< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

3.6. Аналитическая и континентальная философия (обзор)

Таблица 3.6. Западная философия (XVII-XX вв.)

Таблица 3.6, в которую для полноты картины мы включили ряд незнакомых читателю авторов, имеет обзорный характер. Она дает достаточно наглядное представление о развитии западной философии за последние четыре века. Полужирным шрифтом выделены имена тех философов, труды которых наиболее часто обсуждаются в современных работах. Разумеется, в нашем выборе содержится элемент произвольности, но он, как иногда выражаются, в пределах допустимой погрешности.

Как видим, аналитическая и континентальная философия существенно отличаются друг от друга. Хорошо было бы привести их к "общему знаменателю". Сделать это непросто, но возможно. Для достижения указанной цели нам необходимо определенным образом сравнить два философских движения. Но сравнение предполагает использование определенных критериев, или философских преференций. Так или иначе они уже использовались ранее. Эти преференции являются результатом философского творчества, т.е. содержатся в самих философских теориях. Мы не должны брать их "с потолка". При наличии оснований сравнения некоторых реалий всегда можно использовать некоторую цифровую шкалу- допустим, 10-балльную. Дело в том, что так называемые лингвистические переменные - "лучше", "несколько лучше", "существенно лучше", "одинаково хорошо" - всегда можно перевести в цифровые данные, которые позволяют дифференцировать оценки наиболее детальным образом. Итак, программа ближайших действий ясна.

Таблица 3.7. Сравнение аналитической философии с континентальной

Итак, мы выставили двум философским движениям соответствующие оценки. При желании можно сложить оценки и определить, какое философское движение выиграло соревнование. Впрочем, с окончательными выводами не следует торопиться. Наши оценки весьма приблизительны. В частности, складывая баллы, указанные в табл. 3.7, мы все преференции считаем равнозначимыми, т.е. используем их с коэффициентом 1. Но каждый человек ранжирует те преференции, которыми он руководствуется. Имея это в виду, следует сравнить преференции между собой и вставить соответствующие оценки во вторую колонку таблицы. Допустим, что мы превыше всего ценим науку, а потому выставляем ей высочайшую оценку, 9 баллов. В таком случае за интерес к науке аналитическая философия заслуживает оценки 63 балла (9x7 = 63), а континентальная философия всего 36 баллов (9x4 = 36).

Как бы то ни было, любой интересующийся философией человек всегда имеет возможность вычислить свой личный вектор философской приоритетности, который как раз и характеризует его философский статус. В нашем случае этот вектор состоит из двух величин. Сравнение этих величин показывает, какая философская система является предпочтительней для данного человека. Но, и это крайне существенно, менее предпочтительная система не отбрасывается как ненужная, она также используется. То есть, подсчитывая вектор своей философской приоритетности, например, студент объединяет, синтезирует известные ему философские теории. Иначе говоря, он выстраивает соответствующий философский строй. Таким образом, все философские теории оказываются не только объединенными, но и выстроенными в определенный ряд.

Отметим специально, что нет абсолютно никаких сомнений в том, что каждый философ ранжирует свои предпочтения. Приведем на этот счет показательные примеры. В.И. Ленин безудержно восхвалял философию Маркса, чуть-чуть критиковал Энгельса, под конец жизни стал хвалить Гегеля, но донельзя резко критиковал Канта и Беркли. Известный американский философ Р. Рорти отмечает привлекательность для него философии Дьюи, Витгенштейна, Хайдеггера и Деррида, но не Хабермаса. Хабермас крайне резко отзывается о философии Хайдеггера, не без симпатии относится к герменевтике Гадамера, но наиболее привлекательна для него теория справедливости американца Дж. Роулза. Таким образом, у каждого философа есть свои предпочтения и приоритеты. Но, отметим еще раз, крайне существенно, что каждый философ, вырабатывая свою собственную точку зрения, объединяет идеи разнородных теоретических систем, как аналитических, так и континентальных.

Диалог

- Итак, в отличие от положения в других науках в философии все субъективно, относительно. Жаль!

- О чем Вы сокрушаетесь? О том, что сами принимаете решение о своих философских предпочтениях? Вы бы хотели, чтобы Вам предоставили некую непогрешимую теорию со словами: "Эта теория всесильна, потому что она верна!"?

- Я сожалею о том, что в философии нет четких ориентиров.

- Сравним различные науки. В экономике есть классическое, неоклассическое, кейнсианское, институциональное и т.д. направления. Подобно философу экономист решает, чему и в какой степени отдать свои предпочтения. Нечто аналогичное происходит и в физике. Эйнштейн и Бор спорили друг с другом до конца дней своих, но так и не пришли к единому мнению.

- Но они использовали одни и те же формулы!

- А почему не соглашались друг с другом? Не потому ли, что теории не исчерпываются формулами?

- Пусть так, но не случайно же говорят, что сколько философов, - столько и существует мнений ?

- В каждой науке есть свои образцы. В табл. 3.6 выделены имена философов, авторов образцовых теорий.

- Вы меня не совсем правильно поняли. Мне лично нравится философия Ницше. Приду на экзамен и скажу о своих предпочтениях. А преподаватель поставит мне "неуд", потому что ему нравится не Ницше, а Куайн. Что делать ? Ловчить ? Узнать, какая философия нравится преподавателю, и именно ее хвалить?

- Сопоставление теорий предполагает не произвольный выбор, а хорошо аргументированный. Преподаватель, надо полагать, будет оценивать степень Вашей аргументативной силы.

- А если нет ?

- В таком случае возникает вопрос о качестве преподавания философии, а не об ущербности ее самой.

Выводы

1. На первый взгляд философские теории кажутся несоизмеримыми друг с другом, но вопреки этому представлению их сопоставляют на основе некоторых критериев.

2. Сопоставление философских теорий позволяет выстроить их в единый строй, определить, какая из них превосходит другую.

3. Каждый сколько-нибудь сведущий в философии человек, по сути, руководствуется некоторым вектором личной приоритетности.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >