< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

7.4. Аффект, его уголовно-правовое значение

Понятие аффекта, его уголовно-правовое значение. Аффект - это одно из тех уголовно-релевантных эмоциональных состояний, к которому давно обращено внимание юристов, судебных психологов, психиатров. В УК понятие аффекта введено законодателем в статьи, предусматривающие уголовную ответственность за совершение убийства, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего "в состоянии аффекта" (ч. 1 и 2 ст. 107, ст. 113).

Аффект - это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, который может дать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. Данное определение аффекта принадлежит С. Л. Рубинштейну. По его мнению, именно аффекты "по преимуществу связаны с шоками - потрясениями, выражающимися в дезорганизации деятельности".

Это определение в настоящее время общепризнано, в разной редакции оно цитируется многими известными авторами, интерпретируется в различных методических пособиях, комментариях для практикующих психологов и юристов.

Аффективную форму могут приобретать различные сильные эмоциональные переживания: страх, гнев, ужас, отчаяние, радость и т.д. Несмотря на необычную форму выражения, такой аффект считается нормальным психическим явлением, и его не следует путать с патологическим аффектом из области психиатрии. Чтобы избежать смешения этих несколько схожих по своим внешним признакам эмоциональных состояний, в юридической психологии к термину "аффект" добавляют определение "физиологический", подчеркивая тем самым, что его основу составляют естественные психофизиологические, нейродинамические процессы. Вместе с тем специалисты обращают внимание на некоторую условность данного термина. "...Понятие "физиологический аффект" (по существу тождественное психологическому понятию "аффект") возникло и укрепилось в литературе и экспертной практике в связи с терминологической необходимостью отграничения аффекта как нормального психического состояния от патологического".

Таким образом, физиологический аффект, или просто аффект, каким он рассматривается в психологии, в качестве психологического понятия представляет собой целостное психическое явление, своеобразный симптомокомплекс вегетосоматических, эмоциональных, поведенческих признаков, дополняемых субъективными переживаниями, ощущениями, частичным изменением сознания. Совокупность всех этих объективных (внешне наблюдаемых) признаков и субъективно переживаемых ощущений позволяет психологам диагностировать физиологический аффект с достаточной надежностью и отличать его от симулятивного, установочного поведения. Знание диагностических признаков аффекта помогает следователю (суду) проводить допрос свидетелей, потерпевших, самого обвиняемого (подсудимого), собирать необходимую информацию для ее оценки на предмет установления с помощью судебно-психологической либо комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы наличия физиологического аффекта с последующей квалификацией правоохранительными органами содеянного виновным по ч. 1, 2 ст. 107 УК (убийство, совершенное в состоянии аффекта) или по ст. 113 УК (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта).

Как видно из текста указанных статей, в них наряду с введением в новый УК аффекта - понятия из области психологии, к сожалению, оставлено и прежнее (из УК РСФСР) уголовно-правовое понятие аффекта как "внезапно возникшего сильного душевного волнения", которое употребляется в одном ряду с аффектом, на основании чего можно сделать вывод о том, что данные понятия - синонимы, хотя это может быть далеко не так.

Вместо критического восприятия допущенной неточности в использовании психологического понятия аффекта при конструировании уголовно-правовой нормы некоторыми авторами вводится в научный оборот новое так называемое "экспертное понятие аффекта" с включением в пего "всех эмоциональных реакций и состояний", которые существенно "ограничивают способность обвиняемого при совершении преступления в полной мере осознавать характер и значение своих действий и осуществлять их произвольный волевой контроль". В такого рода "эмоциональные реакции и состояния" предлагается включать, в частности, "эмоциональное возбуждение", "эмоциональное напряжение", "выраженное эмоциональное напряжение", оказывающие существенное влияние на сознание и поведение'. Данная позиция, по существу, расширительного толкования понятия аффекта представляется далеко не бесспорной1. Юристам хорошо известно, к чему на практике может приводить расширительный подход к любым понятиям и терминам, заимствованным из других наук, введенным в правовые нормы.

Дело в том, что при расследовании таких особо опасных преступлений, как убийство, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 105-107, 111 - 113 УК), при проведении судебно-психологической экспертизы недостаточно квалифицированному или, мягко говоря, не совсем добросовестному эксперту-психологу (под давлением или по просьбе заинтересованных лиц) не составит особого труда дать заключение о наличии у подсудимого в момент совершения им, к примеру, убийства, "выраженного эмоционального возбуждения" или "эмоционального напряжения", которые, опять же со слов подэкспертного лица, "существенно повлияли на его сознание и поведение", и признать его состояние в момент совершения убийства (через признание "внезапно возникшего сильного душевного волнения") аффектом со всеми вытекающим из этого уголовно-правовыми последствиями. Бесспорно, такое заключение составить значительно легче по сравнению с заключением об отсутствии или о наличии аффекта с его четко обозначенными психодиагностическими признаками, которые либо присутствуют, либо их попросту нет.

В свою очередь, суд, получив такое заключение экспертизы об "эмоциональном возбуждении" или о "выражен

Рис. 7.8. Попытайтесь определить, в каком психическом состоянии находится персонаж справа: в состоянии выраженного эмоционального напряжения? возбуждения? аффекта? "внезапно возникшего сильного душевного волнения"? Или это обычная распущенность начальника?.. (рисунок X. Бидструпа)

ном эмоциональном напряжении" у подсудимого в момент совершения, к примеру, умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, получит необоснованно широкую возможность квалифицировать его содеянным в состоянии "внезапно возникшего сильного душевного волнения" и определить наказание виновному по ст. 107 или 113 УК даже при отсутствии аффекта.

Критерии оценки аффекта. Итак, для всестороннего, объективного рассмотрения вопроса о том, находился ли обвиняемый (подсудимый) при совершении преступления в состоянии аффекта, необходимо исследовать: во-первых, характер ситуации, в которой произошло преступление; во-вторых, личностные особенности субъекта, совершившего противоправные действия, в том числе его психофизическое состояние накануне, в момент и после совершения преступления; в-третьих, диагностические признаки (критерии оценки) аффекта, психодинамические особенности действий, поведения обвиняемого во время (после) совершения преступления. Рассмотрим указанные факторы подробнее.

1. Ситуация совершения преступления (аффектогенная ситуация). Общепризнано, что физиологический аффект в сфере действия норм уголовного права в качестве уголовно-релевантного понятия признается только в том случае, если он возникает в реальной психотравмирующей ситуации, характеризующейся неожиданностью, субъективной внезапностью возникновения; остроконфликтным характером отношений, насыщенных тяжкими оскорблениями, различными противоправными, насильственными, аморальными формами поведения, посягающими на жизнь, здоровье, достоинство личности человека, его самооценку, на потребность в уважении и социальном признании. В этих условиях оценка аффектантом ситуации во многом бывает обусловлена высокой личностной значимостью для него психотравмирующего воздействия на его фрустрируемые потребности; субъективно значимым смыслом происходящего в его жизни события; субъективным смысловым восприятием им психотравмирующей ситуации, в которой он неожиданно оказался, в качестве безвыходной1.

Нужно помнить, что "аффект является не привычным, а исключительным, "аварийным" способом реагирования личности на фрустрирующие, стрессовые обстоятельства". Именно поэтому он часто возникает на фоне доминирующего в психике человека состояния фрустрации, которое нередко является предвестником, своеобразным фоном аффекта.

Конфликтность аффектогенной ситуации вызывается не только вовлеченными в нее лицами, но и внутриличностными противоречиями, переживаемыми аффектантом при столкновении в его мотивационной сфере разнонаправленных мотивов и побуждений. В подобной конфликтной ситуации субъект подсознательно начинает испытывать неодолимую потребность - в условиях острого (для него) дефицита времени - избавиться от эмоционально насыщенных негативных переживаний конфликтного характера. И тут же, подсознательно мотивируемый этой потребностью, безо всякой предварительной подготовки, буквально бросается действовать, не находя (и даже не пытаясь найти) адекватных способов реагирования. Все это придает возникшей ситуации острый, быстротечный, напряженный, экстраординарный характер, провоцирующий высвобождение у субъекта из-под контроля сознания импульсивных действий без их должной интеллектуальной проработки, какого-либо прогноза относительно дальнейшего развития событий. Такое противоречие между сильной потребностью действовать и неспособностью быстро найти наиболее подходящий способ реагирования, субъективное восприятие ситуации как безвыходной служит одной из причин возникновения аффекта (М. М. Коченов, О. Д. Ситковская).

В ходе расследования преступлений могут встретиться и несколько иные ситуации, когда аффект возникает не сразу, как реакция на одноразовое психотравмирующее воздействие, а после их многократных повторений (рис. 7.9).

Рис. 7.9. Последовательность развития семейного конфликта с признаками аффекта (рисунок X. Бидструпа)

Кажется, разбитая тарелка явилась "последней каплей" в череде конфликтов между супругами по поводу курения мужа. Стадия кульминации в возникшей ситуации не заставила себя ждать...

"Именно повторение ситуаций ведет к накоплению, кумуляции переживаний, которые могут в дальнейшем вызвать аффективный взрыв. Весьма показательно, что последнее по времени действие потерпевшего может быть и не столь резким и оскорбительным... но оно-то и вызывает аффект, являясь "последней каплей", тем пусковым сигналом, который приводит к аффективной вспышке".

С принятием УК РФ проблема квалификации убийства (причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью), совершенного вследствие накопления эмоциональной напряженности в условиях воздействия длительной психотравмирующей ситуации, получила окончательное разрешение, поскольку в новый уголовный закон введен дополнительный квалифицирующий признак (которого не было в ст. 104 и 110 У К РСФСР), а именно: "длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего" (ст. 107, 113 УК). Именно такая пролонгированная ситуация, периодически вызывающая у виновного всплески разной степени эмоционального напряжения, приводит к накоплению (аккумуляции) аффективно окрашенных переживаний и в конечном итоге разрешается так называемым "кумулятивным аффектом" (отчего он, разумеется, не стал каким-то новым, ранее неизвестным видом физиологического аффекта).

2. Личностные особенности субъекта, совершившего преступление в состоянии аффекта. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 ст. 73 УК), в том числе личностные, индивидуально-психологические особенности аффектанта, влияющие на формирование у него "личностной предрасположенности к возникновению аффективного взрыва в конфликтной ситуации", входят в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. К такого рода особенностям личности относятся: значительное преобладание в психике процессов возбуждения над процессами торможения, эмоциональная неустойчивость, повышенные чувствительность (сенситивность) к эмоциогенным раздражителям, ранимость, обидчивость, избыточная сосредоточенность па психотравмирующих фактах, завышенная и вместе с тем неустойчивая самооценка, некоторые виды акцентуации характера. На появление аффекта также влияют возрастные особенности субъекта, его временные функциональные психофизиологические состояния, нарушающие устойчивость психики к воздействию аффектогенной ситуации (усталость, бессонница, посттравматические стрессовые расстройства психики, состояние фрустрации и т.п.). У разных людей с учетом их характерологических особенностей, того или иного физического состояния "порог" аффективного реагирования различен, и это, безусловно, нельзя не оценивать при диагностике аффекта.

Установление аффекта у лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения.

Не менее сложным в практическом отношении является процесс установления аффекта у лиц, совершающих правонарушения насильственного характера с признаками аффективного возбуждения в состоянии простого алкогольного опьянения. Наибольшую трудность с уголовно-правовой точки зрения представляет оценка поведения обвиняемого, находившегося в легкой степени алкогольного опьянения, так как в случаях, когда имела место средняя или тяжелая форма алкогольной интоксикации, вопрос о физиологическом аффекте, как правило, не ставится. В подобных случаях сознание, интеллект, эмоционально-волевая севера, психические познавательные, мотивационные процессы субъекта настолько искажаются под воздействием алкоголя, что практически лишают его возможности адекватно воспринимать и оценивать смысловое содержание обстановки, принимать на должном интеллектуальном уровне решения, выбирать адекватные варианты поведения.

Несколько иначе обстоит дело с оценкой ситуации, в которой субъект, подвергшийся насилию, издевательствам или тяжким оскорблениям либо иным противоправным или аморальным действиям со стороны потерпевшего, совершил ответные насильственные действия, будучи в легкой степени опьянения. Безусловно, под влиянием легкой степени алкогольного опьянения у человека происходят некоторые изменения в эмоциональной регуляции поведения, приводящие к более упрощенному восприятию происходящих событий, переоценке своего поведения, причин и существа допускаемых ошибок; к неадекватно завышенной самооценке, снижению самоконтроля; к генерализации агрессивного смысла ситуации с переоценкой ее как более опасной, более конфликтной, с предпочтением внешнеобвиняющих форм реагирования. Однако эти изменения не столь значительны, чтобы можно было категорически говорить о полной деформации мыслительных процессов, значительно искаженном смысловом восприятии действительности под действием малых доз алкоголя, соответствующих легкой степени опьянения. Такой более гибкий подход позволил выделить из класса аффективных состояний аффекты, развивающиеся на фоне простого алкогольного опьянения легкой степени, и ввести отличное от патологического и более близкое к классическому варианту физиологического аффекта понятие аномального физиологического аффекта, или, проще говоря, "аффекта на почве простого алкогольного опьянения".

Здесь уместно сослаться на мнение известных специалистов-психологов, всесторонне исследовавших данную проблему. По их мнению, "одна лишь констатация употребления обвиняемым алкогольных напитков в период времени, предшествующий правонарушению, без учета временного промежутка между употреблением алкоголя и совершением правонарушения, а также без учета данных о наличии или отсутствии физических признаков опьянения, изменениях поведения, эмоционального состояния, связанных с употреблением алкоголя, без анализа сложившейся конфликтной ситуации и повода, вызвавшего эмоциональное возбуждение, а также без исследования характера и особенностей течения самой аффективной реакции, является недостаточным для безоговорочного суждения об отсутствии физиологического аффекта. Наличие данных об употреблении обвиняемым алкогольных напитков в период, предшествующий аффективному деликту, не снимает с экспертов обязанности тщательного анализа всех обстоятельств дела в каждом конкретном случае для заключения о наличии или отсутствии аффекта". Такой подход к оценке аффекта, возникшего на фоне простого алкогольного опьянения в легкой степени, в настоящее время ни у кого не вызывает принципиальных возражений и закреплен в пособиях, изданных ГНЦ ССП им. В. П. Сербского.

Установление аффекта у лиц с психическими аномалиями.

Также требуют к себе внимания на предмет установления аффекта и лица, совершающие преступления против жизни и здоровья, при наличии у них признаков психопатизации, невротизации, пограничных психических состояний и аномалий характера, т.е. лица с психическими аномалиями, психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (И. А. Кудрявцев, Ф. С. Сафуанов). Во время аффекта у таких лиц способность осознавать, рефлексировать свои действия, отдавать себе в них отчет и произвольно их регулировать, "руководить" ими снижается в значительно большей мере, чем у психически уравновешенных людей, хотя и не утрачивается полностью. Как писал В. П. Сербский, характерной чертой является то, что аффекты у лиц психопатического круга возникают легко и по своей силе далеко не соответствуют вызвавшей их причине. Аффективная раздражительность с элементами самовзвинчивания у них нередко достигает такой степени, что даже ничтожное противоречие может вызывать бурную вспышку гнева4. При этом, как подчеркивают Т. Б. Дмитриева, А. А. Ткаченко, эмоциональные реакции у таких лиц, соответствующие их привычному личностному типу реагирования, сопровождаются менее глубоким сужением сознания, "существенно меньшими нарушениями познавательных процессов, невыраженностью астении после эмоционального взрыва". Все это позволяет оценивать поведение этих лиц как вариант "легкого психопатического эмоционального реагирования, обычно лишенного качества внезапности" и принимать решения в соответствии с ч. 1 ст. 22 УК.

3. Диагностические признаки (критерии оценки) аффекта, психодинамические особенности действий, поведения обвиняемого во время (после) совершения преступления. Здесь необходимо проанализировать несколько аспектов2:

а) трехфазность развития аффекта (рис. 7.10). В развитии аффекта выделяют: 1) фазу нарастания эмоционального напряжения (ЭН); 2) фазу кульминации, взрыва; 3) фазу спада, истощения эмоциональной напряженности, психомоторной заторможенности. Без какой-либо из указанных фаз не может быть и самого аффекта как единого, целостного эмоционального состояния психики.

Нарастание эмоционального напряжения - это первая (подготовительная) фаза. Разворачивание данной стадии определяется временем развития конфликтных отношений: от психотравмирующих действий до аффективного взрыва. Несмотря на возрастание эмоциональной напряженности, первые признаки эмоциональной расторможенности, неврастенической симптоматики проявляются далеко не всегда. Вначале могут появляться всего лишь ощущения безысходности, отсутствия выхода из сложившейся ситуации. Затем происходит быстрый переход к следующей второй стадии.

Кульминация, или эмоциональный взрыв, - вторая фаза развития аффекта. Переход к ней происходит внезапно. Фактор внезапности в качестве обязательного признака аффективного взрыва должен оцениваться с учетом индивидуально-психологических особенностей личности субъекта. В подобных случаях речь идет не об абстрактной, а о субъективной внезапности возникновения аффекта у конкретного человека с учетом его индивидуально-психологических особенностей.

Рис. 7.10. Динамика развития аффекта

Данная стадия самая кратковременная. Это собственно сам аффективный взрыв в виде резких, неупорядоченных, повторяющихся, стереотипизированных действий агрессивного характера с чисто внешними признаками особой жестокости, сопровождающихся нанесением потерпевшему большого количества стереотипно локализованных повреждений на общем фоне нарушений произвольной регуляции поведения аффектанта с отсутствием прогноза последствий своих действий.

Спад эмоционального напряжения с истощением аффективного возбуждения - это третья, заключительная фаза развития аффекта. На данной стадии происходит резкий переход от аффективного возбуждения к заторможенности, спаду физической активности. Ввиду значительной затраты внутренних энергетических ресурсов организма активные формы поведения резко сменяются пассивными. Человек, переживший аффект, ощущает оглушенность, усталость, испытывает апатию, растерянность. Кто поведение становится заторможенным, что внешне проявляется в замедленном реагировании на обращения к нему окружающих, выраженной физической и психической астении, подавленности, невозможности совершения продуманных действий, в том числе даже по сокрытию следов преступления.

Нередко человек, совершивший убийство, причинивший телесные повреждения в состоянии аффекта, искренне сожалеет о случившемся, стремится оказать помощь своей жертве, причем эта помощь нередко носит сумбурный, неадекватный содеянному характер;

б) специфические изменения, нарушения сознания (особенно в стадии кульминации), сужение его поля, концентрация на аффективно окрашенных переживаниях также являются обязательным признаком аффекта. Вследствие этого субъектом осознаются лишь ближайшие цели, спонтанно, импульсивно принимаются неадекватные возникшей ситуации решения в ущерб собственным интересам и жизненным планам, без учета возможных для себя последствий. Причем "нарушение сознания достигает столь глубокой степени, что у субъекта практически утрачивается способность к адекватному отражению и целостному осмыслению происходящего, полностью нарушается произвольность и опосредованность поведения, блокируется способность к интеллектуально-волевому самоконтролю и саморегуляции".

Вследствие этих изменений сознания поведение аффектанта "приобретает черты неадекватности, ситуативности, негибкости"; искажается смысловое восприятия ситуации, полноценное осознание им своих действий и их последствий, их произвольная регуляция; снижается ориентировка в окружающей обстановке, восприятие ее носит фрагментарный характер; внимание сосредоточивается на каких-то вырванных из обстановки случайных деталях, обрывках фраз лиц, вовлеченных в происходящее событие; сознание заполняется эмоционально насыщенными представлениями, "переживаниями гнева, обиды, оскорбленного достоинства, глубокого недовольства" (И. А. Кудрявцев). В действиях субъекта, его

поведении в этот момент ввиду расстройства мыслительной деятельности нарушается ее произвольность, опосредованность, "блокируется способность к интеллектуально-волевому самоконтролю и саморегуляции", утрачивается мотивосообразность и целесообразность. Описанным изменениям сознания сопутствуют частичная амнезия криминального события, каких-то связанных с ним обстоятельств; фрагментарность восприятия.

Таким образом, качественные различия состояния сознания субъекта как одного из обязательных признаков аффекта являются важнейшим основанием для разграничения физиологического и патологического аффекта. При физиологическом аффекте наступает частичное сужение, а при патологическом аффекте - глубокое помрачение сознания по типу сумеречного, сопровождаемое психосенсорными расстройствами, иллюзорными восприятиями, полной амнезией, бредовыми переживаниями, явлениями оглушенности и т.п. (О. Д. Ситковская и др.);

в) психодинамические особенности поведения, совершения насильственных действий в состоянии аффекта. Поскольку регулятивные функции сознания субъекта в состоянии аффекта, особенно в стадии кульминации, подвергаются деструктивным изменениям, данное обстоятельство приводит к нарушениям поведения, мотивации, которая приобретает ситуационный характер, что, в свою очередь, проявляется в расстройстве способности человека адекватно реагировать на происходящее, прогнозировать последующее развитие событий (рис. 7.11). Двигательное возбуждение, беспорядочные хаотичные и вместе с тем стереотипизированные, импульсивные действия, нередко превосходящие по силе обычные физические возможности человека, переходящие в так называемые привычные двигательные автоматизмы в стадии кульминации, уже не контролируются его сознанием в полной мере1.

Рис. 7.11. Кажется, действия аффектанта перешли в стадию кульминации. Хочется верить этому без экспериментальной проверки (рисунок X. Бидструпа)

В этот момент в стадии кульминации нарушаются произвольная регуляция деятельности, опосредованность совершения действий, контроль над ними, снижается способность субъекта прогнозировать их последствия. Более того, как ни парадоксально, но сами агрессивные действия человека в стадии кульминации аффекта не соответствуют ценностно-смысловой направленности его личности, типичным для него способам реагирования. Вот почему во избежание аффективного взрыва его легче не допустить еще на стадии нарастания эмоционального напряжения, чем осуществлять волевой самоконтроль в стадии кульминации (С. Л. Рубинштейн).

Заметить психодинамические особенности поведения, признаки нарушенной произвольной регуляции деятельности субъекта, находившегося при совершении преступления против жизни и здоровья в необычном состоянии сильного эмоционального возбуждения, весьма важно, особенно в уголовном судопроизводстве, при рассмотрении дел, когда возникают сомнения относительно того, не было ли совершено преступление с особой жестокостью (п. "д" ч. 2 ст. 105; п. "б" ч. 2 ст. 111; п. "в" ч. 2 ст. 112 УК), при оценке ситуации необходимой обороны, когда оборонявшийся мог находиться в состоянии аффекта, из-за которого "не имел возможности точно оценить обстановку и выяснить, окончено ли посягательство";

г) признаки аффективного состояния, проявляемые во внешнем облике обвиняемого, в его речи, ощущениях. Об этих признаках обычно сообщают свидетели, потерпевшие, наблюдавшие за поведением лица, совершившего преступление, поэтому профессионально грамотный, обстоятельный допрос таких лиц имеет исключительно важное значение в процессе доказывания субъективной стороны преступления, совершенного в состоянии аффекта. В частности, выясняется, на какие признаки расстройства вегетативной нервной системы они обратили внимание (изменение цвета кожных покровов лица, аффективно окрашенная мимика, прерывистая речь с нарушенной артикуляцией, измененным тембром голоса, замедленным темпом произнесения слов в стадии спада эмоционального напряжения и т.п.). Также детально допрашивается сам обвиняемый о своих ощущениях, состоянии до, во время и после совершения преступления.

Диагностика аффекта.

Основными методами, которыми пользуются при установлении аффекта специалисты-психологи, являются:

- психологический анализ ситуации, в которой совершено преступление, по материалам уголовного дела;

- изучение анамнестических сведений о лице, совершившем противоправное деяние;

- беседа с обвиняемым, его близкими, родными о том, в каких условиях он рос, жил, воспитывался;

- психологическое тестирование испытуемого с применением различных психодиагностических тестовых методик, выявляющих индивидуально-психологические особенности его личности, самооценку, уровень нервно-психической, эмоционально-волевой устойчивости, фрустрационной толерантности, импульсивности, тревожности, чувствительности к эмоциогенным раздражителям, различные виды расстройства поведения, личности. К тестам, положительно зарекомендовавшим себя в этих целях, можно отнести: ММР1 (СМИЛ, ММИЛ), 16-ФЛО Р. Б. Кеттелла, фрустрационный тест С. Розенцвейга, тест незаконченных предложений и некоторые другие, в том числе проективные психодиагностические методики;

- ретроспективный анализ поведения испытуемого в криминальной ситуации с использованием результатов его психологического тестирования, анамнестических сведений, информации о происшедшем событии по материалам уголовного дела.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >