на исковые требования В. суд признал несостоятельными.

Согласно ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось судебное решение, суд взыскивает с другой стороны понесенные судебные расходы. Поэтому суд взыскал с П. в пользу В. понесенные судебные расходы по оплате государственной пошлины при подаче иска в суд в размере 279 рублей.

В отношении первой части требований данного жилищного конфликта между двумя собственниками суд применил при разрешении спора как нормы жилищного, так и нормы гражданского законодательства. При этом это как раз тот вид жилищного спора, который приведен в ст. 8 ЖК РФ, а именно спор из правоотношений по оплате коммунальных платежей. Из отрасли гражданского законодательства в данном случае были взяты нормы, касающиеся института возмещения вреда, в нашем случае возмещение вреда происходит из неосновательного обогащения ответчика П. Судом также были указаны и две нормы различных отраслей законодательства, практически полностью по смыслу дублирующие друг друга, это обязанность собственника имущества нести бремя расходов на содержание такого имущества.

Рассмотрим теперь решение суда по встречному требованию П. к В.: на основании каких материальных норм права суд разрешил данный спор? Сразу же обратим внимание на то, что ст. 8 ЖК РФ не указывает на то, что фактически спор об устранении препятствий в использовании жилого помещения, определения порядка и правил пользования жилым помещением относится к разряду таких, по которому могут быть применены нормы материального права не только из жилищного законодательства, но и других отраслей законодательства.

Прежде всего суд сослался на Конституцию РФ, на ст. 17 и ст. 35. В соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции РФ признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Статья 35 Конституции РФ определяет, что каждый может иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Судом установлено, что П. является собственником 3/8 доли в праве общей долевой собственности на квартиру. В силу ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие законам и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иными способами.

В соответствии со ст. 288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Жилые помещения предназначены для проживания граждан.

Статья 1 ГК РФ определяет, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободе договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечении восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. При рассмотрении указанного гражданского дела суд не нашел оснований для ограничения права П. на пользование квартирой. В. в судебном заседании обязалась не чинить препятствий П. в пользовании квартирой.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Суд решил, что гражданское право П. должно быть защищено путем устранения препятствий в пользовании жилым помещением.

Статья 247 ГК РФ определяет, что владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при не достижении согласия - в порядке, установленном судом. В. не возражала против определения порядка пользования жилым помещением по варианту, предложенному П. Поэтому суд решил возможным определить порядок пользования именно по этому варианту.

Применение судом в данном споре положений норм ст. 209 и 288 ГК РФ можно расценить как обоснованное, но такое правовое регулирование закреплено и в ст. 30, 17 ЖК РФ, данные статьи также раскрывают смысл целевого назначения использования жилого помещения и содержание права собственности в отношении жилого помещения, правовой статус собственника жилого помещения. Далее суд сослался на положение ст. 1 ГК РФ, данная ссылка, видимо, была использована судом постольку, поскольку там говорится о неприкосновенности прав собственности, беспрепятственном осуществлении гражданских прав, обеспечении восстановления нарушенных прав и возможности их судебной защиты. Данное положение из отрасли гражданского законодательства практически полностью можно подменить положением ст. 1 ЖК РФ. В данной статье, в частности, указывается, что жилищное законодательство основывается на необходимости обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления условий для осуществления гражданами права на жилище, его безопасности, на неприкосновенности и недопустимости произвольного лишения жилища, на необходимости беспрепятственного осуществления вытекающих из отношений, регулируемых жилищным законодательством, прав, а также на признании равенства участников регулируемых жилищным законодательством отношений по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями, если иное не вытекает из ЖК РФ, другого федерального закона или существа соответствующих отношений, на необходимости обеспечения восстановления нарушенных жилищных прав, их судебной защиты, обеспечения сохранности жилищного фонда и использования жилых помещений по назначению. Граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований. Граждане, осуществляя жилищные права и исполняя вытекающие из жилищных отношений обязанности, не должны нарушать права, свободы и законные интересы других граждан. Жилищные права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. По сути своего содержания, данные положения ч. 1 - 3 ст. 1 ЖК РФ отвечают на часть вопросов, возникающих пред судом при рассмотрении аналогичного спора в суде.

Даже применение судом при рассмотрении дела норм ст. 12 ГК РФ вполне можно было бы заменить на соответствующее положение ст. 11 ЖК РФ, в которой также определен такой способ защиты жилищного права, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих это право или создающих угрозу его нарушения. Однако есть еще одна область правоотношений, которая жилищным законодательством практически никак не урегулирована, ее регулирование есть только в ГК РФ. В ЖК РФ ничего не говорится о долевой собственности нескольких собственников одного жилого помещения, кроме того, довольно часто при наследовании несколькими лицами в разных или равных долях одного и того же жилого помещения почти всегда впоследствии возникают конфликты, вызванные желанием одного из собственников заполучить все жилое помещение в свое пользование, что и произошло в рассмотренном нами споре. Жилищное законодательство не содержит никаких правовых норм, дающих ответ правоприменителям на вопрос о том, как следует поступить при разрешении аналогичного конфликта интересов и прав граждан. В ЖК РФ довольно подробно описаны права и обязанности собственников по использованию и содержанию общего имущества в многоквартирных домах, порядок определения долей в праве общей собственности в многоквартирном доме.

Гражданское же законодательство (ГК РФ) содержит норму ст. 247 ГК РФ, которая и стала определяющей при разрешении данного спора. В нашем случае судом было решено не только взыскать с П. в пользу В. денежные средства по неосновательному обогащению П. и сумму государственной пошлины, но суд обязал В. не чинить П. препятствий в пользовании спорной квартирой. Также суд определил следующий порядок пользования жилым помещением: П. выделили в пользование комнату размером 11,4 кв. метра, В. и ее несовершеннолетней дочери М. выделили в пользование комнаты размером 15,3 кв. м, 8,2 кв. м и 8,6 кв. м. Эта последняя часть решения суда и является самой главной. Это гарантия жилищного права П., поскольку ранее, как было видно по представленным в суд доказательствам, П. обладал лишь 3/8 доли в спорной квартире и его доля фактически была "виртуальной", но не реальной, так как конкретной части в жилом помещении П. не предоставлялось. Теперь после такого решения суда он может оформить через регистрационную палату свое право собственности на данную часть жилого помещения и впоследствии продать его третьим лицам с соблюдением преимущественного права покупки своей сестры В. Продать же абстрактную долю 3/8 в квартире без определения конкретной части жилого помещения, которым может пользоваться П. по действующему законодательству, невозможно.

Жилищное законодательство состоит только из тех нормативных правовых актов, которые перечислены в ст. 5 ЖК РФ. Его структуру составляют нормы действующего ЖК РФ и все другие, принимаемые в соответствии с ЖК РФ законы и подзаконные нормативные правовые акты. Законодатель довольно категорично определяет данное положение и четко устанавливает те виды правоотношений, по которым помимо норм жилищного законодательства могут быть применены и нормы других отраслей права. Места для правоотношений по определению порядка использования несколькими собственниками одного жилого помещения там нет. А между тем это один из наиболее часто возникающих вопросов в правоприменительной практике.

Суд при разрешении каждого гражданского спора должен основывать свое решение только на тех доказательствах, которые представлены сторонами, и должен мотивировать его теми нормами закона (материального права), на которые ссылались истец и ответчик в обоснование своих требований и возражений. Самостоятельно суд не может проявить инициативу и заняться сбором доказательств или обосновать свое решение теми нормами материального права, которые не были заявлены участниками процесса. Это нарушило бы принцип состязательности сторон гражданского процесса, изложенный в ст. 12 ГПК РФ.

Реально рассмотренный нами пример судебной практики отвечает требованиям задач гражданского процессуального и жилищного законодательства, это решение справедливое, но формально получается, что суд не мог применять нормы ст. 247 ГК РФ, поскольку это не жилищное законодательство и не один из случаев, описанных в ст. 8 ЖК РФ. Таким образом, необходимо сделать изменение в содержании ст. 8 ЖК РФ, позволяющее ее расширительное толкование. Например, после приведения всех указанных в ст. 8 ЖК РФ видов правоотношений, указать и на иные правоотношения. Тем более, что правоотношения по пользованию жилыми помещениями частного жилищного фонда регулируются в силу ст. 4 ЖК РФ исключительно жилищным законодательством, а в нашем случае спорное жилое помещение относится к типу частного жилого фонда. Хотя жилищное законодательство возможно применять и по аналогии (ст. 7 ЖК РФ), а ст. 11, ч. 3, ГПК РФ напрямую говорит о том, что в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права), но тогда при обращении в суд и формулировании своих исковых требований представители должны ссылаться и на ст. 7 ЖК РФ.

------------------------------------------------------------------

Название документа