< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

Глава 4. АМЕРИКАНСКАЯ ЭМПИРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Комплексная цель:

знать

o основных представителей американской эмпирической социологии и их работы;

o результаты эмпирических исследований, проводимых американскими учеными;

o значение американской эмпирической социологии для решения практических задач;

уметь

o обосновывать практическую значимость эмпирических социологических исследований для решения социально-экономических проблем;

o сравнивать влияние теоретических установок американских социологов на проводимые ими эмпирические исследования;

владеть

o умением применять полученные знания при организации эмпирических исследований.

4.1. Чикагская школа социологии

Чикагская школа социологии в период с 1915 по 1935 г. занимала доминирующее положение в американской социологии и оказала значительное влияние на все последующее развитие социологии в целом, определив ее эмпирическую направленность. Именно в Чикагском университете были развернуты многоцелевые прикладные исследования, которые ознаменовали возникновение и расцвет американской эмпирической социологии. Это направление ориентировалось на осмысление конкретной жизнедеятельности людей, исходя сугубо практически из американской традиции. С прагматической точки зрения решение практических задач является более важным, чем их теоретическое видение или идеологическое обоснование. При этом критерием истины выступает уровень удовлетворения потребностей, т.е. истинность знания проверяется через его практическое воплощение.

Представители американской эмпирической социологии (особенно в более поздний период ее развития) рассматривают общество как бесконечно многообразный феномен с множеством переменных, не имеющий общесоциологических свойств (общих закономерностей), которые могут быть познаны.

Американская эмпирическая социология явилась своеобразной альтернативой теоретическому обобщению социальной жизни, увлеченному построением абстрактных социологических схем, выводы которых, как показало историческое развитие, нередко расходятся с социальной действительностью. Поэтому статус "большой теории", носящий скорее социально-философский, а не социологический характер, был поставлен под сомнение: "то, что объясняет все, не объясняет ничего конкретно". Постепенно стало происходить снижение масштаба и значимости изучаемых проблем по сравнению с классическим периодом. Среди значительной части социологов все более крепло убеждение, что конкретные ситуации можно разрешить частным путем без опоры на широкие теоретические основания. А социологические исследования стали ориентироваться на решение конкретных социальных проблем в повседневной ситуации. Борьба против метафизичности и спекулятивности в социологии возвращала ее к продолжению традиции, заложенной еще О. Контом, - отразить потребность, точно фиксировать то, что есть, что дано в социальной действительности и, опираясь на факты, раскрыть "естественные законы". Причем в "новом возвращении" к традициям позитивизма речь шла не об установлении общесоциологических законов, так как они не имеют смысла по той причине, что не подлежат эмпирической проверке и, следовательно, сложность или истинность их нельзя установить. Акцепт делался, прежде всего, на установлении эмпирического закона для данного случая, который может быть зафиксирован в наблюдениях и подлежит эмпирической проверке.

Касаясь предпосылок формирования новой эмпирической тенденции в социологии, нельзя не отметить и того, что не существовало общепризнанных и отработанных методик исследования, что затрудняло обобщение социальной информации в единую теорию. К тому же многие социологические понятия употреблялись различными авторами неоднозначно, что порождало неопределенность понятийного аппарата.

Эмпиризм и прагматизм формировали целевую установку нового направления в социологии, связанного с изучением того, что реально происходит в обществе. Значительное внимание было сосредоточено на отработке социологического инструментария по сбору, методам выборки, обработки и анализа социологических данных, обеспечивающих репрезентативность, валидность и релевантность выводов и рекомендаций социологических исследований. Вопрос о "чистоте" полученных результатов приобрел в эмпирической социологии решающее значение, обусловив "методический взрыв".

Именно перевод центра тяжести социологизирования с области "чистой теории" в область методики, техники и процедур социологического исследования сделал анализ проблемы методики в качестве самостоятельной дисциплины, ориентировав ее на естественнонаучные эквиваленты. Такой подход способствовал занятию американской эмпирической социологией на длительное время ведущего положения в структуре социального познания.

Чикагская школа формировалась на базе первого в мире факультета, возглавляемого А. Смоллом. Помимо основателей американской социологии: Л. Уорда, У. Самнера, Ф. Гиддингса, Э. Росса, Ч. Кули, значительное влияние на методологическую ориентацию Чикагской школы, направленную на практицизм, оказала философия прагматизма Дж. Дьюи и Ч. Пирса.

Рассматривая проблему прагматизма в социологии, можно сказать, что он предложил философскую, социологическую и педагогическую модель успешного действия человека в конкретных исторических условиях, вынужденного приспосабливаться к ним и при этом находить выход из проблемных ситуаций, неизбежно возникающих на жизненном пути. Говоря о формировании теоретико-методологических установок Чикагской школы социологии, следует не забывать о ее связи с протестантской социально-философской традицией и том влиянии, которое оказало на эту школу европейская социология.

Отличительными чертами Чикагской школы является органическое соединение эмпирических исследований с теоретическими обобщениями; выдвижение гипотез в рамках единой организованной и направленной на конкретные и практические цели программы. Вместе с тем философско-гносеологические ориентации социологов, проводивших первые конкретно-социологические исследования, были различными. Но главное состояло в том, что все они сходились в стремлении основывать свои выводы на эмпирическом материале.

Первой вехой, обозначившей рождение новой тенденции, были вышедшие вскоре после Первой мировой войны две работы: Ф. Знанецкого и У. Томаса "Польский крестьянин в Европе и Америке" (1918-1921) и Р. Парка и Э. Берджесса "Введение в науку социологии" (1921). Эти работы и их авторы определили лидерство Чикагской школы в области социологии. Работа "Польский крестьянин в Европе и Америке" - первое социологическое исследование столь крупного масштаба, в котором представлено огромное количество используемых и полученных данных. Эта книга способствовала росту подготовки социологов, а также исследований, связанных с изучением отдельных, узких проблем социальной жизни. Работа "Введение в науку социологии", которую называли "учебником, пользовавшимся наибольшим влиянием в истории американской социологии", способствовала унификации понятийного аппарата и строгости самого социологического мышления. Она узаконила многие социологические понятия, такие как "социальное взаимодействие", "коммуникация", "социальный процесс", "конкуренция", "конфликт", "ассимиляция", "приспособление", "групповое поведение". Кроме того, она дала толчок к широкой дифференциации и проведению различного рода эмпирических исследований. После этих работ последовал период значительного развития социологической теории: стали разрабатываться концепции развития общества, его структуры, социальной интеграции.

Чикагская школа оказывала сильное влияние на развитие американской социологии на протяжении 1830-1940-х гг. Однако постепенно стратегическая инициатива переходит к Гарвардскому и Колумбийскому университетам. Основными причинами упадка Чикагской школы были: уход в 1934 г. ее основного лидера Р. Парка; отсутствие равнозначных Р. Парку и Э. Берджессу социологов; обострение разногласий по поводу методов исследования; появление проблем социально-экономического развития страны, требовавших новых методов исследования.

Последним в ряду знаменитых чикагцев был Джордж Мид (1863-1931) - философ, социолог, социальный психолог. Особенность социологического подхода Дж. Мида состояла в том, что он стремился понять внутренний механизм человеческого поведения. Его работа "Разум, самость и общество: с точки зрения социального бихевиориста" (1934) была направлена на выявление механизма единства человеческой индивидуальности (самости) и общества, характера их взаимовлияния и взаимозависимости. Новизна цели требовала для своей реализации разработки новой, оригинальной методологии. Но предложенная Дж. Мидом методология оказалась "преждевременной" для начала 1930-х гг. Социологическое сообщество не было готово к ее восприятию; еще не сложилась потребность в изучении влияний внутреннего мира личности на ход социального процесса. Социологи того времени концентрировали свое внимание на механизмах адаптации индивида к требованиям и нормам, которые господствовали в социальной системе.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >