< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

Безобразное

Принято считать, что безобразное представляет собой самостоятельную эстетическую категорию, противоположную прекрасному. В истории эстетики теоретическое обоснование этой категории разработал Аристотель, который в духе античной диалектики обратил внимание на необходимость разграничивать безобразное в жизни и безобразное в искусстве. Безобразное в жизни сосредоточено в предметах и явлениях, вызывающих отвращение при нормальном, неизвращенном восприятии. Но уже в античности философы столкнулись с проблемой соотношения объективного и субъективного в мире не только как с вопросом онтологическим, но и аксиологическим. Было очевидно, что оценки предметов зависят от априорных установок субъекта, в том числе и установок эстетических. Кроме того, Аристотель доказывает, что безобразное в жизни не тождественно безобразному в искусстве. Безобразное в природе связано с разрушением, порчей, разложением и зловонием, в человеческом теле - с уродством и болезнями, безобразное в этике проявляется в пороках, политике - обмане, коррупции, тирании и т.д. В христианской культуре безобразное обычно интерпретируется как высокая степень несовершенства, обусловленная первородным и другими грехами. Однако безобразное не вызывает чувства страха, оно не несет в себе угрозы человеку и окружающему миру. Не будет большим преувеличением сказать, что безобразное выступает как нечто в высшей степени несовершенное, далекое от эстетического идеала, как антиэстетическое. Однако эстетическое значение безобразного не ограничено сказанным. Часто оно выступает в качестве фона, необходимого для того, чтобы акцентировать духовно-этическое значение художественной коллизии. Но эта проблематика относится уже не к сфере эстетики, а скорее этическому содержанию художественного произведения.

Низменное

Подобно тому, как безобразное представляет собой эстетическую противоположность прекрасному, низменное таким же образом соотносится с возвышенным. Вообще граница между низменным и безобразным зачастую представляется условным, одни и те же объекты и явления могут являть черты обеих категорий. Для античной культуры низменное проявляется скорее как понятие этическое, нежели эстетическое. Оно выражается преимущественно в социуме (а не природе), причем как свойство характера отдельных людей - низкородных подлецов, противостоящих благородным героям, и акцентирующих тем самым героизм и возвышенность духа последних. Низменным считалось злословие, клевета, нарушение законов гостеприимства, коварство, этические пороки. В христианской культуре низменное, подобно безобразному, интерпретируется в свете учения о грехе и его последствиях. Низменный человек живет животной жизнью, во всем следуя своим извращенным желаниям. Низменное вызывает возмущение. Соответственно сказанному низменное с эстетических позиций можно интерпретировать как привлекательное изображение порока, как искусство, или параискусство, спекулирующее на этических пороках, так или иначе их поддерживающее и пропагандирующее, например, элементы порнографии, пропаганды педерастии, насилия и т.д. Разумеется, низменное параискусство (т.е. использование формы произведения искусства, изобразительных и выразительных средств) для распространения порока следует отграничивать от низменного в искусстве. Последнее зачастую бывает необходимым для реалистического изображения жизни, как свойства антигероя или фон, передающий специфику исторической эпохи или социальных реалий. Однако тяга современного искусства к изображению различных извращенческих субкультур свидетельствует о неспособности делать это различие.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >