< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

ГЛАВА 1. Африка южнее Сахары после деколонизации

Освобождение от колониальной зависимости на рубеже 1960-х гг. довольно заметно отставших народов, а то и полупервобытных общностей Тропической Африки было завершающим и наиболее мощным по звучанию аккордом деколонизации. Около полусотни больших и малых независимых и в подавляющем большинстве прежде не существовавших государств возникло на развалинах колониальных империй Англии и Франции. Частично это коснулось Голландии, Португалии и некоторых других небольших колониальных стран Европы. Главным общим признаком всех заново возникших африканских государств оказался их политический инфантилизм. Возникнув на базе вчерашних колониальных территорий, будучи воспитаны колониальной администрацией и соответствующими нормами метрополий, все они, обретя независимость, не имели собственного политического опыта, если не считать за таковой реминисценции, связанные с существованием протогосударственных образований, да и то не везде, преимущественно на западном побережье.

Оказавшись в столь незавидном состоянии, новые африканские государства стали быстро самоопределяться. Но на какой основе? Естественной традиционной основой были племенные связи, общинно-клановые традиционные формы самоуправления, принципы социально-корпоративных и патронажно-клиентных взаимоотношений. Все это сыграло свою роль в процессе становления здесь государственности. Но, стоит заметить, роль эта была скорее негативной, нежели позитивной, ибо апелляция к традиции не столько сплачивала жителей нового государства, сколько разъединяла их по племенному, клановому либо земляческому признаку. Нужна была весомая альтернатива традиционной основе, и она была выработана десятилетиями усилий колониальной администрации, немало сделавшей для того, чтобы воспитать в колониях будущую правящую элиту, политически ориентированную на нормы и принципы соответствующей метрополии. Речь идет прежде всего о фундаменте из норм и принципов буржуазной парламентарной демократии, гражданского общества и правового государства, а также о прочно опирающихся на этот фундамент - именно так, а не как-либо иначе, - рыночно-частнособственнических отношениях и соответствующей им экономике со свойственной ей модернизацией, преимущественно в виде вестернизации.

Разумеется, частично кое-что из этого непременного набора принципиальных основ, позволяющих рассчитывать на успешное развитие, уже было практически в каждом из новых государств. Однако то, что имелось во вчерашних колониях Тропической Африки, никак нельзя считать не только достаточным, но и вообще сколько-нибудь основательным для упомянутого развития. Кроме того, во многих случаях европейцев после деколонизации начинали под теми либо иными предлогами вытеснять из стран, в которых они давно уже жили и которым приносили немалую пользу (даже если не считать, что на них в основном все и держалось). Поэтому не приходится напоминать, что все в этом роде новым властям следовало создавать заново, как заново создавались и сами государства.

Между тем проблем, которые встали перед новыми государствами, было множество, начиная с их границ, которые в силу необходимости определялись не этническими или природными факторами, но исключительно случайностью колониального захвата. Понятно, что при этом разные родственные племенные группы оказывались в различных государствах, а неродственные и даже враждующие между собой нередко жребием судьбы соединялись в одном. И хотя племенная и доплеменная мозаика из великого множества мелких и чуть более крупных социоэтнических общностей всегда была заведомой нормой (одних только разных языков в Африке специалисты насчитывают тысячи), логично, что вплоть до сегодняшнего дня это порождает массу проблем. Порой даже ведет к кровавым межплеменным столкновениям, раздирающим многие молодые государства Африки.

Справедливости ради важно заметить, что здесь не было произвола коварных колонизаторов, хитроумно следовавших классическому принципу "разделяй и властвуй". Отнюдь. Просто никакого другого варианта формирования государств в деколонизующейся Тропической Африке 1960-х гг. не было. Раздел Африки между державами породил современные границы ее государств, соответствующие вчерашним колониальным территориям. Колониальная администрация в рамках каждой из этих территорий, как упоминалось, немало делала для того, чтобы приобщить племенную знать к ценностям, которые предпочитались в Европе. Образованные африканцы, выпускники Кембриджа, Оксфорда и Сорбонны, постепенно, поколение за поколением, обретали некоторое уважение ко всем этим ценностям, что и неудивительно. Ведь противостоять им могли лишь традиционные нормы африканской жизни, для создания устойчивой политической структуры, как правило, не приспособленные.

Однако это не значит, что образованная элита пренебрегала традицией. Напротив, она уважала ее и опиралась на нее. Собственно, именно эта опора и была той основой, опираясь на которую они могли уверенно настаивать на деколонизации и приобретении колонией политической самостоятельности в 1960-е гг., когда от лозунга "Независимость при жизни настоящего поколения!" африканцы перешли к более радикальному лозунгу "Независимость немедленно!" и добились своего. Однако, добившись цели, правящие образованные верхи новых африканских стран в поисках модели для оптимальной политической структуры возникавших государств обратились вначале к хорошо знакомой им метрополии. Это было логично, особенно если учесть, что и господствующий язык, и система администрации в той или иной колонии соответствовали тем, что доминировали в метрополии. Но это было лишь первым шагом. Далее неизбежно следовал выбор пути, который кое-где приводил к смене приоритетных ориентаций. Однако вне зависимости от того, какая ориентация была избрана, как и когда этот выбор менялся, если он вообще менялся, каждая из молодых стран Африки прошла свой нелегкий и в какой-то мере общий для всех них путь становления государственности.

Собственно, именно это и есть вся их история, чуть превышающая полвека (имеется в виду история современных государств Африки в нынешних их границах). Как эта история выглядит, пусть даже в самом кратком изложении? Обратимся к ней.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >